You are here

№ 110. 1755 г. декабря не ранее. 15.— Из журнала Комиссии генерал-майора А. И. Тевкелева о „секретном разговоре”, происходившем в Кулагинской крепости с казахским старшиной Малой Орды батырем Юлумбетем о башкирских беглецах, и спорах относительно их дальн

1755 г. декабря не ранее. 15.— Из журнала Комиссии генерал-майора А. И. Тевкелева о „секретном разговоре”, происходившем в Кулагинской крепости с казахским старшиной Малой Орды батырем Юлумбетем о башкирских беглецах, и спорах относительно их дальнейшей судьбы среди казахов

... Декабря 15 числа Меньшей Орды известный киргизской старшина Юлумбеть батырь, быв у генерала-майора Тевкелева, следующее наедине секретно говорил.
Что он от доброжелательства своего к Российской стороне, яко многие в бытность ево несколько раз в Москве и Санкт-Петербурге от ея и. в. высочайшие милости и награждения получал, то в знак рабской ево услуги ему, генералу-майору, объявляет: когда де з здешней стороны первые бежали к ним в Орду башкирцы, то прямо взяты были семиродцами; а понеже де в Киргиз-Кайсацкой Меньшей Орде самой сильной род состоит Алчинской, которой разделяется на двое, одни имянуются Али-улы алчинцы, а другие Бай-улы алчинцы, и хотя из оных у Али-улы алчинцое числится 5 родов, а помянутых Бай-улы алчинцов 12 родов, токмо де оные Али-улы алчинцы вчетверо противу Бай-улы алчинцов сильнее, и как де реченные Али-улы алчинцы услышали о присланном от д. т. с. и кавалера Неплюева к их киргиз-кайсайцкому Нур-Али хану письма; чтеб предписанных бежавших к ни и в Орду башкирцов, разграбя, разобрать порознь и учинить пленниками, то тогда ж де они, Али-улы алчинцы, поехалч в улусы к показанным семиродцам и тех бежавших к ним башкирцов силою от них, семиродцов, грабили и к себе захватывали, между чем и смертное убийство происходило, и многих из них семиродцов паранили, причем и собственного их, киргисцов, скота обще а башкирским немало к себе захватили. И тако де у тех семиродцов из оных беглых к ним башкирцов не столько уже осталось, а когда де потом уже и еще к ним и Орду тех башкирцов прибежало, то по большой части оные ж Али-улы алчинцы к себе забирали, а к Бай-улы алчинцам ис тех беглых башкирцов досталось только кому по каким одолжениям, или по сватовству и другими подобными тому случаями небольшее число. Токмо де все находящаяся у иих, киргиз-кайсак, башкирцы от жестокого им от них, кургисцов, содержания и самого бедного странства крайне желают и намерение имеют обратно в евои жилища выходить, объявляя, что в прежних их жительствах довольствовались всем изобильно и жили богато, а нынешнее де их содержание хуже: каторги. И так де всегда способного к тому случая ищут, почему де не малое число уже их ис той Орды с повинною и вышло, и уповательио де что никто из оных башкирцов в их Киргиской Орде остаться не пожелает и один по одному время от времяни собою выходить будут.
Потом де когда их киргис-кайсаки в прошедшую осень были в Оренбурге и услыхали по эхам, что он, генерал-майор послан сюдадля возвращения обратно предписанных беглых башкирцов, и прибыв в Орду о том разгласили, то де то правда все они киргис кайсаки, в том числе и вышереченный Али-улы алчинцы, были кочевьями своими не весьма в дальном друг от друга расстоянии и потому имели между собою съезд, причем и о тех: беглых к ним башкирцах советовали; на котором предписанные Бай-улы алчинцы предлагали» что они за тех башкирцов, которыя в их улусах имеются, не стоят и обратно возвратить и в здешнюю сторону намерены, токмо де означенные Али-улы алчинцы объявляли и всем толковали, что они означенных беглых к ним башкирцов не сами собою у ссбя держат, но, по повелению ограбя, по рукам разобрали и пленниками учинили, зачем де уже их обратно в здешнюю сторону и отдавать не надлежит, укоряя он их Бай-улы алчинцов тем, что может де они, Бай-улы алчинцы, бояся того, что близь Российской стороны подле ; Яика кочуют от русских людей, к тому ж де у них оных башкирцов самое малое число, и затем имеющихся у себя башкирцев отдать намеряются; а они де, Али-улы алчинцы, пребывание снос имеют от Российской стороны и немалой отдаленности н бояться де им русских люден за тою отдаленностью нужды нет, и в том де они, Али-улы алчинцам, утверждачися. , Последчия ж д-5 башкирцы в немалом числе с старшиною Сатлыком и знатный башкирцем Аптраком бежали прямо в Среднюю Орду, и как де ему, Юлумбетю, оной Аптрак был знакомой, то он нарочно о нем наведывался и известился, что старшина Сатлык в той Средней Орде убит, а протчия башкирцы,. не разлучая жен от мужей, а детей от отцов и матерей, но токмо посемейно порознь же разобраны; с дна ко ж де, как слышно, скот их и протчее не умолкая киргисцы грабят. Где же означенной Аптрак, и каким уже образом все те башкирцы в оной Средней Орде содержутся, о том он за дальностию oт той Средней Орды не слыхал и не знает.
Что же при будущем по наступления весны генеральном всех Меньшей Орды знатных старшин собрании об отдаче : оных беглых башкирцов возврастных у них киргиз-кайсак воспоследует, о том де он, Юлумбеть, прежде времяни знато не может; Однако ж де уповает, что реченные Бай-улы алчинцы а отдаче имеющихся у них из беглых башкирцев возврастных спорить не будут, да чтоб и означенных Али-улы алчинцов и протчих к той отдаче склонять, о том они хану и салтанам помогать усердно будут, только де на ту отдачу означенные Али-улы алчинцы склонятся ль, или пет, о том он ныне знать не может. А что де касается до взятья от тех Али-улы алчинцов оных башкирцов силою, то де столько их Бай-улы алчинцов и хана против них силы и возможности не будет, и что де за. тем происходить какие намерении у них, киргиз-кайсак будут, о том он, Юлумбеть, весною благовременно ему, генералу-майору, секретно дать знать де приминет. Ныне ж де у них, киргиз-кайсак, никаких худых замыслов Российской стороне нигде ни от кого не слыхать, и не знает, а живут де все в спокойном пребывании.
За что генерал-майор ево, Юлумбетя, похвалил и при том Тему, Юлумбетю, подтверждал, чтоб и он впредь по присяжной ево должности подданнической верности рабские свои услуги чинил и всевозможно, чтоб поведенное от ея и. в. самым делом исполнено было старался, за что как он уже довольяо высочайшею ея и. в. милостию прежде награждаем был и их помнит, то и ныне еще наивяще той высочайшей ея и. в. милости получить удостоится; и что хотя б они киргисцы то алое намерение и имели, или б по повелению ея и. в. не исполнили, то чрез то ничего они к Российской стороне учинить не могут, кроме .как сами себя вечной гибели подвергнуть и совсем пропасть могут. А как он Юлумбеть в той верности останется и по присяжной своей должности такое усердство чинить будет, то не одно то, что он по присяжной своей должности исполнит, но пользу вделать может и всей своей Киргиз-Кайсацкой Орде. Чего ради в знак той ево усердности поманки дано ему на кафтан полуэкстраваго сукна 4 аршина, по рублю по 20-ти копеек аршин, на 4 рубли на 80 копеек, да 2 красные кожи и 2 конца китайки, всего на 7 рублей и на 90 на 5 копеек.
ГАФКЭ. Коллегия Иностранных Дел. Дело 1755 г„ № 2, лл. 594 об. — 597 об. Извлечение из журнала, веденного в Комиссии генерал-майора А, И, Тевкелева -- ноябре — декабре 1755 г., лл. 561—611 об.