You are here

№ 7. 1755 г.. июня 15—19.— Следственное дело особого присутствия Оренбургской Губернской Канцелярии об обстоятельствах, подготовивших восстание башкир Бурзенской волости и убийство каменотесца Брагина.

I. —Копия с роспросу Бурзенской волости старшины Бик-Булата.
Уфимского уезду, Нагайской дероги, Бурзенской волости (в которой произошли смертное убивство каменотесца Брагина с товарыщи и умысел на протчие злодействе) башкирской старшина Бик-Булат Арзкаов по учиненном ему июня 6 числа 1755 году по притчине вышеписанного, к чему он по показаниям протчих главных начинщиков объявлен, первом роспросе хотя во все том по многом увещевании но довольном пристрастии запирался (чего ради и оставлен был тот его роспрос, пока протчие с ним привезенные будут роспрошены), но во вторичном того, ж июни 15 числа по изобличению протчих следующее показал.

1-е Сего 1755 году по зиме пред начатием весны команды ево отставной старшина Алкаш Сююндюков, сотники: Смайл Аиткулов Уметь Джунукеев Халиль Уразгилдин, Туган Кучюков, Девлетба,. Асланчии да Кутлуюм Колтырчаков, десятники Юлду-бай Айсин, Муксин Смайлов, башкирец Мрат Апталов (который с протчими за Яик бежал, а другая все обще с ним старшиною привезены сюда в Оренбург) приезжали к нему в разные числа, объявляя, что находящияся при каменотесце Брагине ученики башкирцы Джилан-Иткул и Кудай-Берда мулла, ездя взад и вперед, говорят и соглашаются оного Брагина убить.

А притом говорили ему, старшине, что они и команды их, також и других команд башкирцы, нарядами на службу к подводною гоньбою, а не менее и от каменотесца Брагина работами, весьма отягощены, от чего инаго способу свободится они найти не чают, как токмо по прежним примерам усилится и, во-первых, Брагина с товарищи убить; а как за Брагина от русских людей ка них нападение будет, тогда бунт начать и всем заодно стоять, к чему и он старшина согласился и приказал им для того тогда ж всей свое команде оружие приготовлять, что чрез них и приказано было. А по оном де согласи были они все в том намерении, ожидая от помянутых Джилан-Иткула и Кудай-берды муллы с товарищами тому начала; а при том де их согласии писаря Бекчуры Кутаева не было, которой в то время по отпуску от него старшины уезжал в дом свой.

2-е. Потом пред убивством Брагина недели за 2 или 3, про что точно не упомнит, приехав к нему, Бик-Булату, команды ево башкирец Чураш (кой бежал за Яик) и сказывал: помянутые де Джилан-Иткул и Кудай-Берда мулла прислали ево к нему старшине со объявлением, что они по прежде начатому их намерению к старшинам Джумагузе, Енале и Базану ездили, и оные старшины по прежде учиненному от них обещанию к убивству помянутых Брагина с товарищи с командами своими в готовности находятся, и они Джилан-Иткул и Кудай-Берда мулл я и Чураш едут к нему, Брагину, с непременным о убивстве намерением»
И притом говорил ему Бик-Булату: он на то по выше писанному своему намерению с ним заодно будет ли; на что он, Бик-Булат, сказал ему, Чурашу, чтоб они ехали и Брагина с товарыщи убивали, а он к ним с командою своею собравшись после будет. При чем были к про все то слышали помянутой отставной старшина Алкаш, команды ево башкирцы Деревни Мамбетчюриной Ишкозя Сулейманов, да Мамбеть-Чюра Абтраев и протчия, а кто имяны не упомнит, всего человек з 10, кои ныне находятся в волости в домах своих. И говорили все, что и они от команды своей не отстанут и заодно все в готовности будут, почему оной Чюраш от него уехал; а помянутого писаря Бек-чуры тут не било послан был он от него старшины для переписи и наряду по очереди на службу людей.

3-е. После того ево Чурашова отъезду, оставшись он, старшина, во ожидании, по вышеписанному их с помянутыми отставным старшиною. Алкашем с сотниками и десятниками совету и начала убивства Брагина с товарищи и за убийство их опасаясь от русских людей на них нападения, не поехал, но собирал между тем по наряду из Уфинской Провинициальной Канцелярии на службу людей, хотя тем выше означенное свое намерение прикрыть.

4-е. А как помянутые Джилан-Иткул, Кудай-Берда мулла и Чюраш оных каменотесца Брагина с товарищи убили, и от них к нему старшине бывшей при нем Брагине в ординарцах команды ево деревни ИликеевоЙ башкирца Иликея шимина сын, как ево зовут не знает, приехал и о том убивстве объявил; и притом сказал, что показанные Джилан-Иткул, Кудай-Берда мулла и Чюраш с товарищи приказывали к нему старшине и к протчим, кто с ними в согласии был, приехать на Талкас для разделу оставших после Брагина пожитков, причем были помянутой отставной старшина Алкаш, башкирец Абулхаир, кой ныне здесь находится, да писарь Бек-чюра, а более никого не было. То он старшина по вышеписаному своему намерению пришед в робость приказал оному Иликееву сыну ехать н сказать о том отцу ево Иликею и протчим деревенским их жителям, дабы они собирались и ехали на озеро Талкас, с чем оной Иликеев сын тогда от него, старшины, и уехал. А для такой же повестки и призыву для совету на Талкас посылал он тогда к сотнику Кутлуюлу сына своего Бакты-Гирея с письмом, чтоб он получа то письмо немедленно отправил к старшине Сабыру, а сам бы собрав подчиненных своих к нему старшине ехал.
А к Сабыру во оном письме написано, дабы он прочтя неукоснительно послал ево к старшине ж Кувату; а в том письме к ним:, старшинам, писано со объявлением вышеписанного убивства и [своего намерения, и чтоб они собрався с командами своими к ним на совет приезжали, или как они придумают о том бы их уведомили, которое письмо писал помянутой писарь Бек-чюра. А к старшине ж Зюмагузе посылали они деревни Иткуловой башкирца Абзана Акназарова с словесным объявлением о вышеписанном же пооизшедшем убивстве, и о их намерении и согласии, и чтоб он Зюмагузя1 к ним сам приехал, или людей прислал, или б письмом уведомил их, в каком намерении находится. А для с такой же бы повестки к старшинам Сатлыку и Шайле он, Зюмагузя, от себя послал, к старшинам же Базану и Енале посылай был от них деревни Каранаевой башкирец Дмитрей Тявакаев с письмом, в котором, объявя, они вышеписанное ж убивство и о раззорении ямов писали, чтоб оные старшины собрался ж приезжали на совет о вышеписанное намерении и с ними б заедино стояли2 Да к старшинам же Катайской Давыду Еналиyу, Гирей-Кипчатской Аиткулу, чей сын не знает, посылан был с таковым же письмом и намерением, как и к помянутым Базану и Енале, деревни Тимачевой башкирец КалматаЙ Иманаев, которые письма писал помянутой отставной старшина Алкаш (оной Алкаш, по призыву и на той ставке с ним Бек-Булатом, и сам в письме оных и в посылке от него старшины признался, только де в тех письмах изъяснительно о их умысле было не означивано, а приказывако больше на словах).3 Промянутые ж сын ево Бикбулатов Бакты-Гирей, башкирцы Абзак, Митрей и Калматай находятся ныне в волости в домех своих.

5-е. По отправлении ж их сам он старшина Бикбулат с отставным старшиною Алкашем,с писарем Бек-чюрой, з башкирцами вышеписанным’ Абулгаиром, да деревни Мусиной Мусой Айтышевым, Ябаком Чакиным собрався поехали к сотнику Смаилу и кочевье, состоящее близь Сакмары реки, куда и наряженных на службу башкирцов, которые пред тем днем отправлены были уже в поход, возвратить он старшина приказал; кои и возвращены;упомянутым Абулгаиром и приведены к нам старшине во оное ж Смаилово кочевье, где собрався они всего человек с 80, в том числе он старшина с вышеимянованным Алкашем, Абулгаиром, Мусок и Ябаком, сотниками Смайлом, Туганом, Халилем, а протчих по имяном не упомнит, и усоветывали при том как на них руския наступать будут, тогда всем им заодно быть и до последней капли крови стоять и друг друга не выдавать. Бывшим же при убивстве Брагина башкирцам, ис которые при том были не сколько человек, а сколько подлинно и кто. имяны, он, Бик-Булат, не упомнии, ибо были все ребята молодые, приговорили они за Яик бежать, дабы им без них свободнее оправдаться было можно. А ежели они не оправдятся, и житья им в волости не будет, и сил их против русских войск не достанет, тогда и все намерены были за Яик: в Киргиз-Кайсапкую Орду бежать, надеясь, что их киргиз-кайсаки яко единоверцы к себе примут и не выдадут, при чем при всем и промянугой писарь был и оной их совет слышал. При котором их совете и помянутые посыланные башкирцы Абщан, Митрей и Калматай возвратились и сказали, что они к показанным старшинам ездили и помянутые письма отдали; и при том объявили Абзан от старшины Зюмагузи письмо, в котором он Зюмагузя писал к ним старшине, что он с ними заодно стоять должен и будет и ни в чем их не пыдает. А к старшинам де Сатлыку и Шайле о том же он известие послал а Митрей и Калматай сказали словесно, что реченныя старшины Базан, и Енали, Давыд и Аиткул также обещались их не оставить и заодно быть, только к ним не бывали; а хотя от других старшин, яко то от Сатлыка Шайлы и Кувата и никакого известия к нему Бик-Булату не было, однако, он для ободрения народа и пробуждения к предпринятому...их намерению объявлял, что они в том .же согласии. А между тем де подоспел прапорщик едущей по ямам, а затем вскоре и капитан с командою и тако их всех имеете собратся не допустили, и они будучи тогда в страхе не знали, что делать ,н умыслили уже в закрытие своей винности пристать ко оным прапорщику и капитану, что и учинили. И затем на Талкас уже не ездили, и ис пожитков Брагина он, Бик-Булат, не бирал, и брали ли кто, не знает, причем спрошено было у ниго, Бик-Булата, и для чего за Яик для переговору с киргит-кайсаками кого они посылали ль, и дети ево, Бекбулатовы, вескою зачем за Яик ездили, но только в том он не признавался и утверждался, что никого за Яик не посылывал и дети ево т уда не ездили, а ездили только по сю сторону Яика для стреляния птиц. Но кик во обличение того езо неправильного показания представлен пред него команды ево сотник Девлетбак Асланчин, которой показал, что он старшина сказывал ему сам, что детей своих послал он за Яик для ловли бобров а может де быть и для какого-нибудь согласия с киргизцами: при чем он старшина разложен и несколько был сечен кошка , показал, что он детей своих Илимбетя, Бай-Мурата, племянника Касангула Тюнкина с сыном ево Ит-Кучюком, да башкирца Елки-бая Ядигерова, кои ныло находятся в волости в домах своих, посылал яке б только для бобровой ловли, а в протчем не признался; а что за Яик без особых От губернской канцелярии повеленей башкирцам ездить запрещено, про то он знает. А при том показал, что * про оной совет и протчего и все привезенные сюда с ним старшиною сотники и десятники знали и притом согласны были,

6-e. Что до деревни Кусяковбй башкирец Кусяк .Клянбердин в роспросе своем показал упоминаемаго башкирца главного злу начинщика и возмутителя Кудай-Берды муллы, с которым он, Бяк-Булат. и .с протчим» якобы в деревне по Зюмагузиной у старшины Зюмагузи в мечете о ни- временном вышеозначенного злодейства исполнении куран целовали, то показал он него, Бик-Булата, ложно, ибо он в той деревне как сие о злодействе намерение произошло не бывал; а может де быть, показал он, Кусяк, по ложному помянутого Кудай-Берды муллы объявлению, которой все то склоняя к себе народ разглашал напрасно.

7-е. А что де сотннк Халиль показал, яко б в бытность их под караулом у подполковника Исакова приходил к ним команды их башкирец деревни Алкашевой Гумер Кусекзев и говорил, что находящияся при том на службе старшины и сотники их Бик-Булата с товары щи сожалеют и говорят, когда де их Бик-Булата взяли под караул, то де и им нечего добра ждать, но знатно де лутче всем за одно собраться и стоять и друг друга не выдавать, про то он Бик-Булат не слыхал; а может А- быть оное и говорено было, да только он не вслушался. Будучи же в пути, как они повезены, реченной сотник Халиль сказывал ему, что Шайлиной команды сотник Салтяш с находящихся на службе при помянутом подполковнике башкирцов взял ис под устрастия лошадь мерина рыжаго, а за что того подлинно не сказывал, и он старшина не спрашивал. Причём на обличение ево в слышании вышеписанных речей и помянутой сотник Халиль был приведен, но оной показал: может де быть старшина тех речей не дослышал, точихо де оные подлинно помянутым башкирцом были говорены. Более и: сего ничего он, Бик-Булат, показать не знает и ничего не чинивал, ни на кого напрасно ничего но затеял и никого из согласников своих не закрывал, и более вышепоказанных поимянно никого он не упомнит.
И в сем роспросе показал он все самую сущую правду и ничего не утаил, в чем под лишением живота своего тамгу свою приложил [тамга]1. II

II. — Очная ставка.

Понеже привезенныя сюда с старшиною Бик-Булатом Аркаевым команды ево отставной старшина Алкаш Сююндюков, сотники: Халиль Уразгилдин, Умит Джанукеев, Кутлуюл Колтырчаков Девлетбак Асланчин и десятники: Елцы-бай Айсин и Муксин Смаилов во учиненных им роспросах (кроме десятников), хотя и показали, что они про злое намерение о убивстве Брагина и ка протчия Злодейства до убивства еще Брагина с товарыщи знали, а при том и друг на друга о бытия на советах показывали, токмо всяк сам себя выключал, яко б не согласовал и к тому злодеянию намерения не имел, наводя разныя и со обстоятельством дела весьма несходныя отговорки. А десятники оба показали, бутто бы они до убивства Брагина с товарыщи не только о советах, но и о намерении не знали и ни от кого не слыхали, да якобы о советах и ныне не знают же, чего у них доспрашиваться и в том истязывать их тогда за потребно не разсуждено до тех пор, как от них старшина Бик-Булат в показанном на него ими будет изоблечен, которой при первом ево роспросе против покизаней их не признавался.

Того ради им с реченным старшиною Бик-Булатом, кой во вторичном своем роспросе в 5-м пункте показал, что оные отставной старшина, сотники и десятники про все злое намерение ведали и сами к тому согласны были, в присутствие коллежского советника.
Рычкова июня 19 дня 1755 году всем им с помянутым старшиною даны очныя ставки, на которых они по изобличению показанного старшины . Бич-Булата все ужа объявили, что оной старшина Бик-Булат в роспросе ево де на них ни показал., то все они ведали и с ним старшиною на злодеяние в одном согласий имелись. А отставной старшина Алкаш и сотник Халиль в том призналися, что они ко только на советах были, но и но приказаниям одного старшины Бик-Булата все к тому злодейству принадлежащее исполняли и приготавливали. И в том но всем повинную принесли, в чем они и тамги свои приложили таковы: Халилова [тамга2], Умятева [тамга 5], Кутуюлова [тамга*], Дэвлетбакова [гамга1], Елдыбаева [тамга5], Муксинова [тамга15]; а Алкаш татарским письмом руку приложил. И очную ставку из слов переводил переводчик Петр Чучалов.

По листам скрепа: Коллежской регистратор Андрей В город. С подлинными читал: канцелярист Василей Цыдвинцов.

ЛОЦИА. Секретная Экспедиция Правительствующего Сената. Дело 1755 г., № 1582, лл. 68—74 об. Копия.
1На полях слева: Оной старшина Зюмагузя по взятии и по привозе в Оренбург в учиненном ему в Оренбургской Губернской Канцелярии роспросе по многом запирался и не признался показал что помянутый посыланный от Бик-булата Абзал к нему приезжал и о намерении на злодеяние оного старшины Бик-Булата и шел к Бурзенской волости бишкирцов объявлял, и ево, -Зюмагузю, с протчими к тому подговаривал, но яко б он на то не склонился и намерения не имел. А более более еще не роспрашиван, предоставлен до того времени, как помянутой башкирец Абзан будет- Привезен, за которым ордер послан в таком разсуждении, чтоб он Зюмигузя чрез персональное обличение без дальних запирательств и затруднения удобнее обличие быть мог.
2 На полях слева: Оные старшины Базен и Янали по взятии и по привозе в Оренбург в учиненным им Оренбургской Губернской Канцелярии роспросах во многом запирательстве признавзя показали, чте помянутой присыланной от Бик-Булата башкирец Дмитрей и ним приезжал и о намерении на злодеяние оного старшины Бик- Булата и всех Бурзенской волости башкирцов объявлял и ух Базана и Енали с протчими к тому подговаривал. но яко б они на то не склонился и намерения по имели. А более еще не роспрашиваны, предоставлены до того времена, как помянутой башкирец Дмитрей будет привезен, за которым ордер послан в таком разсуждении, чтоб они Базан и Енали чрез персональное обличение без дальних запирательств и затруднения удобнее обличены быть могли.
3На полях слева: Как Акаш введен был, тогда старшина Бик-Булат, взглянув на него Алкаша, тихо проговорил, что он Бик-Булат все уже сказал, почему и он Алкаш Стал признаваться, а прежде запирался.