You are here

№ 47. 1754 г. июля 9.—Купчая башкир Ногайской дороги, Сугун- Кипчацкой, Усерганской, Бушмас-Кипчацкой, Тамъянской, Чемкин- Кипчацкой волостей сотника Араптана Кулчугулова с товарищами заводчикам И. Б. Твердышеву и И. С. Мясникову на земли и рудники по pp

Лета 1754-го году июля 9-го дня. Уфимского уезду, дороги, нижеписаиных волостей мирские люди, а имянно: Ногайской Сугун-Кипчацкой*— старшина Шайла Кулумбетев, да команды ево сотники Селтяш Нуркеев, Абдрак Токумбетев, Кайбулат Арасла- нов, Игибай Кудайгулов, Игисяк Сабашев, Сюлейман Биккулов, Араптан Кулчюков, выборные Айсюль Кулушев, Исенгул Тураснаев, Тутай Сеитов, Бекбулат Зиянгулов, Сабангул Апаков, редовые Семен Шайлин, Тойчи Кулумбетев, Емансары Бпаров, Колкай Епаров, Еман Унгаров, Игибай Абдулов, Исергап Алабердин, Абулхаир Азнаев, Алламрат Чюмакаев, Бекчюра Асылов, Урускул Кайбулатов, Мураптан Исенгулов; Усергенской — старшина Куват Кинзегулов да команды ево сотники Азнакай Муллакаев, Гумер Курюндюков, Шакир Юнусов, Костень Атайгулов, Чюрагул Кулумбетев, Асан Игишев, выборные Азамай Игишев, Бюляк Тлявбетев, Мазан Курумбетев, Канчюра Бердыгулов, редовые Яруш Сюлейманов, Тайгул Кильдыгулов, Елдыбай Кинзегулов, Акберда Алюшев, Бюляк Уразаев, Карачюра Кулуев; Бушмас-Кипчатской — старшина Сатлык Евкеев, команды ево сотники Мустафа Сырымов, Тевей Кузьмин, выборные Ишкуват Алгашев, Мустазяп Бятчев, редовые Буракай Кабясев, Абдрак Явгостин, Кучюккул Уразманов, Смакай Кутуев, Сеиткул Кызыл- баев, Кудайгул Манчаков, Каюп Семенов, Смакай Аиткулов, Култу- гузя Сырымов, Итбай Канчюрин, Кутлугильда Абдрахманов, Ермяк Тойметев, Кузубак Апанов, Муса Имакаев, Баргу Усейнов, Абуталып Куватов, Халит Аитов, Якуп Сабаев, Кинзя Арасланов1; да команды ево ж, старшины Сатлыка Евкеева, Тамьянской — сотник Мустафа Сеитов, выборные Смак Касаев, редовые Бярюк Чекеев, Бекбулат Маметев, Мукас Тлекеев, Зиянгул Абдурясев, Юмай Исеньюлов, Абдулла Салтанов, Юсуп Муллагулов, Темирбай Иманов, Абдулла Кизыргулов, Заит Степанов, Муртаза Сеитов, Букак Алимгулов, Кутлубулат Кутлуюлов, Иткул Аллагулов, Кутукась Мамутов, Юлуш Юлтаев, Капак Уразаев, Максют Усей¬нов, Муртай Зиянгулов, Мукас Асылов, Каскин Самаров2, Кудаш Муллагулов, Муратша Муртазин, Каюп Уразлин, Умер Иманов, Даут Сабаков, Тюкан Болтасев, Юлай Тюкенев, Муталлап Килкин; Чемкин-Кипчатской — старшина Тлеумбеть Явгостин, команды ево сотники Итяш Янкеев, Шали Чагирчин, Бекбулат Абдраков, редовые Усейн Аккулов, Акназар Утегулов, Исенбахта Явгильдин, Бюляк Умеров, Калмак Ибрашев, Мрат Кулукаев, Кулук Шакаров, Аблай Урускулов, Халиль Акиров, Кулберды Абиев, Даут Степанов, Казянь Урускулов, Акберды Утегулов, Курмаш Танатаров, Кигикбай Кулуков, Качкун Усейнов, Шарып Ибрашев, Бекташ Усманов, Асакай Тенеев, Киргис Шуранов, Акбура Утягулов, Тлякань Абдрахимов, Солтан-Мрат Исмагилов, Калмак Явгостин, Чирмуш Кучюкеев, Аряш Исенгулов, Солтакай Янбеков, Девлеть Урускулов, Тойлук Кулыев, Ямчи Якшиев, Яман Атангулов, Чюрай Айдаров, Чюрю Чюрагулов, Утяп Усейнов, Сюярымбеть Явгостин, Бурангул Утяков, Девлеш Чюпанов, Жюнтай Итиев, Калмак Чюрин, Елчи Якшиев, Унгар Рыскулов, Ильяс Тинкашев, Узбек Буляков, Бурлак Кутлуев, Казакай Килимбетев чрез поверенных своих сотника Араптана Кулчюгулова, есаула Максюта Еманчюрина, сотника ж Бекбулата Абдракова, башкирцев Кусюккула Уразмаева, Тюкана Болтасева от Уфимских крепостных дел дали сию купчую медных заводов завотчику Ивану Борисову сыну Твердышеву и компанейщику ево Ивану Семенову сыну Месникову в том, что мы, старшины Шайла Кулумбетев, Куват Кинзегулов, Сатлык Евкеев, Тлеумбеть Явгостин с вышеписанными башкирцами пяти волостей сотниками, выборными и с мирскими людьми, с общего согласия башкирцов всех до одного человека (по силе состоявшегося прошлого 1736-го году марта 15-го числа б имянного блаженный и вечно достойныя памяти великой государыни императрицы Анны Иоанновны указу, по коему между протчего по пятому на десять пункту повелено: земли и угодья в Уфимском уезде у башкирцов уфимским дворяном и афицером и мещерякам купить и за себя крепить; да прошлого ж 1742-го году июля 10-го числа общего определения господина действительного тайного советника и ордина святаго Александр Невского ковалера и Оренбургской губерни губернатора Ивана Ивановича Неплюева з брегадиром и бывшим в Уфе вице-губернатором Аксаковым, в коем между протчего по третьему на десять пункту написано: о продаже башкирцем земель исполнять по силе оного ж состоявшегося в 1736-м году имянного указу, токмо такие продажи единственно в дву правинцыальных канцеляриях, в Уфимской и Исецкой, записывать и крепить; которое определение и указом е. и. в. от Правительствующего Сената опробовано) по данному им, Твердышеву и Месникову, от нас, старшин и всех 5-ти волостей мирских людей, в нынешнем 1754-м году марта 23-го числа татарскому письму, кое они при заключени сей купчей в Уфимской правинцыальной канцелярии и объявили, продали им, Твердышеву и Месникову, и их наследником к медным их заводам впрок без выкупу и бесповоротно в вечное владение из старинных отцов наших и дедов вотчин те места, где они, заводчики Твердышев и Месников, отъискали ** медные руды в землях наших, состоящих подле рек Яику, Сакмары и Белой и подле впадающих в них речек, а имянно: Верхней и Середней Каргалы, по Карамале и по Салмыжу и Янгизу, Ашик-Темиру, Кумбетю, по Юшатырю, Тогус-Темирам, Абиулгану, по Кургазе, по Казлаиру, по Замзе, по Миниусу, по Нижней, Средней и Верхней Чибилнам, по Ику, по Кашле и по впадающим в те речки речкам, ключам, буеракам, долам, розсошам и склонам, и между тех речек по сыртам и по склонам. Которые рудные места посыланными от Оренбургской губернской канцеляри им, Твердышеву и Месникову, для владения уже и отведены; а имянно: в 1748-м году геодези учеником Веселковым 382 места, да в 1753-м году геодезистом Шулепниковым 100 мест, мерою каждое место длины и ширины по 200 по 50 сажен; итако всего 482 места. На которых местах теми отводчиками Веселковым и Шулепниковым поставлены для признаку столбы и грани и каждое место опахано сохою. А в коих урочищах те рудные места подле упомянутых рек и речек между оными состоят, о том значит во учиненных теми отводчиками Веселковым и Шулепниковым описях, ланкартах и планах обстоятельно. Да сверх того, мы же, предупомянутые вотчинники, им, Твердышеву и Месникову, продали еще и те рудные места, кои им еще не отведены, а ими в наших же землях уже сысканы и в Оренбургской губернской канцеляри доношениями их заявлены, намеривая каждое место также в ширину и в долину по 200 по 50-т сажен. Да им же, Твердышеву и Месникову, мы, вотчинники, к произведению всех тех горных и рудных работ на рубку для строения и дров в леса, находящияся по выше- писанным рекам и по впадающим в них речкам, ключам и склонам и меж тех рек и речек по сыртам и россошам, в лесные колки и аремы, где тамо есть, во все безобходно въезжать и рубить позволили, пока на вышеписанных рудниках будет продолжаться горная работа, то есть копка медной руды. Також и сенные покосы для потребности к тем рудникам в наших же дачах по вышепомянутым речкам косить невозбранно, сколько на те рудники понадобится, по тех же пор, пока будут они, Твердышев и Месников, и их наследники медную руду копать. И имевшейся при тех же рудниках работной скот в наших же вотчинниковых дачах пасти невозбранно. А взяли мы, старшины с сотниками, выборными и со всеми 5-ти волостей башкирцами, как за вышепомянутые отведенные им, Твердышеву и Мясникову, для помянутых рудников земли, так, и сверх тех отведенных мест, и за те, где приисканы ими еще рудники, на которых со вре¬менем воспоследовать может такою же мерою, как выше показано, отвод, також и за рубку лесных колков и сенных покосов, которые имеются подле вышеписанных рек и речек и между оными по ключам, по степям, разсошам, по склонам и по сыртам, денег на все 5 волостей 185 руб. И тако вольны .они, Твердышев и Месников, на тех рудных местах руды добывать и всякое строение строить, а в лесных колках и аремах леса рубить и на рудники брать, в лугах скотину пускать и сена косить и брать безвозбранно, только деревень не селить и пашню не пахать. А нам, вотчинникам, и нашим детям, внучетом по заключени сей крепости ныне и впредь до тех проданных рудных мест и сенных покосов дела нет и не вступаться, и о повороте нигде никакими вымыслы и подлоги не бить челом, и из роду род тех рудных мест иному никому не продавать и не закладывать и ни в какие крепости ни под каким видом не укреплять. А буде мы, вотчинники, пожелаем впредь находящияся в вышепомянутых местах земли, кроме отведенных им, Твердышеву и Месникову, рудников, продать или в наем отдать, то должны при том в крепости или в записи написать, что[б] им, Твердышеву и Месникову, в.тех лесных колках лес рубить, в лугах сено косить и где погодится скотину пасти было свободно и невозбранно. Оные ж наши уступленные места и сенные покосы и леса по вышеписанным местам напредь сей купчей иному никому не проданы и ни заложены и ни в какие крепости не укреплены. А ежели в вышеобъявленные рудные места, в лесные аремы и колки и в сенные покосы кто ис посторонних будут вступаться, то нам, вотчинникам, нашим детям, женам и внучетам из роду в род от тех вступщиков их, Твердышева и Месникова, и наследников их очищать и убытку не доставить. В чем для подписания вместо всех нас, вотчинников башкирцов, поверили мы к сей купчей подписаться вышеписанным товарыщем своим сотнику Араптану Кулчюгулову, есаулу Максюту Еманчюрину, сот¬нику ж Бекбулату Абдракову, башкирцом Кусюккулу Уразмаеву, Тюкану Болтачеву. И для того им, Твердышеву и Месникову, женам их, детям и родственником их сия купчая и впредь в купчую. .

Уфимская провинциальная канцелярия, д. № 406, Записные книги гор.Уфы 1761 г., лл. 25—27.
а Запись зарегистрирована вторично в Уфимской крепостной конторе 20 декабря 1761 г. (Вторичная регистрация была произведена по требование заводчиков в связи с уничтожением части крепостных книг во время пожарр 1759 г. (см. также док. № 48—50, 53, 60, 66—68, 76—78, 83, 84, 89, 106).
* Названия волостей в рукописи подчеркнуты.
б Ряд записей (см. также док. № 48—50, 53, 60, 66—68, 76—78, 83, 84, 98, 218) содержит противоречия в датировке указа 1736 г., на основании которого была разрешена продажа башкирами своих земель. Основной указ имп. Анны Ивановны состоялся 11 февраля 1736 е. (см. ПС3, т. IX, № 6890, стр. 741—745). Подавляющее большинство записей крепостных контор основывается именно на этом указе (см. док. № 148, 151, 157, 163, 164, 168, 170, 173, 175, 181, 236, 241). Можно предположить, что 15 марта является временем получения указа в Уфимской провинциальной канцелярии.

Публикуемый документ ссылается на 15 параграф указа, в то время как в указе 11 февраля ему соответствует 16 параграф. Имеются и некоторые разночтения в самом тексте параграфа. Все это позволяет предположить, что его текст приводится не на основании указа 11 февраля, но по решению Мензелинского совещания А. И. Румянцева и И. К. Кириллова в декабре 1735 г. Решение Мензелинского совещания послужило основой для указа 11 февраля. К 15 параграфе этого решения, кроме приведенной в документе части, дается любопытное обоснование разрешения на продажу земель башкирами, «дабы продажами мешались с посторонними, и так бы не одна партии башкирская была», (Сенат, Дела по Кабинету, кн. 54/1164. л. 468 об.). В указе 11 февраля это обоснование отсутствует.
** В рукописи ошибочно: отъисканьи.
1. Кинзя Арасланов, впоследствии активный участник крестьянской войны 1773—1775 гг., сподвижник Е. И. Пугачева и Салавата Юлаева. До конца оставался верным делу восстания и все время находился при Е. И. Пугачеве.
2. Качкын Самаров, впоследствии активный участник крестьянской войны под предводительством Е. И. Пугачева. Он вместе с Чикой Зарубиным зимой 1774 г. находился в Чесноковском лагере под Уфой.