You are here

№ 47 1755 г. октября 3. — Допрос Зюлбухары, жены муллы Батырши, в Канцелярии мишарского старшинны. Сибирской дороги Яныша Абдулла-улы о планах и намерениях ее мужа.

Того же 1755 года, месяца мухаррема 8-го дня1 жена вора Батырши Али-улы, из команды старшины Яныша, [аула] Карыш, на допросе показала: я, жена Батырши, Зюлбухар, дочь Хусейна, об этих воровских замыслах своего мужа ничего не знала, и так же не знала и не видала, как к нему пришел Тайнинской волости Исхак вместе со своим товарищем. Никак не знала и о том, что он послал в Тайнинскую волость, чтобы привести оттуда подмогу: аула Мерасим Максуда Гайса-улы и Урыскула Ислан-улы своего ученика, Казанского уезда Исмагила Апке- улы и Исетской провинции, команды Мюслима Ахмера Кучюк-улы. Затем поздно вечером пришел Максут Тайса-улы. И ночью тот муж мой Батырша, говоря, что он идет в мечеть для совершения намаза, ушел. Максут был вне дома. Я же со своими детьми спала в клети. Когда я поспала немного, муж Батырша вернулся и лег. Утром я встала. Максута нет. Спросила у мужа Батырши: „А где же Максут?” Он отвечал: „Ушел“. Я опять спросила: „А зачем он приходил?" Муж ответ ал „А зачем это тебе? — Так, по своим делам приходил". Немного спустя, в пятницу, рано утром, запряг он лошадей и, [забрав] меня с детьми, увез в лес. Говорил, что из Тайнинской волости придет войско Но я не знала» как и что. Узнала только в лесу. И о ч с этим своим воровским злым умыслом насильно заставил меня уехать. Не находя никак возможности убежать, я скиталась около одного месяца. И в то время, как мы скрывались, нас настигли люди. И я, взяв своих двух дочерей и сына, вышла навстречу людям, которые шли за нами. Надеясь на милость милостивого падишаха, я сказала, чтобы они схватили моего мужа Батыршу. Но они не могли его поймать. Он вместе со своими учениками убежал без коня и спасся. У них ни съестного, ни лошадей нет. На моем муже Батырше есть один бешмет, лук и около 15 стрел. А на его ученике Мухаммет- Шерифе, кроме одной рубашки, ничего нет. Есть у него лук и около 20 стрел. Также и на Муталлип Юнусе бешмет, лук и около 15 стрел*
На Муслиме есть белый чекмень, а оружия нет. На Яхье есть камзол лук и около 15 стрел. На Абдулгаффаре есть чехмечь, сломанный лук и около 15 стрел. На Сефере белый чекмень, оружия нет. У Абдулкарима есть тоже белый чекмень, камзол, оружия нет. На Девлет-бае~ старый бешмет, оружия нет. На Касиме синий чекмень, оружия нет. Мой муж Батырша Девлет-баю Куджагул-улы и Касиму Бакын-улы обоим в лесу сказал: „Вы моего дела и мой злодейский поступок не знали. Вы—молодые ребята, я вас захватил с собою насильно. Ваша вина лежит на мне. Вернитесь вы обратно. Вам ничего не будет". Это он сказал им 2—3 раза. Но они скитаются, боясь и не находя возможности вернуться. Настояший допрос я, Зюлбахар, правильно дала и свою тамгу приложила [тамга*6].

Я, старшина Яныш Абдулла-улы подписался.
1755 года, месяца мухаррема 9 дня.2[

ГАФКЭ. Фонд быв. Государственного Архива. Разр, VII. Дело 1756 г., № 1781, . ч. IV, лл. 250-—249. Перевод XVIII в. там же, лл. 247об — 248 об. Кроме белового экземпляра зтого документа, с которого сделан. современный перевод, сохранился также ею черновик там же, ч. II, лл. 86—86 об. Перевод XVIII в., там же, ч. IV, лл, 247 об. — 248 об. Подлинник на чагатайско~татарском литературном языке см. ниже, стр. ОООI
1а 8 мухаррема 1169 г. хиджры'—по европейскому летосчислению юлианского календаря 3 октября 1755 г.
2 Написано рукою Яныша Абдулла-улы.