You are here

№ 71 1755 г. ноября ранее 28 — Доношение башкир Осинской дороги Гайнинской волости, Зейнуша Абдук-улы и Муртазы Куджагул-улы командиру Ревельского драгунского полка К. А. фон-Фрауендорфу об обстоятельствах убийства их родственники, старшины Абдука Куджигу

1755 г. ноября ранее 28 — Доношение башкир Осинской дороги Гайнинской волости, Зейнуша Абдук-улы и Муртазы Куджагул-улы командиру Ревельского драгунского полка К. А. фон-Фрауендорфу об обстоятельствах убийства их родственники, старшины Абдука Куджигул-улы с просьбой о производстве расследования по этому делу.

Высокостепенному господ ту полковнику фон-Фрауэндорфу от сына бывшего старшины Гайнинской волости Абдука Куджагул-улы — Зейнуша и от его младшего брата — Муртазы Куджагул-улы покорнейшее доношение.

1. Указом великого падишаха, ея августейшеЙ императрицы, разосланным всем башкирским старшинам, было запрещено без ведома старшин производитъ в каких-либо волостях среди башкир какие-либо сборища и собирать тамги В нашей гайнинскбй волости, аула Барда, башкир Туктамыш Иш-Булат-улы, без ведома вышеупомянутого старшины Абдука, - не знаем по какому напущению,— приказал башкиру того же аула Касыму Сиянгуд-улы написать письмо и собрал от своих товарищей тамги. Однако, для чего собрал, мы этого не знаем.

2. Тот же башкир Туктамыш, без ведома упомянутого старшины Абдука, был заодно с вором — башкиром того же аула Барда — Итжимасом Абдал-улы, который принимал участие в прошлой башкирской смуте и все еще продолжал заниматься непотребными делами. О чем с нашей стороны было заявлено господину полковнику. Мы не знаем, для каких издержек они набрали много денег. Вышеупомянутый старшина, когда узнал, в этом же году поехал в Оренбург Из Оренбургской Губернской Канцелярии он привез указ Уфимскому приказу на предмет расследования и розыска об этих собранных деньгах. Вследствие этого упомянутые Туктамыш и Итжимас очень распалились на старшину Абдука: «Или ты будешь старшиной, или мы!»

3. Сего года, в начало июля месяца, аула Танып, Сарраш и Султанай нашей Гайнинской волости, за исключением одиннадцати дворов,о которых известно в написанном о том реестре, устроили жыбын, 1.н, о чем старшиной Абдуком для осведомления был послан репорт в Осинскую Воеводскую Канцелярию. Проведав об атом, упомянутый Туктамыш с товарищами стали умышленно говорить на Абдука: как этот старшина [посмел] отправить свой репорт; мы — миряне, ты, старшина, не дорог миру; у нас нет тайного схода. И тот Туктамыш, посовещавшись чтобы исправить [это], приказал упомянутому Касыму Сиянтул-улы написать репорт в Уфимский Приказ. Он поехал с репортом в Уфу. Однако мы не знаем, вручил он его или нет.

4. Августа 30 дня, когда старшина Абдук поехал в аул Сарраш для объявления указа о прошлых воровских делах башкир Ногайской дороги, тогда и я, Муртаза, поехал [с н;ш], чтобы’прочесть этот указ. На другой день после этого упомянутый Туктамыш поехал в аул Тюнкук; в том ауле, оказывается, у них были сходки для того, чтобы делать воровские дела. Об этом Туктамыш знал, потому что по тому указу надлежало задержать всех воров, не попустительствуя и не допуская [их] ни к каким злодеяниям. Однако тот Туктамыш об этих сходках не дал знать, так как он находился с этими ворами в сговоре. Oб этих сходках Абдуку не было известно. Джавкач, женщина из аула Сарраш, ходила в гости в аул Аклуш. Она собралась и шла к себе домой; дорогой, у порога двора Мустая Териберды-улы, тот Туктамыш увидел ее, с криком притащил к себе, не отпуская домой, и увез с собой в аул Тюнгук. Из того аула Тюнгук тот Туктамыш вернулся обратно и отправил Джавкач домой с четырьмя башкирами. Когда они проехали Башайский мост, они отпустили ее. Увидев нас, сами oни остановились у моста. Эти башкиры: аула Тулдур Бешер Усман-улы,.Хемзэ Сейдаш-улы, Джаббар Туймет-улы и аула Палпачике2 Мансур Темич-улы. Джавкач подошла к нам. [3 это самое время], не доезжая моста, нас нагнали сзади и напали Мустай Териберди-улы и Акбаш Андурша-улы. В силу такого их налета мы, Муртаза и Джавкач, едва убежали и спаслись в ауле Султанай. Упомянутого нашего старшего брата Абдука поймали около моста, не доезжая до аула Башаи. Конечно, по наущению Туктамыша упомянутые воры башкиры остановились у моста с четырьмя башкирами и вместе с догнавшими нас двумя башкирами убили [Абдука] и сняли с него одежду.

5. Когда задержали собравшихся со злым умыслом Чурагула и Исхака, которые — убийцы, то бывший среди тех башкир Чурагул при допросе и пытке в Осинской Воеводской Канцелярии показал на вора башкира Арслана Сиянгул-улы, родной, старший брат которого Касым Сиянгул- улы писал упомянутое выше заявление Туктамыша Осинской Воеводской Канцелярией была послана определенная роспись на всех воров, о которых даны показания, с тем, чтобы задержать их по этой росписи. Того вора башкира Арслана с 4 ворами башкирами задержали люди „мира“ и надев на них колодки, отвели под стражу под крыльцо Туктамышева дома. Тот Туктамыш, зная того Арслана и свои совещания С ним, для того, чтобы подобное на произошло о ним самим, сбил с него колодки и выпустил из под стражи, а других, зная, что ему их бояться нечего, отправил в Уфимский Приказ.

6. Убив старшину Абдука, упомянутый Туктамыш отправляет должность старшины самочинно, без выбора миром. В настоящее время с Гайнинского общества собирает он большие деньги, а для каких расходов собирает, мы того не знаем.

Поэтому покорнейше просим наше высокоблагородие сделать распоряжение о вызове этого туктамыша с его товарищами по поводу убийства моего отца и моего, Муртазы, старшего брата-старшины Абдука, так как они намеренно явились тому причиной, и допросить мирян, путем клятвоприношения через Коран о денежных сборах, о том, сколько и от кого было собрано. Просим произвести расследование, как это повелевает указ ея величества, великого падишаха.
К настоящему доношению приложили руки: я, Зейиуш Абдук-улы, спою оуку приложил.3

К настоящему доношению я, Муртаза Куджагул-улы спою руку приложил. 4

Переводил и толмачил я, Кунгурского уезда, аула Байчин, Рахманкул Канка-улы.

5

По листам скрепа: К сему доношению я, Зейнуш Абдук-улы, руку проложил, я, Муртаза Куджагул-улы, руку приложил.

ГАФКЭ. Фонд быв. Госу дарственною Архива. Разр. VII. Дело 1756 г. № 1781 ч. III, лл. 255 об.— 254. Перевод XVIII в. лл. 252—253 об,6 Подлинник но чагатайско-татарском литературном
1Народный приздник приблизително в начале июля, когда несколько селении собираются и веселятся.
2 В переводе XVIII в.: Елпачиха
3 Написано рукою Зеинуша Абдук-улы.
4Написано рукою Муртазы Куджагул-улы»
5Написано рукою Рахманкула Канка-улы,
6На переводе XVIII в, имеется следуюшая помета: Подано ноября 30 дня, которое переводил Кунгурского уезду, деревни Басиной, татарин Рахмангул Гянкиног..