You are here

№ 11. 1692 г. после мая 5. - Грамота <с прочетом> из Приказа Казанского Дворца уфимскому воеводе В. Ф. Стрешневу об ограждении вотчинных прав на землю башкирского тархана Сибирской дороги Акинчея Таникеева с товарищами

№ 11. 1692г. После мая 5.— Грамота «с прочетом» из Приказа Казанского Дворца уфимскому воеводе В. Ф. Стрешневу об ограждении вотчинных прав на землю башкирского тархана Сибирской дороги Акинчия Таникеева с то- жарищами.

От великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича и Петра Алексеевича [т.] на Уфе в приказной избе ближнему окольничему и воеводе Василею Федоровичу Стрешневу. В нынешнем 7200 майя в 5 день били челом нам, великим государям, Уфимского уезда, Сибирской дороги, Кара-Табынской волости тархан Ахинчишко Таникеев с товарищи: в прошлом году прадеды, деды и отцы их какой истари вотчинною своею землею в урочищах, начиная от Чюрагай до горы Пестрывленик, а мерной горе Аикар там и знак, а на другой стороне той же горы поставлен знак Бурзенской волости, называемый пусторяк, от него повороты на речку Сарау; с оной на Кырыли Билячибил и до вершине речек Кызил до береты Токкаика, а от нее в Уральские горы Ресташи выбекая, из оных на реку Белую через большой брод, а от нее на степь Сартуз и Камыз-Зяндика горы; а от онаго Какамки-Сырык поток Куя, а на сторону Пакты и речька Тюлюк Барандак, Кундурушму, до устья оной на лес старой Уткалов, на вершину реки Урака щ до устья оной на речку Ай до устья горы Шунгарыуя, потом уральскую Мулдыбыик по речке Миасу и горе Укне-Имякне и на озеро Идрязи; поворот от онаго на реку Тикюс и по. оной до брода Кармали, со онаго по речке -Сумляне и до брода Вуракая, лежащего через реку Миас, до устья реки Уя и до степи, состоящей за рекою Тоболом, до озера Юбелея, и от онаго до вершине реки до Чернаго тока и местечка Акиар-Гиргу, от коего поворот до Чюрига-Икая. А к ним въежжают в ту старинную их вотчину разных волостей башкирцы и всяких зверей бьют и отганивают, а они де, с той старинная волости платя ясак по 300 лисиц, и от тех де людей и от насильства они оскудели и взять того ясаку негде; и великим государям пожаловать бы их, велеть тех насильных людей, которые не платят с той вотчины ясак с ними, а их имать и присылать на Уфу, и тем людям велеть великих госу¬дарей чинить указ, чтобы им впредь от насильственных людей ясаку не отбивать. И по той великих государей грамоте ближнему окольничему и воеводе Василею Федоровичу Стрешневу против Акинчикова челобитья с товарищи угодьями их нйкому насильством владеть без грамот и без дачь не велели, а велеть им владеть попрежнему, как владели деды и отцы их по старым межам и урочищам; по том и тебе дать им великих государей грамоту спрочетом, чтоб им с тоя вотчины платя ясак спустя вконец не разъезжали. И как к тебе сия наша, великих государей, грамота придет, и тем. башкирцам вотчинами их угодьй владеть попрежнему, как они прежде сего АО владели, велети, в их угодья откупщикам не вступатися и убытков и раззбрения им не чинить. А прочесть сию грамоту нашу, великих государей, и списав с нее список, оставить на Уфе в приказной избе, а подлинную нашу, великих государей, грамоту отдать им башкирцам с росписками впредь для -оных воевод и приказных людей, и откупщикам впредь до спора по оной план дать.

На обороте: Дьяк Мишка Неупокоев.

Помета: Пошлины 2 руб. 26 алт. взято. .

Перепечатывается из «Оренбургских Губернских ведомостей>> 1865 г., № 8,