You are here

№ 98. 1755 г. июля 28.—Письмо оренбургского губернатора И. И. Неплюева хану Малой Казахской Орды Нур-Али с выражением удовлетворения по поводу разграбления кочующими около него казахами башкирских беглецов и с предложением принять меры к скорейшей передач

1755 г. июля 28.—Письмо оренбургского губернатора И. И. Неплюева хану Малой Казахской Орды Нур-Али с выражением удовлетворения по поводу разграбления кочующими около него казахами башкирских беглецов и с предложением принять меры к скорейшей передаче в правительственные руки хотя бы взрослых башкир-мужчин, скрывшихся в казахских аулах.

Всепресветлейшия, державнейшия, великия государыни Елисавет Петровны, самодержицы всероссийский и прочая, и прочая и прочай ворноподданному к высокопочтенному киргиз-кайсацкому Нур-Али хану.
Ваше высокопочтенного хана письмо от 20 числа сего от Илеку реки чрез писаря Ал-Мухамметя я получил, ис которого, како ж и из слоз онаго писаря и киргиз-кайсака Малы-бая, весьма приятно мне было видеть и слышать, что вы высокопочтенной хан моим советам и наставлениями последуете с желаемым старанием1. И вследствие того: 1-е
отправя к Эр-Али салтану мое письмо и приказав ему немедленно быть к себе, ево ожидали, почему уповательно он ныне уже и у вас; 2-е, как от меня к вам высокопочтенному хану о беглых в Киргиз-Кайсацкую Орду из Башкирии, учинивших злодейство Бурзенской волости злодеях башкирцах сперва от 29 числа майя писано, дабы старание свое употребили во-первых их злодеев башкирцов в киргиз-кайсацких улусах ограбить и, разобрав по разным рукам, пленниками учинить и потом удобвозможным образом о возвращении их сюда способов искать так и объявляете, яко же и прясланныя от вас писарь и Малы-бай свидетельствовали, что кочующими около вас киргиз-кайсаками по отданному от вас приказу не только они в Джагал-Байлинском роде ограблены, и отчасти в разный руки разобраны и пленниками учинены, но под имянем их и киргиз-кайсацкому держателей их скоту досталось, айв протчем по требованию моему об них исполнять со всяким старанием обещаете, в засвидетельствование чего и оных писаря и Малы-бая прислали, и для того, что в том далее чинить, о том от меня вновь наставления и с тем хорошего человека, тако ж паки и переводчика Якова, к себе требуете. Но Яков прежде получения онаго 22 числа сего ж к вам от меня уже послав, с которым я и писал и что надлежало на словах наказывал. И хотя здесь доныне все слышно было то, что они злодеи и недавно у киргиз-кайсак тех, которыя их приняли, то есть у Худай-Назара с товарищи не по одиначкам разобраны, но токмо посемейно разделены, в но яко пленники, но яко госты со всем их имением были, да и плутовство их вспоможением тех киргизцов не прекращалось, как то я с помянутым переводчиком Яковом к вам писал и 2-х того роду киргиз-кайсак, в которой они злодеи приняты, пойманных блись Урдасымской, крепости на ваше разсмотрение послал, но по вышеписанному должен больше уже о сем последнем вашем письме и на словах присланных от вас, на которых и сами вы ссылаетесь, утверждаться и, признавать, что то их разграбление и разорение после покааанных здесь имевшихся в вам от меня сообщенных известей особливым вашим старанием произошло. Ежеля только то вам от протчих правда донесена, и тако толь честными и рачительными вашими поступками весьма доволен и за немалой знак нашей поданической к ея м. в. верности почитаю, о чем як высочайшему ея и. в. двору засвидетельствовать не оставлю. И потому вас высочайшею ея и. в. милостию обнадеживаю, которой и действительных знаков ожидать можете, когда требуемое об них злодеях окончите А понеже вам, высоко почтенному хану, ис прежних ноях уже известно, коль безбожно и бесчеловечно те воры беглецы, яко отчаянныя люди, на злодейство отважились и другим неповинную и безвозвратную гибель причинили, что по всем правам никоим образом терпимо быть не может. От них не, когда они единожды отчаялись и на такое злодейство сперва предуготовились, то и впредь ежели к рукам прибраны не будут, бес того не пройдет, чтоб они не только злодейства своего не продолжили, но и других бы легкомысленных людей в сообщничество свое возмущать не стали, как то они по побеге своем и действительно чинили, о чем ис прежних ионе вам известно, чрез что ежели бы безвозвратны у киргиз-кайсак остались, то б со здешней стороны для доставания их особливые меры предприять заставили и другим беспокойство навести могли Но как от меня сие дело во убежаыие всех могущих быть ис того дальших затруднений сначала по порядку и по званию вашему вас высокопочтенному хану в поправлению поручено, в котором, как выше сего писано, от вас и старание верноподданическое и всякой хвалы достойное оказывается и потому начало доброе учинено, то особливо на вас высокопочтенного хана надеюсь, что вы, не допускал ни их, злодеев, ни до какова авантажу, ни народ свой до предосуждения, не оставите учинить в том уже и окончания добраго. И тако, хотя я о женах и малолетных их детей докучать оставляю, хотя б они и в киргиз-кайсацких руках остались, но главная и необходимая ныне нужда в том состоит, дабы самыя те злодеи, которых числом, как я и прежде к вам писал, 124 человека бежало, чрез вас были собраны и ко мне отданы. Чего, как уповаю, не только вы и братья ваши,но и 2 все добрые люди по вернопадданнической к ея и. в. должности по всякой справедливости и для народной пользы сами за нужно почесть не оставят; ибо от них, злодеев, кроме того, что они, как вышеупомянуто, со здешней стороны не могут быть терпимы и сами киргиз-кайсакам к себе пакостей и друг на друга возмущения ожидать надлежит, а при всем том, как я прежде к вам писал, сие наипаче уважать должно, дабы подчиненной вам народ в том збережен был, чтоб не имели того имени, что со злодеями государственными соединяются, чего не токмо у подданных, юо ни же у соседственных держав не делается, разве у пущих неприятелей, чтоб злодеев принимать, или за них стоять. Того ради вам, высокопочтенному хану, наприлежнейше рекомендую совокупно с братьями своими и с протчими добрыми людьми всеми удобвозможными образы стараться оных злодеев, но откладывая вдаль, как можно скоряе, собирая, ко мне присылать м тем свою и подчиненных ваших должную к ея и. в. верность оказать, как то я и переводчику Якову вам представлять чрез Малы-бая, чтоб он вам донес, довольно толковал, дабы тако все могущие быть впредь от них замыслы и действа, также н последующие ис того киргиз-кайсакам худыя следствия единожды пресечены быть могли. И тако на вас в том я надеюсь и для того, ожидая чрез старание ваше того исполнения, я в то дело собою ни мало ое- мешался н ни едннаго ис киргисцов не только добраго человека', но н не пойманных никого не обеспокоил и. о нечинении им без явной притчяны обид во все места подтвердил* Чего для ныне к вам, высокодочтенному хану, особливаго достой наго человека, яко же и переводчик Яков, в собрании вашем под вашим наставлением все вышеписанное всем изъясняли и о исполнении того требуемаго старались; в протчем же вам на них, капитана Максютова и Якова, тако ж и на писаря ссылаюсь.

Притом, по требованию вашему, во удовольствие ваше для увеселения вашего и протчих с вами присудствующих и правизию, а именно 10 ведр вина, 3 ведра водки, 5 ведр вишневки., 3 ведра смородиновки, дс особливо для вас ведро сладкаго виноградного и ведро ж краснаго винограднаго ж вина пуд сорочипскаго пшена, четверть, пшеничной белой муки и осьмину просяных хоройшах круп к вам отправил. Почтеннаго Эр-Али султана чрез сие поздравляю и пребываю к вам с искренним усердным доброжелательством ея и. в. д. т. с. кавалер и Оренбургской губернии губернатор.

Подлинное за подписанием и печатью реченного господина д. т. с, и кавалера посылается с помянутым капитаном 28 июля 1755.

По листам скрепа: Секретарь Иван Коптяжев.

С отпуском читал канцелярист Андрей Портнягин.

Помета: Подал оренбургской казак Семен Харитонов 8 августа 1755 года.

ГАФКЭ. Коллегия Иностранных Дел• Дело 1755 г., № 2, лл. 31—34 об. Копия.
1 Подробный экстракт из этого письма находится о деле Коллегии Иностранных Дел 1755 г., № 2, лл, 29—30 об. В настоящем издании опускается, так кап основное его содержание не относится к теме издаваемого сборника. Приведем здесь, только ту выдержку ия нею, которая касается непосредственно башкир: Я приходу их сюда весьма не рад, ибо нам и без них напастей много бывает; однако киргис-кайсаки, хотя и глупы, только не они -их оттоль сюда привели, яко я и в худой путь вступать не приказываю. Да и те башкирцы по прабытии сюда не только сами себе места не нашли, но и тому улусу, в которой пришли, великое разорение причинили, ибо киргисци в собственного всего своего скота под именем башкирского лишились. А имянно бывали они Джагалбаилинского роду в улусе Бюкая Тюлиша, то из оного те башкирцы и разные места распленены и в добычь растощены, а скот их и давно весь растощен; токмо под имяием их того улусу и киргиской расхитили и расхищают, отчего те киргисцы и сами, оставляя оной, ежедневно отдаляются. И тако они больше от тех башкирцов, нежели от персиан своих хулы и убытки понесли. Но сие со всем тем по нежеланию вашему учинилось, да я и каждое от меня зависящее дело всегда ко исполнению с другом дружески, а с неприятелем неприятельски быть готовым себя предопределяю и за то себя от верноподданных счисляемым иметь вас прошу, в чем и не оставлены быть без сумнения и совершенно уповаю*