You are here

№ 18. 1777 г. апреля 27.— Купчая башкир Ногайской дороги, Минской вол. сотника Кундряса Бердыгулова с товарищами и их припущенников Мусы Бекметева с товарищами жене отставного поручика А. И. Атаевой на земли по р. Уршаку.

Лета 1777 году апреля в 27 день. По учиненной в Уфимской провинциальной канцелярии резолюци вследствие имянного блаженныя и вечно достойныя памяти е. в. государыни императрицы Анны Иоанновны указа, состоявшагося за подписанием собственный е. и. в. руки в 1763-м февраля перваго на десеть, и учиненного в 1742-м июля 10-го господином действительным тайным советником, ковалером и бывшим в Оренбургской губернии губернатором Неплюевым з бывшим же здесь в Уфе бригадиром Аксаковым общаго определения, да указа, из Оренбургской губернской в Уфимскую провинциальную канцелярию 1759-го годов декабря 6-го чисел присланного, с назначением в нем определения Правительствующего Сената, Уфимского уезду, Ногайской дороги, Минской волости, команды старшины. Ибрагима Мрясева поверенные мирскими людьми деревень Мусиной и Сабыровой, башкирцы сотник Кундрясь Бердыгулов, редовые Абдулкарим Увакаев, Байгул Илышев, Тимей Мавлютов, Салих Ярышев, будучи здесь в городе Уфе, от Уфимских крепостных дел дали сию купчую увольненнаго от службы порутчика Григорья Степанова сына Атаева жене ево Авдотье Ивановой дочере, детям и по ней на-следником в том, что продали мы, поверенные сотник Кундрясь Бердыгулов, башкирцы Тимей Мавлютов, Абдулкарим Увакаев, Байдагул Илышев, Салих Ярышев, и все наши оставшие вотченники башкирцы ж Рыс Абдуллин, Зялти Зиянов, Ниязь Увакаев, Кадыргул Рысов, Кусяп Тайгунов, Устюкей Шарыпов, мулла Абдулзялиль Танатаров, Емансары Биганов, Алимгул Мратбакыев, Мугаш Чувашев, Ишкиня Ишимбетев, Солтан-Мрат Емангулов, Миникей Мавлютов, Бекчура Исенгулов, Тюней Матисев, Абдряш Бекчюрин и припущенники наши Муса Бикметев, Алимгул Юлдашев и Чюрубай Вабиков вое по общему нашему согласию ей, Авдотье, детям и по ней наследникам вечно и бесповоротно вотчинную нашу землю, вставшую после дедов и отцов наших, по написанным от них, мирских людей, и нас, поверенных, в договором за волостною печатью татарском письме прошлого 1776 году февраля 28 числа, которое при доношении, также и другое верющее при заключении сей записи от коллежского регистратора Третьякова при репорте Уфимской провинциальной канцелярии х крепостным делам объявлены, межам и урочищам, а имянно: первая межа при деревне Алмантаевой от Уршаку реки по Черной яр, по осиновой куст, а от того на везовой куст же, а с того куста на озеро, называемое Ерыклы-куль, а со оного озера логом на круглой осиновой кустик, состоящей подле поле, а с того кустика по Казачьей дороге до межи Петра Гладышева, и по оной меже до озера Калмацкого, а с того озера до болыпаго болота малинькою полянкою по называемому озеру Узун-кулю до санного взвозу, то есть Чана-Чигыша, подле аремы краем до Малаго Уршаку, и по оному вдоль до мельницы, а от оной до Болыпаго Уршаку, и по нем до состоящего на большей дороге мосту, а от того месту по тому ж Уршаку до вышеописанного Черного яру. И в тех межах ей, Авдотье, и наследником ее землю пахать, сено косить, хмель щипать, на хоромное строение и на дрова лес рубить, зверя всякаго ловить, лубья снимать, в озерах и истоках всякими снастьми рыбу ловить, словом сказать, всем, что есть, довольствоватца и вечно бесповоротно владеть, токмо дельными бортевыми деревьями пользоватца нам,. вотченником башкирцам, самим бесприкословно. А взяли мы и все вотченники башкирцы, общия с нами участники, за тое проданную нами ей, Авдотье, землю с угодьи для розделу между собою денег 50 руб. При том владении на оной проданной нами земле на Уршаке реке состоящия на двух больших дорогах мост летним временем к деревне Тимкиной, а вешним под деревней Алмантаевой перевоз содержать з жительми оных деревень Тимкиной, Алмантаевой да Киишков, чтоб им не было отяготительно вообще с припущенными нами деревень Алмантаевых чувашами и новокрещенами до данного от нас им сроку, а по прошествии оного те мост и перевоз от вышесказанного на Уршаке реке яру ей, Авдотье, а з другой стороны по¬мянутых деревень Алмантаевой, Тимкиной и Киишков, не требуя от нас, вотченников, вспомоществования, содержать в ысправности самим им. А хотя в тех же межах прошлого 1761 году и припущены нами из оброку означенных деревень Алмантаевых чуваша и новокрещены, но от того в продаже сей нами земли помешательства никакого быть не может, что паче утверждаем мы помянутым своим договором, не нарушая и оной прежней свой припуск новым. И при заключении сей крепости подтверждением и даем им волю до тех урочных лет владеть землею оною обще с нею, Авдотьею, которая и сама, как уже хозяйствующая при всем том, и от себя такое же позволение им дала 2. А по прошествии того сроку землею оною с угодьи в предписанных межах владеть ей, Авдотье, а по ней детям ее и наследником вечно, и нам, вотченикам, и наследникам нашим в нее отнюдь не вступатца и никакого ни в чем прекословия и препятствия не чинить. А естли кто в тое проданную нами, вотченниками, землю будет вступатца, то нам ее, Авдотью, детей и по ней наследников очищать и ни до какого убытка не довесть. А буде от неочищения нашего ей, Авдотье, и по ней наследником причинятца от кого какие убытки или оная земля от владения ее отойдет, то все те взетые нами деньги и причигаившияся убытки, сколько от нее, Авдотьи, и от наследников ее объявлено будет, заплатить по их скаске нам, баш¬кирцам, и наследником нашим все сполна без всякия отговорки. И для того сия купчая и впредь в купчую...

Уфимская провинциальная канцелярия, д. № 669. Записные книги г. Уфы 1777 г- лл. 7 об.— 8 об.