You are here

№ 165. 1761 г. июня 19. — Купчая поверенных башкир Ногайской дороги, Усерганской вол. сотника Муйнака Сулейманова с товарищами директору Оренбургской пограничной таможни И. Л. Тимашеву на вотчинную землю по pp. Ташле и Аман-Бюляку.

Лета 1761-го июня в девяты на десять день. Оренбургской губернии, Уфимского уезду, Ногайской дороги, Усергенской волости поверенные от всех башкирцов сотники Муйнак Сюлейманов, Айсюль Кулушев, Максют Яменчюрин, выборные Килчибай Асаинов, Турабай Кулкаев, Кудаш Азикеев, Баиш Мавлютов, Ильяс Такиев, Муталлап Ишмакулов, ясаулы Чюпан Кансуяров, Кадыберда Ка- рагулов, Итбок Чакыров, Исянь Муллакаев, Козяш Аллабердин, итого 14 человек, по данному нам оной Усергенской волости старшины Карагула Чакырова, помощника Чюваша Гумерова, сотников, выборных и всех мирских людей за руками и тамгами их, в роде своем не последних, по общему и добровольному их согласию татарскому письму, будучи по посылке и поверености от них в Оренбурге у крепостных дел, дали сию купчую надворному со-ветнику и Оренбургской пограничной таможни директору Ивану Лаврентьеву сыну Тимашеву в том, что продали мы со общаго всей той волости башкирцов согласия ему, Тимашову, в вечное потомственное владение бесповоротно собственную свою издревле дедами и отцами, а по них и нами, владеную землю в нижеписанных урочищах, а именно: начав от вершины степной речки Ташлы прямо на юырт и по оному, поворотя в полуденную сторону, и по тому сырту к Урпякскому лесу, и подле того Урпякского лесу поворотясь в правую сторону, а тот Урпякской лес, оставя влеве, по горе подле Ялань- Урпяку, оставя в левой руке вершины речки Яман-Буляка и обойдя вокруг 3 колка, называемые Тюк-Бюляк, и дошед тем же сыртом до колочка Белекей-Буляк, а от оного, поворотя влево, чрез речку Яман-Буляк прямо на гору, называемую Ямантау, а с оной прямо ж на Ялань-Ташлу, и по оной Ялань-Ташле до вышеписанной первой грани до вершины Степной Ташлы, в которой окружности разумеется и проданная от сугункипчатцов общая наша земля со всеми угодьями. А сверх того ему, Тимашову, лесом пользоваться и в тех местах, где той нашей Усергенской волости башкирцы изворот свой имеют, обще. Токмо до зделанных нами, башкирцами, бортевых дерев ему, Тимашову, не касаться, также и вновь борти делать нам не запрещать и ничем, кроме зделанных, также и вновь делаемых бортей в тое уступленную нами ему, Тимашову, землю с угодьи нам, сотникам всем оной волости башкирцам, не вступать, и до всего того уже нам дела нет. А взяли мы, все вышеписанной Усергенской волости сторшина и помощник, сотники, выборные, ясаулы и рядовые башкирцы, за тое проданную нами в написанных выше сего урочищах землю с угодьи от него, Тимашова, денег 600 руб. И та наша в показанной окружности земля со всякими принадлежащими угодьями, что всей купчей написано, напредь сего другим никому из оброку и без оброку не отдана и ни у кого ни в каких крепостях не укреплена и не заложена. А ежели кто в ту проданную нами землю и протчия угодья но каким-либо крепостям будет вступаться, то в том нам, Муинаку с товарищи, и всей той Усергенской волости башкирцам, женам, детям и родственникам нашим ево, Тимашова, жену, детей и наследников ево от вступщиков во всем очищать и до убытка не допустить. Чего ради то данное нам, Муинаку с товарищи, от всех Усергенской волости старшины, помощника, выборных, ясаулов и рядовых башкирцев поверенное за руками и тамгами их письмо оставили мы, Муинак с товарищи, при Оренбургских крепостных делах...

Оренбургская крепостная контора, д. М 411, Записные книги гор. Оренбурга