You are here

№ 104. 1755 г. сентября. 16.— Письмо хана Малой Казахской Орды Нур-Али оренбурскому губернатору И. И. Неплюеву о дальнейших разграблениях башкирских повстанцев в казахских аулах, с выражением удовлетворения по поводу определенного годового жалованья, прис

1755 г. сентября. 16.— Письмо хана Малой Казахской Орды Нур-Али оренбурскому губернатору И. И. Неплюеву о дальнейших разграблениях башкирских повстанцев в казахских аулах, с выражением удовлетворения по поводу определенного годового жалованья, присланных подарков и данною разрешения на свободное кочеванье по Яику.

Перевод с татарского письма, от киргис-кайсацкого Нур-Али хана с нарочно посыланным к нему капитаном князем Максютовым 23 числа сего сентября 1755 года - полученного.

Высокородный и высокопревосходительный господин д. т. с., кавалер и Оренбургской губернии губернатор Иван Иванович!

Посланной от вашего высокопр-ва капитан князь Максютов 13 ч[исла], сего сентября ко мне прибыл, и я чрез него и. в., моей высокомилостивой государыни, с белою печатью грамоту, письма и жалованье получил и притом известным учинился, что оного жалованья всемилостивейше повелено мне по старанию вашему купно с почтенным мурзою Тевкелевым производить на каждой год по 600 руб., которое вашего высокопр-ва благодеяние я с великим моим удовольствием и порадованием принял и оное не забуду. Да и все от вас словесно приказанное реченной князь Максютов мне донес, и я с ним довольно разговаривал. А и во 2-м вашем письме слова сходные с моими, что вы из письма моего с капитанами Яковлевым и с ним, князем Максютовым, поступок мой здешней над беглыми к киргис-кайсацкому моему народу башкирцами учиненной со удовольствием вашим усмотрели, почему ,и сим уверяю, что истинно в сих делах неправды нет, о чем и сами вы не безъизвестны, и я тем доволен. Что ж вы ко двору ея и. в., моей высокомилостивой государыни, с доношением 'о том нарочного куриира послали, то изрядно учинить изволили. К тому т ж, где помянутые беглецы Кайсацкои нашей Орды ни пристали,оные никакого покою не имеют; да и те беглецы разорились, ибо я между киргисцами к упадку их такой пустил огонь, который бог знает когда угаснет. По возвращенни моем на Исетя тархана для тех беглецов еще ездили Чумекейского роду; и Алдиар бий, приехав, с людьми Кидай бия стрелялся, причем ис чумекейцов один изрядной молодец умер,, да и лошадей пало немало. Потом на Миньяшара ездили и тамо со обоих же сторон урон был и многие робята между ног лошадиных примерли. А реченной Миньяршар Табьнского роду, которого один сын при драке с последче пришедшими башкирцами и ранен; да и Исетя тархана ко всякому делу угодного храброго и изрядного племянника и правителя всего Наймакского роду Караманда бия убили. А Эр-Али салтан. не ездя домой, с 5-ю стами человеки вверх к Тоболу, сведав последне пришедших беглецов, для поиску поехал. И перед ним ехавшие предпомянутого табынского Миньяшара разбили и, кибитки поваля, ограбили; да и Кипчатского Худай-Назар бия сын ранен. Эр-Али же салтан и с перебравшимися чрез устье 3-х рек Кизылов с многими башкирцами дрался, токмо, оскудев в силе своей, от них отъехал. Однако перед ними были Средней Орды аргинцы, найманцы, танабугинцы, кипчатцы, которые и после той драки за ними погнались и в Средней Орде повстречаться могут, ибо от меня и им прежде повещено. Да и они так же, как и Меньшей Орды, междоусобия произнести не оставят, в чем во всем извольте совершенно поверить. А что я сим в то место не поехал, то о том никакого сумнения иметь не извольте, понеже я с братом моим Эр-Али салтаном такой положил пароль, чтоб они ни единого места, в котором беглецы приход свой возъимели, без разбития не оставил, токмо б не торопно ездил- А ежели у него силы и возможности не достает, в таком бы случае скорее ко мне известие подал. И так, с тем отправя ево, в Орде моей во ожидании того известия нахожусь; однако онаго и поныне еще не бывало. Как же оное получу, то и сам туда в готовности состою.
А ежели у него в той стороне для разбития тех беглецов силы достанет, в таком случае известия ко мне уже быть не может. Для свидания с вами, хотя я по притчине сего ехать и не возмог, но, однако, для смены тамошнего сына моего здешняго другаго Бигалея, да с ним Ишима и Пиргалея салтанов с братьями моими Адилем и Чингиз салтаном ж и с немногими хорошими людьми по лал, которые прежде еще сих ваших известей поехали, в чем особливаго чего возмнить не извольте, ибо детям моим смена ежегодно бывает. А ныне при той смене от меня зависящего особливаго дела и ничего иного кажется нет. Когда ж я сам ездил, тогда, сообщась с вами, к ея и. в. письма мои послал, следственно и ныне за вышеписанными резоны, имея невозможность ехать к ея и. в., только доношение мое послал, в котором написал вашего высокопр-ва продолжаемую ко мне совершенную дружбу и что сына моего Джангалея салтана взял, а другаго Бигалея салтана ж на место ево отдал, а о другом здешнем ни о чем не писал, надеяся на вас. И тако в с прошу, дабы оное от вас к ея И. в., моей высокомилостивой государыне, отправлено было. Что ж вы изволили писать и в мою волю то положить, где я ныне по Яику, то есть внизу, или вверху удобное место усмотрю, тут бы и кочевал,тo приемлю с великим удовольствием, почему наперед вас и объявляю,что я как собственной: мой, так и находящегося, при мне народа и братьев моих и при них находящихся ж скот, лошадей и баранов и на ту сторону перегонять приказывать имею. И тако, ежели оной против прошлогоднего перегоняем и изнуряем, тако ж и под смотрением но будет, то б н знак милости нам было. А я к находящемуся по Оре реке киргис-кайсацкому моему пароду нарочных послал с таким подтверждением, чтоб они. будучи при Яике, никакого среда и убытка не чинили и блиско не ездили, разно некоторые будут ездить за беглыми от них персианами; однако и таковым ездить запретил,но, о том здесь себе доносить приказал. А для тех 2-х персиин, о которых я пред сим к нам писал, а имянно о Нядыре и Мамете, хозяина их Атантай бия паки к лам послал, и прошу их, ежели они к вам пришли приказать ему отдать . Да и еще персиана ж многие вновь бежали, а имянно- Назар, приметами чернобородой, рыжей, другой Наураз Замай, у коего голова шелудива; и оба они на 4-х лошадях, как знаем, выбежали на тот фарпост, на котором находится князь Ураков, а оттоль в Яицкой городок усланы. А лошади приметами: мерин первой, гнедой с лысиною, у коего тамга такона; другой иноходой саврасой; третий карегнедоЙ, а четвертой игриней. Да еще персианин же именем Заман с товарищем на мерине сивопегом, и еще на 3-х, а оба на 4-х же лошадях бежали в Яицкой же городок. И тако тамо знаемых ныне находится 4 пленника да 8 лошадей, да и кроме их в тог Яицкой городок много персиан из разных мест бежало, которых прошу приказать отдать, чем бы мы впредь весьма довольными остались.
Что же по учиненной милости ко мне от вас прислано и мною исправно получено, тому при сем реэстр написан.., Далее в рукописи приведен пойменный перечень полученных ханом для себя и для раздачи старшинам различных подарков (л. 331—381 об.). Да прошу по прежнему примеру учинить милость прислать ко мне запасу, ибо я послал 70 верблюдов, ис которых на 30 чистой пшеничной муки и круп просяных, а на 40-и черной ржаной муки. В протчем со всегдаш¬ним моим усердием пребываю, и во уверение сего печать моя прило¬жена. Писано по речке называемой Кылдагаиту сентября 16 дня 1755 году.
С сим послал до вас, придав к князю писаря да Атантая и Айярыка.
На оном письме ево, Нур-Али хана, чернильная печать приложена.

P.S Иван Неплюев.
Прибыл известной толмач Арапов, еще с весны в Среднюю Орду к Аблай салтану от меня посланий, каково привез письмо с того в Государственную Коллегию Иностранных Дел при сей же оказии послан перевод. И хотя во оном письме дальности не значит, но оной Арапов на словах сказывал, что он Солтан и вся его Орда победою и великим тиранством и взятьем многих тысячь в плен Зюнгорских калмык весьма высокомерны, и так явно все говорят, что они Зюнгорскими делами заняты, а инаково примут против здешних и Сибирских краев свой мерой силою, и столь гордо при нем Аблай Салтане ему Арапову говорили, что пора де вам за Волгу по прежднему. Во оном же письме он Салтан требует от меня ответа и отдачи тех людей, которыя командою еще Сибирской Губернской Канцелярии в прошлых годех близь Иртыша захвачены и крещены, такие и тех башкирцов пленников, которыя в бытность мою в Санкт –Петербурге на Уйской линии от них выбегали и по ордерам генерала-маиора Тевкелева отбираны. И заключал словесно Арапову тем, что он всех оных людей, как они из рук их ни отошли, однако получить надеятся, а понеже ему неоднократно о тех людях и о башкирцах от меня и от оного Тевкелева писано, что первыя крестились волею, а другия суть подданныя ея. И.в. зачем их и держать им не надлежало, и он давно молчал, а ныне возобнови знатно для претензии того и не знаю, что ответствовать, а буду наставления ожидать, а между тем зиму посреди иметь токмо велю задержанных минувшей зимой Ямышове по прыт… произведшего от кочевавших при Иртыше руским грабеже двух киргисцов освободить, ибо и ниже означенные два старшины об них мне пишут. А башкирцов беглых, где он Арапов был, нет но оных часть Тоболу и по протчим впадающим в нее со степной стороны речкам, в Букенбаевом и Дженбекове сына улусах ,и протчия в Меньшой Орде. Однако и Аблай салтан то говорит, что , сколько де их есть, мы не отдадим, почему и стой стороны чрез Уйскую линию вместе з башкирцами для воровства подбегают, раномерно как и семиродцы вверху Яика, ибо у некторых Сибирской дороги башкирцов и татар 228 лошадей уже отгнали.Токмо ис той Орды 2 старшины Кулсара и Куляке доброжелательны и о здом той Орды намерении сами сказывают, и так разсуждают, что доколе они с Российской стороны наказаны не будут, дотоле от них добра быть не может, чего для от них и отделяются и ближе к крепостям Ново Ишимской линии кочуют. И о том во первых на Иртышской линии, в Ямышевской крепости полковнику Дебонгу чрез помянутого Арапова, а напоследок и от самого от него Кулсары,собственных ево приездом на Ишимской линии брегадиру Крофту , ибо он ис Тобольска туда приехал, знать дано, но ему Крофту, сверх расположенных на линиях в крепостях и редутах команд, которых я прежде сего представлял, весьма недостаточно, от Сибирской Губернской Канцелярии помощи больше быть не может, как токмо до 5000 человек, выписанных ис крестьян в Кузнецку, в Томску, в Таре, в Ишимском и Яшимирском дистриктах казаках, а больше того как оная Губернская Канцелярия ныне ко мне отозваны.Чего ради в Губернскую Канцелярию буду писать и к нему Крофту командировать, чтоб тех казаков отослали и бы Крофт взял и расположил их на линиях , токмо не по 1000, а по последней мере по 500 человек вкаждом месте, дабы в случае нужды беспотеряния себя к поиску над злоденями, или к обороне надежнее были. Токмо реченныя Губернская Канцелярия сильно простирается доказать, что заведенная в тех крепостях казаками пашия во отягочение и раззорении не только тех казаков, но и крестьян уездных а с верх того и во отлучении их казаков от их собственноц должности и с казенным убытком , о чем де от нас и в Правительствующий Сенату предоставить дерзновение принял но и втой стороне всего того не довольно, хотя нынешней осени по неокончанию их с Зюнгорцами дел , и не чаятельно, разве мелких их пакостей.Однако ж,как толмачь Арапов сказывает , при Аблай салтане есть и посланцы, один зюнгорский, другой китайской токмо оба от зюнгорцов присланы для договору о мире, ибо де китайцы пред сим бывшаго зюнгорского владельца Лобачу достали к себе, а во владении зюнгорском подстекают утвердить племянника ево, о чем о всем отослано в Государственную Колегию Иностранных Дел.

Переводил переводчик Петр Чучалов.

ГАФКЭ. Коллегия Иностранных Дел. Дело 1755 г. №2, лл. 378—381 об