You are here

№ 530. 1749 г. февраля 1.— Запись башкир Казанской дороги, Гирейской вол. Усмана Аднагулова с товарищами крестьянам Казанского уезда, Сарапульской вол. Л. И. Галакову с товарищами об отдаче им в оброчное владение на 20 лет своей вотчины по р. Березовке.

Лета 1749-го году февраля в 1 день. Уфинского уезду, Казанской дороги, Гарейской волости, деревни Ногаевы башкирцы Усман Аднагулов, Бакий Каныбеков, Исергап Алибиков с товарыщи со всего общего мирского согласия дали на себя запись Казанского уезду дворцовой Сарапульской волости, деревни Марьины дворцовым крестьяном Лаврентью Иванову сыну Галакову да Тихону Борисову сыну.Безсмертному с товарыщи в том, что отдали они, Усман с товарыщи, им, Лаврентью с товарыщи ж, старинную свою крепостную вотчину, лес, бортное ухожье и с хмелевым щипаньем, и з бобровыми гоны и со всякими звериными ловли, а та их вотчина состоит по межам вверх по реке Березовке с устья речки Полуденки вверх, где имеется Красной ключ, и по тому Красному ключю вверх идучи -по левую сторону, до вершины, а с вершины того ключа чрез Березовское поле на Огашино болото на самую вершину, а по тому Огашину болоту вниз по левую сторону, где оное пало под укати в Безымянку реку, а по Безымянке реке вниз до устья по левую сторону до устья, которая пала в вышепоказанную же первую межу Березовку реку, во владение с нынешнего 1749-го году впредь на 20 лет. Такожипо прошестви оных лет, ежели они, Лаврентей с товарыщи, будут оную нашу вотчину содержать, добропорядочно содержать и в платеже оброка явятся способны, то владеть им же, Лаврентью с товарыщи. И во оной нашей вотчине им, Лаврентью с товарыщи, старые наши артельные борти крыть и владеть, тако ж и вновь борти делать, и самосадки приискивать, и зверя всякого ловить, а нам, Усману с товарыщи, в том не спорить и никакого помешательства и утеснения не чинить. А оброку рядили мы, Усман и Бакий, у них, Лаврентья, за оную свою вотчину на год по 60 коп. А наперед при написании сей записи взяли задатку у них, Лаврентья, денег 60 коп. А оная наша вотчина напредь сей записи иному никому не отдана и не заложена, и ни в каких крепостях не укреплена. А ежели к ним, Лаврентью с товарыщи, во оную нашу вотчину кто станет вступатца по каким ни есть крепостям, и нам, Усману с товарыщи, их, Лаврентья с товарыщи, во всем очищать и ни до каких проторей и убытков не доставить. А буди против сей записи, что писано выше сего, мы, Усман с товарыщи, в чем не устоим или оную свою вотчину отдадим кому иному на сторону, или их, Лаврентья, будем изгонять и от вступщиков очищать не будем, и тем учиним им, Лаврентью с товарыщи, в смотрении и в делании бортей какое помешательство или неочисткою какие убытки, и за тое нашу неустойку взять им, Лаврентью с товарыщи, на нас, Усмане с товарыщи, протори и убытки против рядных и задаточных денег толикое ж число, тако ж за деланые их, Лаврентьевы, борти и жилые пчелы цену по указом за все сполна по их, Лаврентьевой с товарыщи, скаскам, что они скажут вправду, тому и верить, не принимая от нас никакого оправдания.

К той записи Усман тамгу свою приложил [№ 410], Бакий тамгу свою приложил [№ 535], Исергап тамгу свою приложил [№ 536],
Толмачил Иван Калмыцков и руку приложил. К той же записи и свидетели Каракулинской приказной избы писарь Данило Лутохин, пищики Никифор Калмыцков, Александр Гурьев руки приложили. Писал писец Петр Гурьев. Записал Иван Гурьев. Запрещения нет.

Пошлин 18, от письма 9, от записки 10 коп., за перехожую стра¬ницу 3 коп., на росход четь. Принял и совершил надсмотрщик Иван6 Алмазов. ф
И февраля в 10 день к сей записке башкирец Усман Аднагулов тамгу свою приложил [№ 410], и подлинную запись к себе взяли.

При письме сей росписке толмачил Иван Калмацков и руку приложил

Уфимская провинциальная канцелярия, д. № 255, Записные книги пригорода Каракулина 1749 г., лл. 2 об.— 3 об.