You are here

Археографическое введение

Помещенные в настоящем сборнике материалы извлечены Историко-Археографическим Институтом из ряда архивных собраний, хранящихся как в Центрархиве СССР в Москве, так и в различных архивохранилищах Ленинграда. При этом в основу издания положены везде подлинники документов и только при отсутствии таковых использованы копии с них, современные или позднейшего происхождения. Так, в качестве документальных источников, касающихся XVII в., привлечены прежде всего Уфимские и Верхотурские столбцы из собственного собрания Института и только в тех случаях, когда не сохранилось подлинников, взяты копии с них, сделанные в 30—40-х гг. XVIII в. для Г. Ф. Миллера во время его путешествия по Сибири и находящиеся в настоящее время в архиве Академии Наук СССР. Эти копии представляют собою документы, переписанные и переплетенные в специальные книги, соответственно "принадлежности их к делопроизводству той или иной воеводской избы, и носят название «Списков Тобольской, Тарской, Тюменской, Верхотурской и Туринской архивы» и «Списков слобод Тобольской провинции».
Правда, исполнение этих копий далеко не всегда отвечает даже простой элементарной точности в передаче подлинника текстов, так как оно производилось малограмотными переписчиками, крайне неопытными в самой палеографической технике разбора скорописи XVII века. Особенно это следует отметить по отношению написания имен личных и географических названий, переданных с сильным искажением их действительной формы и, зачастую, в самых различных образованиях. Нередки искажения и в других словах, так же как и пропуски отдельных неразобранных мест. По возможности все эти недостатки в настоящем издании исправлены и в необходимых случаях сделаны оговорки. Но при всем том привлечение этих копий оправдывается тем обстоятельством, что по ряду сообщаемых ими известий они являются единственными источниками для исследователя, так как подлинники их, хранившиеся в сибирских архивах, не существовали уже в первой половине XIX в., погибнув в результате местных пожаров.
Документальный материал XVIII в. взят для настоящего издания главным образом из дел Секретной Экспедиции Правительствующего Сената и Коллегии Иностранных Дел. Кроме этого, использованы были следующие архивные фонды: Ближняя Канцелярия или Кабинет Петра I, Канцелярия графа Апраксина, Архив Государственного Географического Общества и частные архивные собрания — кн. А. Д. Меншикова, П. С. Бахметева и графа Воронцова. Наконец, три документа извлечены из фондов Центрального Военно-Исторического Архива и из дел и протоколов Правительствующего Сената по Оренбургской губернии. Часть этих архивных собраний, как то: Секретная Экспедиция Правительствующего Сената и Канцелярия графа Апраксина — хранятся в Ленинградском Отделении Центрархива, причем второе из этих собраний находится в составе архивных фондов б. Морского Министерства. Другая часть, как то: Ближняя Канцелярия или Кабинет Петра I и Коллегия Иностранных Дел, находится в составе фондов Государственного Архива Феодально-Крепостной Эпохи в Москве. Наконец, указанные фонды Центрального Военно-Исторического Архива и Правительствующего Сената, вместе с собраниями бумаг и книг Государственного Географического Общества, кн. А. Д. Меншикова, П. С. Бахметева и графа Воронцова, откуда взяты только отдельные документы, сохраняются в Москве или в местных ленинградских хранилищах Государственного Географического Общества и Историко-Археографического Института.
В легендах к издаваемым материалам указания на эти основные хранилища приводятся в соответственных сокращениях: ЛОЦИА — для документов Ленинградского Отделения Центрархива, ГАФКЭ—для Государственного Архива Феодально-Крепостной Эпохи и ИАИ—для архива Историко-Археографического Института.
В виде исключения, вследствие особенной ценности и малодоступности для исследователя, в настоящем издании перепечатывается также 8 ранее уже известных документов, помещенных в «Пермских Губернских Ведомостях» 1870 г. и «Оренбургских Губернских Ведомостях» 1847— 1871 гг.
Основным принципом при подборе материалов для настоящего издания, посвященного башкирским восстаниям, являлось стремление представить по возможности все этапы революционной борьбы башкирского народа против феодально-крепостнического гнета царской России в XVII и первой половине XVIII в., пользуясь главным образом документами, или исходившими из среды самих башкир, или непосредственно к ним обращенными, как то: расспросными речами, сказками, письмами, воззваниями, памятями, допросами, объявлениями и т. п. Прочие материалы привлечены лишь постольку, поскольку они являются действительно единственными свидетельствами о каких-либо существенных фактах прошлого и представляют собой ценные исторические источники (доездные памяти русских посланцев в Башкирии, отписки воевод и приказчиков русских слобод, доношения и так называемые экстракты о происходивших событиях, составлявшиеся в разных правительственных канцеляриях и т. п.). По мере возможности собраны также все документы, характеризующие социально-экономические условия существования башкирского народа за это время.
В целом все собранные здесь материалы должны не только представить полную картину восстаний в Башкирском крае в XVII и первой половине XVIII в., но также вскрыть основные причины этих восстаний, указать районы, охваченные ими, отметить взаимоотношения башкир со своими соседями — калмыками, каракалпаками, казахами и сибирскими татарами — и, наконец, в некоторой хотя бы степени способствовать постановке и разрешению проблемы о классовом строении башкирского народа в это время, экономическом его положении и степени участия в общей борьбе разных социальных его слоев.
Общее содержание всего сборника, в соответствии с найденными документами, разделено на 5 основных отделов. Отсутствие в отделе III документов, характеризующих начальный период восстания, объясняется тем, что материалы этого рода уже были опубликованы в свое время в других изданиях, о чем даются соответственные указания в примечаниях к этому отделу. В легендах к печатаемым материалам во всех случаях, когда документ не является подлинником, специально оговаривается его характер, т. е. является ли он черновиком, отпуском, копией или копией с копии.
В заголовках к издаваемым документам, в тексте которых отсутствуют указания на должность и фамилию адресатов, последние восстанавливаются путем сопоставления приведенных личных имен с данными других источников, или уже напечатанных ранее, или имеющихся в рукописи. Все эти случаи оговорены и объяснены в легендах за исключением тех из них, где эти указания сделаны на основании «Списков городовых воевод», составленных А. П. Барсуковым.
При передаче текста русских документов в настоящем сборнике применены в основном те же приемы издания, которые были приняты и в других изданиях ИАИ, за исключением использования для данных документов системы звездочек, применявшейся ранее лишь при изданиях материалов на восточных языках. Эта система распространена здесь также и на русские тексты и те виды примечаний, где хотя и не имеется особых исправлений текста, но необходимо бывает или сделать дополнение к нему, или привести указания на те или иные особенности написания самой рукописи (напр. различие почерка). Во всех этих случаях слова, к которым относятся исправления, дополнения и те или иные замечания, отмечены звездочкой в начале и цифрой или буквой в конце данной группы слов.
В виду затруднительности воспроизведения внутри текста отдельных тамг, имеющихся в конце некоторых документов, изображения их опускаются и заменяются условным обозначением [тамга1]. В конце сборника все эти тамги приведены в сводной таблице, с соответственными указаниями на № документов и страницы текста, где они находятся.
Многоточия, поставленные в отдельных местах издаваемых материалов, означают неразобранные, или утраченные части документов, или же имеющиеся в некоторых из них пропуски дат, причем характер этих условвных обозначений особо объясняется в соответственных примечаниях только в двух последних случаях.
Встречающиеся на документах XVIII в. разнообразные делопроизводственные «пометы» всегда печатаются вслед за текстом и адресом документов, без указания места, где каждая данная помета фактически написана, т. е. вверху ли документа, под текстом, или на обороте.
Транскрипция восточных имен в заголовках документов и разделительные знаки в географических и личных названиях восточного происхождения, встречающихся в тексте рукописи, сделаны по указаниям проф. Н. К. Дмитриева, согласно с живой традицией произношения этих имен в условиях Поволжья, поскольку таковую можно установить в отдельных случаях.
При издании переводов двух документов, написанных на татарском языке, вследствие отсутствия существенных разночтений в текстах старого и новейшего переводов, печатается только новейшая редакция, а все особенности перевода XVII в. приводятся в примечаниях к соответственным местам принятого основного текста.
Оба издаваемых документа нисаны на татарском языке с некоторыми особенностями, которые оговорены в примечаниях. При издании сохранялось правописание подлинников и оговаривались в примечаниях все ошибки, вставки и исправления. При этом текст подлинников и переводов приводится в сборнике рядом один вслед за другим. В конце книги на отдельных листах помещаются фотографии с обоих этих документов.
Настоящее издание подготовлено к печати под редакцией А. П. Чулош-никова. В работе по подбору материалов и в их частичном оформлении принимали также участив В. Г. Гейман и Н. К. Дмитриев.
Указатели личный, географический и предметный составлены 3. Н. Тимофеевой.
Переводы с восточных текстов сделаны В. А. Забировым, под редакцией и с комментариями Н. К. Дмитриева.
Карта исполнена А. П. Чулошниковым, а библиография Н. А. Чулошниковой.
Историко-Археографический Институт считает необходимым указать, что настоящий том выходит в свет при материальной поддержке Башкирской АССР.