You are here

ИЗ ИСТОРИИ МОЕЙ СЕМЬИ БАРАНОВЫХ

Изображение пользователя антонида.

ТЕПЛО СЕРДЕЧНЫХ ВСТРЕЧ
Недавно, открыв учебник географии младшего сына, прочла о том, что древние греки, добравшись до гор, разделяющих Азию и Европу, назвали их Рифейскими. И правда, словно риф или огромный зазубренный шов, но скорее всего пояс( Каменный Пояс) спаял в единый материк две эти большие территории. Существует в исторических хрониках еще одно удивительное название моей малой родины. «Мургар»- так нарекли Урал арабы.
Про географию вспомнилось не случайно. Этот любимый в нашей семье предмет имеет самое прямое отношение к цели нашей поездки к отрогам Южного Урала. Все шестеро детей семьи Барановых приглашены на 70-летие Нижне-Акбердинской школы, а еще на первую годовщину ее новоселья и встречу выпускников. Сразу три праздника, три события, и все мы с нетерпением ждем и торопим минуты свидания.
Возвращение
Заготовлен поздравительный адрес, куплен подарок, какие-то приветственные слова роятся в голове, пока наши автомобили кружат по горным дорогам, то взбираясь, то спускаясь по гремящей под колесами щебенке. И вдруг щемяще- страдающий голос певца из магнитофона, словно специально заказанный для этого момента, повествует о возвращении блудного сына домой. И слова, и мелодия вышибают из глаз кипучие слезы, и мы, не скрывая друг от друга нахлынувшие чувства, ревем в голос. Эти очищающие рыдания спускают нас с небес на землю, и мы оказываемся у подножия горы Ирыклы.
Завидев здание школы в розовато-голубом сиянии, мы утишаем голоса, стараясь скрыть волнение и дрожь в коленях. Сын решительно берется за видеокамеру и солидным голосом спрашивает: « Всех и все снимать? Особенно как вы со своими любимыми одноклассниками обниматься будете?» - и многозначительно подмигивает отцу.
На высоком крыльце нас уже ждут с журналом записей гостей. Мы - в первой десятке и сразу… столько ! Нас радушно приглашают войти внутрь, пройтись по классам, с еще невыветревшемся запахом краски. И мы шагаем по коридорам, стараясь угадать свою прежнюю школу-старушку», с дощатыми потолками и такими же полами, поскрипывающими даже тогда, когда по ним никто не ходил. А как дымили и чадили голландки, когда по утрам уборщица Настя закладывала в них слишком много сырых дров. И окна были совсем другие, по сравнению с избяными нам они тогда казались огромными, с сияющими радугой стеклами, за которыми шумел школьный сад, возделываемый нашими руками.
Мы уловили-таки знакомое и родное: свежий запах побелки, чисто промытых половиц, и нам вдруг пригрезились голоса первой нашей учительницы Александры Семеновны Лукьяновой, ее коллеги Александра Павловича Артемова, математика Николая Тимофеевича Барсукова. А там, на плацу, кто раскомандовался? Да это же наш незаменимый и строгий физрук, в прошлом боевой офицер Александр Игнатьевич Кратько. Вон семенит к интернату его верная супруга Мария Григорьевна, воспитательница и наставница всех приезжих ребят. Завидев мужа, она машет рукой: «Хватит муштровать, жду тебя к обеду!»
Мы такими их и запомнили: энергичными, заботливыми и строгими, с хорошей педагогической выучкой, знающих всех учеников даже по уличным прозвищам. Тогда, в шестидесятые годы, были они далеко не молоды, обременены хозяйством, детьми, но всегда жили заботами родной школы, деревни, колхоза. Они вместе с нами трудились на лесной делянке и сенокосе, пришкольном участке, где выращивались для интернатовских детей картошка, овощи. Ездили в район и в Уфу за оборудованием для мастерской, вместе с нами готовились к пионерским слетам и конкурсам. Добирались зимой до райцентра на тракторе с прицепленными широкими санями, на которых обычно возили с поля сено. И я очень хорошо запомнила эти поездки, участие в пионерских сборах, концертах художественной самодеятельности. Однажды за стихотворение «Баллада о расстрелянном памятнике» мне вручили грамоту и премию - первые в моей жизни награды.

Встречи
Мы свято и без сомнений верили нашим учителям, родителям, поэтому до сих пор сохранили в своем сердце родниковую радость встречи с земляками, с милой деревенькой. И пусть нет уже нашей родной деревянной школы, теперь на ее месте высится уютное двухэтажное здание, с красивыми керамическими вкраплениями в ее белокаменные стены, все равно нам всем в эти минуты свидания хорошо и приятно. Как с родными здоровается с нами учительница начальных классов Алла Юрьевна Куликова, похожая на добрую и большую наседку, созывающую к себе птенцов. Родом она из соседней деревни, башкирка по национальности, замуж вышла за русского парня, младшего братишки моей одноклассницы и подруги Валентины. И в эти радостно-хлопотные минуты Алла Юрьевна успевает показать нам и компьютеры, и телевизор, и целую галерею снимков выпускников школы разных лет. Здесь же у стенда встречаем бывшего директора Алексея Архиповича Фролова. Вид как всегда, бодрый, подтянутый, из-под очков поблескивают его строгие синие глаза.
…Трижды, а может и тридцать три раза звучит звонок, созывая гостей на торжественную линейку, а мы никак не можем оторваться друг от друга. Ивановы и Мячиковы, Родионовы и Артемовы, Заруцкие и Тужилины, Кузьминовы и Ростовы, Иванищевы и Беляевы, Мамоновы и Марюшины… Вот и Мишка Степанов, друг мой - книгочей и троюродная сестра Надя, его супруга. Как не вспомнить затейливую историю их сватовства, где главной свахой была я, еще молоденькая девчушка, так верно угадавшая, что этот союз будет крепким и долговечным! Надюха раздобрела, но голос, улыбка так напоминают ее покойную маму. Тетя Ариша была самой лучшей подругой нашей мамы. И снова воспоминания нахлынули волной…
Вот показалась родное лицо одноклассницы Аннушки Кузьминовой-Тарасовой. Мы уже встречались прошлым летом. А потому угадываем друг друга с полу-взгляда, обнимемся, челомкаемся. Младшая Любашка в тесном кругу своих одноклассников. Горделиво демонстрирует младшего сына Андрея: «Похож?» «Вылитый ты лет в десять!» Смеются, хлопают друг друга по плечам, оглаживая руки, лицо.
Наш сынок тоже даром время не теряет. Взял на «мушку» самых старших из нашей делегации - тетушек Анну, Валентину, Евдокию. «Когда же это они школу закончили? Древние времена!»-комментирует себе под нос наш кинооператор, и наводит объектив на задумчивого папу. Видел, видел, дорогой, как рвут его жену то к одной группке, то к другой. А как жарко целуют ее статные дядьки, как по-девчоночьи озорно, весело она смеется и охотно подставляет щеки под поцелуи. Братца родного Колю вон тоже атаковали какие-то пышные дамы. И он смущенно приобнимает то одну, то другую, угадывая по улыбкам, жестам, глазам своих давних подружек и поклонниц.
Праздник! Снующие туда-сюда голенастые девчушки и мальчишки с фотоаппаратами, с видеокамерами, старушки, смотрящие из-под ладоней на пеструю галдящую толпу, которая, казалось, и не слышала, как надрывается школьный звонок.

Речи
Мы совсем как ребятишки шумно усаживаемся в спортзале, ставшем сразу же тесным для такого числа гостей. Почетный президиум занимает места. Притихшая аудитория внимает ораторам. Директор Ирандык Абдулгужин(надо отдать ему должное) по крупицам собрал историю нашей школы, рассказал о земляках, посвятивших жизни народному просвещению. Биография всех семи десятков лет отражена в снимках, зарисовках, исторических свидетельствах, красочно оформленных в фойе школы.
А речи, как принято в таких торжественно-юбилейных случаях, текут рекой. Администрация Зианчуринского района дарит школе-имениннице целый компьютерный класс- этот подарок мы увидели воочию во время экскурсии по школе. Это же такая мечта для сельской детворы: голубое мерцание экрана, Интернет, подготовка презентаций, докладов, путешествие во всемирной паутине…Кто знает, может быть, кто-то из нынешних вихрастых мальчишек и девочек с помощью современной техники подтянутся до уровня столичных сверстников и бесстрашно прорвутся в академии и университеты. Как это сумел сделать сын моей подруги, школьной уборщицы Анны Петровны Кузьминовой-Тарасовой, который учится в аспирантуре кафедры педагогики и психологии Академии при президенте РФ. У Николая обаятельная и чуть грустная улыбка. Сидим с ним рядышком в президиуме и поглядываем на своих односельчан. В нарядном уборе в первом ряду примечаю худенькую фигурку Колиной бабушки Катерины. Не отрывая взгляда, она смотрит на внука и улыбается чему-то своему.
Из стен нашей маленькой школы вышли сотни замечательных людей, и не столь важно, какие они посты занимают, главное в том, что они не растеряли все доброе и прекрасное, что заложили в них учителя, малая родина. Так вот неожиданно нам стало известно, что во многом помог школе, в ее строительстве, оснащении Дмитрий Степанович Заруцкий, наш двоюродный брат, нареченный в честь нашего отца. Биография его складывалась в начале 60-х годов, как и у многих его сверстников. Он выучился на фрезеровщика, затем, отслужив в рядах Советской Армии, трудился электрослесарем на Ново-Салаватской ТЭЦ. Окончив Ивановский энергетический институт по специальности инженер-теплоэнергетик, работал мастером, заместителем начальника, главным инженером, а затем и генеральным директором Ново-Салаватской ТЭЦ филиала ОАО “Башкирэнерго”. Удостоен званий «Почетный энергетик РФ», «Заслуженный работник Минтопэнерго РФ».
На этой памятной встрече многие говорили о его вкладе в решение районных проблем, об активном участии в школьных делах и заботах. Невольно обратила внимание, как низко и в смущении склонилась седеющая голова нашего брата. И в своем приветствии-поздравлении он сказал, что долги перед односельчанами, родной деревней не все еще им отданы.
В прекрасной работящей семье воспитывались все шестеро детей Анны Андрияновны и Степана Романовича Заруцких. Это наши самые близкие не только по крови, родству, но и духу, совместной работе по хозяйству, на лугах и огородах, в поле и на делянке братья и сестры. Все они живут и трудятся в городах и селениях Башкирии, Оренбуржья, заботятся друг о друге, воспитывая, поднимая на крыло детей и внуков. Самая старшая из детей, Александра Степановна Климентова, полсотни лет отдала медицине. Сестры Надежда и Валентина посвятили себя работе в налоговой инспекции. Всегда были в работе и делах Анатолий и Николай. И сами родители до последних своих дней тянулись к делам и заботам о детях, внуках и правнуках.
Ведущие встречи называют и называют имена выпускников: заведующий отделением Уфимского института глазных болезней Юлай Галиянов, генеральный директор союзного центра «Чернобыль» Сергей Щербинин и многие, многие другие представители разных поколений, времен и событий.
Всем, кто прошел через школьные годы, кто реализовал себя по полной программе, глава администрации Зианчуринского района говорит сердечное «рахмат».
Подарки, здравицы, поздравления и посвящения школе, стихи, песни, танцы юных акбердинцев, горячее выступление старосты Алексея Макарова и заключительное слово устроительницы торжества Аллы Куликовой. Все, как и задумывалось, прошло блестяще и только чуточку затянулось, притомив гостей, которые рвались продолжить встречу уже в дружеско-семейном кругу. Всех пригласили к празднично накрытому столу, а опоздавшим на церемонию предложили экскурсию по школе, попросив оставить непременно свои автографы в гостевой книге.
Все это уже в прошедшем дне, ибо праздники, встречи, расставания когда-то да проходят, на зато остаются воспоминания, снимки, километры видеосъемок, добрые напутствия односельчан с пожеланиями приезжать чаще, писать о малой родине и земляках, не забывать звонить и слать письма родным и друзьям и по мере сил и возможностей помогать родной деревне.

Расставание
В этот благословенный самим Богом день 27 июня до рассвета гудели деревенские дворы и улочки, гулко аукались песни и голоса в ближних колках, у речки Акбердинки, у подножья Объездной горы. Темная ночь с проблесками луны меж тучек не стала помехой для многих свиданий. Танцы в клубе закончились только на восходе солнца, когда наша хозяюшка Маруся Заруцкая, осторожно, чтобы не разбудить спящих в своих машинах гостей, выгоняла корову на пастбище.
Я проснулась с первыми петухами и с ликующим сердцем смотрела, как из-за Шарып-горы выкатывается румянобокое светило, как лениво бредет стадо по солнечной дорожке, как сверкают на траве-мураве изумрудные капли росы. Такие минуты особенные, умиротворенные, словно желанный подарок из далекого детства.
В этот день мы облазили горы и долы, побывали на речке, а когда вернулись, нас усадили за широкий стол в саду. И мы никак не могли наесться наваристых Марусиных щей, сготовленных в большом чугуном котле на всю гостевую ораву. Нам подали тушеную картошку, хрустящие огурчики и капусту, налили по сто грамм, и мы помянули всех, кто ушел в мир иной. А потом были песни, теплые застольные беседы, долгие разговоры о жизни, о том, как сложились наши судьбы.
Пришла грустная минута расставания. Вот укатили сибайские и кувандыкские родные по маминой линии. Прошумели авто из соседних дворов, взяв курс кто на Оренбург, кто в Большую Глушицу. Вот и Заруцкие Тоня и Митя, попутно запасшись березовыми вениками, раскланиваются и обнимаются с сестрами Барановыми. Какая-то неизъяснимая тоска сжимает сердце, и мы не удерживаемся от слез и вздохов. Когда еще увидимся? Годы у всех уже давно зрелые, внуки и правнуки наступают на пятки… Обмениваемся телефонами, адресами, рисуем на клочках бумаги маршруты, по которым легче всего добраться в гости к родне. Миша и Маруся Заруцкие улыбаются нам ободряюще и просят: Всегда рады вас видеть и встречать. Трава завянет и солнышко не с той горы начнет всходить, если вы не приедете!».
Катим к младшей сестренке Любашке в Зиянчурино, когда-то бывшем райцентровском селении юго-востока Башкирии. Теперь это территория Оренбургской области, но какая разница, если окружают нас холмы, долы, поляны, речка Сакмара, такие же нам родные и узнаваемые.
По пути останавливаемся в Абзаново. После дороги - банька, горячий, настоянный на травах чай со свежеиспеченным хлебом, которым нас радушно угощает наша двоюродная сестра Раечка Кувшинова. Мы делимся впечатлениями о юбилейных торжествах в школе, о встрече одноклассников и празднике Дне села. Рассказываем о том, как неожиданно отыскался след еще одной нашей сестрички Марусеньки, которую мы не видели более сорока лет. Судьба забросила ее в Киргизию, а затем после смерти мужа - на Украину, но годы последние она решила доживать в родной Башкирии. Кто знает, вздыхаем мы, может быть, и мы вернемся насовсем к родным корням, к родительским могилам.
Толкуем о незавидном житье наших земляков. За три десятка лет с той поры, как мы уехали из Акберды, немного прибавилось новых домов. Но, слава Богу, на нашем пустовавшем десятилетия подворье, поднялись венцы русской избы. Когда мы увидели пахнущий стружкой сруб, то в знак благодарности новым хозяевам, присели на бревнышках и спели с пяток старинных песен. И звучали они как напоминание землице нашей об отце и маме, давших жизнь детям, внукам, правнукам.
Нас теперь более сорока душ- четверть нынешней деревни. Медик и бухгалтер, товаровед и холодильщик, мастер училища и инженер, педагог и водитель, сварщик и металлург, журналист и нефтяник, бизнесмен и экономист- какие только специальности и профессии не освоили потомки воронежских и вятских крестьян, поселившихся в конце 18 века в этом благодатном крае. Богатое наследство оставили они нам: плодородную землю, несметные богатства в ее недрах, наградив свое потомство звонкими певучими голосами, легкой поступью по жизни да извечной тягой к малой родине. Как же точно сказал об этом К. Паустовский: «…человеку никак нельзя жить без родины, как нельзя жить без сердца»! Вот и мы, удаляясь от милых взору гор и долин, лесов и полян, с тоской прощаемся, обещая не забывать, помнить, пока бьется сердце. Помнить и любить.