You are here

№ 108. 1755 I. декабря не ранее 6.— Из журнала Комиссии генерал- майора А. Тевкелева о конференции, происходившей в Кулагинской крепости с султаном Малой Казахской Орды Айчуваком и ханом той же Орды Нур-Али по вопросу о возвращении башкирских беглецов

... 6-го числа декабря помянутой Нур-Али хан з братом своим Чин- гиз салтаном, и дядею ево ханским Мурзатаем, да старшиною Кара- -Батырем и другими киргисцами приехали к генералу-майору Тевкелеву в Кулагину крепость пополунощи в 12-м часу, где он хан единственно только с ним, генералом-майором, имел конферэнцию; а брат ево, Чингиз салтан, с приехавшими с ними, старшинами и кирглецами, были доставлены у здешняго походнаго атамана.1
Причем наедине он генерал-майор, ему, хану, о всем том, что до возвращения бежавший к ним в Орду башкирцов принадлежит по содержанию данной ему инструкции весьма уже в сильных и крепких терминах, гораздо уважая страхи и милости ея и. в. и соединят собственную их с фамилиями от подданства ея и. в. пользу с ясны:*, о всем * доказательством, подробно наивяще толковал, изъясняя всеми удоб- возможными образы, что в противном случае могут все они до основания пропасть и на всс» время лишиться своего покоя, ибо никто уже их защитить не возможет; о чем он, генерал-майор, сожалея о них по древней с отцом ево Абулгаир-ханом, тако ж и с ним, Нур-Али ханом, дружбе, для собственной их пользы и безопасного пребывания сие ему, хану, собою от искренняго своего усердия говорит и дружески подтверждает дабы они, не смотря на лехкомысленных, которые из них может собственной своей пользы понимать не в состояние, постарались общими силами и собранием оных злодеев башкирцов передовить и в здешнюю сторону отдать и впредь таковых отнюд не принимать. И потом довел до того понеже он, хан, особливо и знак высочайшей ея и. в. к нему милости, удостоился опредзлением ему всеми- лостивейшаго годоваго жалованья, то находился он ныне в необходимой должности II такую высочайшую ея и. в. милость по крайней силе и возможности заслуживать, и для того должен неусыпно с крайним прилежанием стараться старшин своих уговаривать и возбуждать, чтоб они общими с ним силами в сие дело вступились, дабы они, киргис-кайсаки, для целости и благополучного своего пребывания всех возрастных башкирцов отдали; ибо им довольно и той высочайшей ея и. в, милости, что жены их и дети со всеми пожитками у них останутся,а сверх того за всякого человека дана ко будет в награждение по кафтану. Есть-ли же он, хан, напротиву сего так слабо или нирадиво будет поступать, что ш; каково своего его присяжной ево и подданнической должности бденнаго труда и сильна го старания иметь не будет, чрез то никакой пользы не последует, то в таком случае он, генерал-майор мнит, что оное жалованье и удержано быть может; что хотя он генерал-майор, дружески и собою ему сие говорит, но токмо в самом доле но инаково будет, как то и ему, хану, осязательно, ибо может сам разе удить, что когда такого ево усердного и тщательного старания и труда не будет следовать, следственно протяву таго такие и меры употребляемы быть могут, из-за чего он, хан, пред всеми остаться может весьма постыден и с немалым предъосуждением.
Как же он, хан, то выслушал, то неутешно горько заплакал и при том начал говорить, что он, хан ему генералу-маЙору, как издревле искреннему другу отцу ево Абулгаир хану и ему, Нур-Али, я;со по ево старанию и трудам вся их Киргис-Кайсацкая Орда приведена в подданство под высокославную державу ея и, в., отчего они ныне всем изобильно пользуются и спокойное пребывание и деют, то он дружески наедине без киргисцов от истиннаго своего усердия объявляет, что как ему делать с своим народом таким ветренными необузданным, которые издревле обыкли и закоснели в своих своевольствах безстрашными; и что касается до него, хана, с фамилиями, то они в совершенном ея и. в., всемилостивейшей государыня послушании со всякою рабскою преданкостию находятся и сердечно б он, хан, желал всеми своими силами по присяжной и верноподданнической должности, с раболепным усердием высочайшее ея и. в. повеления самым делом исполнить. Но токмо как он, герерал-майор,1 знает, что ему, хану, единственно самому собою без собрания народа своего старшин ничего учинить невозможно, а есть-ли б он, хан, такую ж над своим народом власть и силу имел, какову над калмыками наместник ханства имеет, и по винам подданных своих самовластно казнит и наказывает, и по повелением сам собою чинит им наряды, и повсюду распоряжает, следственно единственно он II за всех и ответствен, то б и он, хан, ежели бы от ея и. в. сила ему дана была и чрез те меры в таковой страх свой народ привести мог, нанвяще б в повелениях ея и. в. с крайним ево усердием вседолжное исполнение чинил, а бес того никакого ево самовластва и силы к ад народом не настоит, и их страхом никак до послушания привесть невозможно, кроме что уговаривать ласкою. К тому ж, когда первыэ башкирцы 100 семей к ним в Орду бежали то тогда он, хан, был с кочевьем своим в дальном от того места разстоянии у Яика и как о том услышел и получил письмо от д.т. с. и ковалера Неплюева, чтоб их, башкирцов, разграбя, учинить во-первых, пленниками, почему он хан того ж времени для надлежащего о том учреждения послал брата своего Эр-Али салтана, которой потом ездил уже и сам к рече иному д. т. с. и принял от него достахочное. каким образом в том поступать, наставление. А затем и сам он, хан, в то место, куда они, башкирцы, выбежали, поехал, и как киргиз-кайсаки услышали о том письме, чтоб означенные с бежавших башкирцов разграбить и учинить пленниками, то тогда ж всех их, разграбя, по рукам и разобрали.
На оное генерал-майор ему, хану, говорил, что реченноЙ д. т. с. писал к нему, хану, не в такой силе, чтоб их на всегдашнее время учинить пленниками, но токмо б под тем видом до времяни одержан, удобвозможным образом о возвращении их сюда способов иска Гг.; а после того уже писал, дабы из тех бежавших к ним в Орду башкирцов больших обратно отдать, а жен их и малолетних робят и с пожитками у себя удержать, то так было ему, хану, в тогдашнее л; время и учинить надлежало. А кольми паче как скоро прежде бежавшие 100 семей к ним пришли, то и без всего б возвратить им по сяжной их должности и подданнической верности следовало, яко их тогда еще малое число было. Что же брат ево, Эр-Али, салтан ездил сам в Оренбург и принял от д. т. с., каким образом в том поступать, наставление, только потому он, Эр-Али салтан, учинил ли какое исполнения, о том и поныне не известно.

И на то он, хан, объявил, что когда после того спустя несколько времяни и еще их, башкирцев, во многом уже собрании к ним в Орду прибежало, то хотя об оных помянутой д. т. с. к нему хану уже и писал, чтоб больших их тех беглых обратно возвратить, а жен и малолетних детей, також и пожитки, у себя удержать, но токмо до оные киргисцы, яко самовольный люди, не разеуждая о том последнем сво д. т. с. письме, но по верному сво о прежних бежавших г,о 100-е семьях письму и показанных последних прибегших к ним в Орду башкирцев, разграбя, розобрали ж по рекам, ибо де их силы в том уже недоставало, а большая де часть тех башкирцов ушло прямо в Среднюю Орду. Итако де, когда все те башкирцы ими, киргиз-кайсаками, стали быть порознь разобраны и по всей Орде разсесны, то уже он, хан, затем, как он несамовластной и ничего ныне сам собою учинить не в состоянии, ибо из сильных родов при нем, хане, самое малое число, и только дядя ево. Мурзатай да Кара-Батырь, и единственно с ними ничто предъуспеть не может, самые же сильнейщия роды покочевали все на зимнее пребывание в отдаленных местах, в которых родах почти все и беглые башкирцы находятся. А при обретающихся при нем, хане, киргисцах, как он суще открывает ему, генералу-майору, весь свой секрет, сыщется ль или нет из тех беглых башкирцов человек з 20, и то разве малых робят и женского полу, но и о тек, чтоб ныне отдачю ил учинить без генерального собрания ему, хану, самому собою учинить потому ж никак не возможно, понеже они тех башкирцов сщитают по письму д. т. с. у себя уже пленниками. И другаго средства он, хан, не находит, как весьма нужно по той необходимости будущею весною неотменно быть генеральному всем им собранию, ибо тогда всех тех сильных союз знатные старшины в соединении быть имеют, и хотя всяк за своего, кому кто достался из оных беглых башкирцов, будут крепко держаться, ссылаясь, что они не собою их у себя держат, но по указу пленниками щитают, и за то на него, хана, по свози дикости крайне негодовать и к своему неудовольствию причитать, и потому усильно простираться, как то уже и ныне от многих ему, хану, не без нарекания было, и когда де к тому не склонятся и будут упорствовать, то никогда на кафтан человека не отдадут. А понеже де и им, киргисцам, тот их, башкирцов, к ним в Орду приход весьма не в пользу, ибо и доныне один род с другим барантою поступают и всякому хочется более захватить, отчего между ими и смертное убивство происходило.
На что генерал-майор ему, хану, объявил, что естли они не постараются всех их, башкирцов, возрастных из своей Орды обратно возвратить, и те киргисцы отважатся и еще впредь таковых же беглых принимать, то и наипущея между ими последует в них, башкирцах, ссора и один род на другой будет нападать, отчего всем им крайней вред и и смертное убийство происходить будет, а на последок и ему хану с фамилиями их причинят великое бедсгво. А наивяще наведут тяжчайший гнев ея и. в., отчего могут все до основания пропасть. И тако все возможно им, хану и фамилии ево надлежит, не допущая вдаль, все то пресечь, почему пребудут все они в целом пребывании и покое.

И на то он, хан, объявил, что каким бы затруднением то дело подвержено ни было, токмо он по верноподданнической и присяжной ево должности в пользу и угодность ея и. в., елико ево силы и возможности стать может, с крайним прилежанием и ревностью общими силами с фамилиями своими стараться о том, чтоб их, башкирцов, паки возвратить и впредь не принимать, будут, но что в той но дикости и своевольству их народа старание и прилежность их поможет ли, не знает. И естли паче всякого чаяния никакой по самовластию ево ласкательное, или с страхами увещание и трудами еоо старание ничем иг успеет, то он, хан, не упуская времяни, о том доносить и наставления, что и таком случае ему делать, требовать не преминет И между тем употребил он, хан, что де как ему по известиям слышно, что помянутые башкирцы в прежних своих жилищах жили но изобильных местах во всяком довольствие богато, a понеже де и их Орде всем пленным житье хуже каторги, то от времяни до времяни и сами они, башкирцы, будут выбегать, как де то и ныне уже многие убежали и бегут.
И потом он, генерал-майор, еще ему, хану, подтверждал, что как бы то ни было, токмо самым делом неотложно требует ея и. в. высочайший интерес действительнаго по тому исполнения, и для того надлежит ему, хану, несмотря нг на что, народу своему и старшинам, всячески об оном изъясняя, вышепомянутыя ево, геяерала-майора, речи внушать и стараться; хотя оное ныне без генерального собрания зделать ему хану невозможно, то б уже весною в отдаче мужеского полу возрастных и впредь о неприеме беглецов к себе при генеральном всего народа собрании дальнейшаго затруднения быть не могло, и от того б на себя не нанесли ея и. в. тяжчайшаго гневу, отчего вся их Киргиз-Кайсацкая Орда в вечную себя гибель подвергнуть, а ему, хану, и с фамилиями горькое предъосуждение наведут, ибо в таком противном случии терпимо и упустимо быть не может.
На что он, хан, паки подвергая себя всеми силами обязывался, что он подданнической ево верности и присяжной должности, сколько 'возможности ево будет, стараться и труды к трудам прилагать непременно имеет; естли же паче чаяния никакая ево к тому сила и старание не успеет и не поможет, то он, хан, как выше упоминал, должен, не упущая ни малого времяни, о том доносить и наставлении требовать.
И тако оные разговоры продолжались с помянутого 12-го пополудни до 3-го часу, а потом он, хан, единственно ж токмо с ним, генералом- майором, обедали; а брат ево Чингиз з дядею ево ханским Мурзатаем да Кара-Батырем, и з другими киргизцами, были трактованы в квартире вышепредписанного походного атамана.
И по окончании того в 5-м часу он, хан, и с помянутыми братом своим Чингизом, старшинами и протчими при нем приехавшими киргизцами отбыл в свои улусы.

ГАФКЭ. Коллегия иностранных Дел. Дело 1755 г., № 2, лл. 571 об. 578 об. Копия Извлечено из журнала, веденною а Комиссии генерал-майора А. И. Тевкелева ноябре—декабрь 1755 г., лл. 561—611 об.
1 Конференция с султаном Айчуваком происходило 5 декабря. Журнал ее (лл. 568—577) о настоящем издании опускается, так как содержание его не дает ничего существенно нового о сравнении с другими документами сборника для характеристики положения башкирских повстанцев в казахских улусах.