You are here

№ 103. 1736 г. июня 24. - Указ В. Н. Татищева башкирам Сибирской дороги, собравшимся для принесения повинной у оз. Кизылташа.

Указ е.и.в. самодержицы всероссийской от действительного статского советника Татищева Уфимского уезда Сибирской дороги башкирского народа духовным и мирским чинам и всякого звания людем.

Известно всему российскому государству и всем окрестным народом, что вы под власть и державу российскую не вашею доброю волею ни добровольными договоры, но силою оружия российского приведены, и милостию вечно достоиныя памяти их величеств, российских государей, при многих ваших прежде бытных вольностей сподоблены. Однако ж, потом, в разные времена предков ваших и ваши собственные к российским вечно достойные памяти государям и государству бунты, измены и различным противности не меньше известны, кото¬рых подробну упоминать непотребно, ибо вам от ваших погибелей и за воровство над роди¬телями вашими наказаней есче многим в памяти, что есче тритцать лет не минуло, как за бывшей от вас бунт многие тысечи вас побито и казнено. И хотя их величества по великодушию и природному их милосердию как часто те ваши мерс кия продерзости всемилостивейше презирали, и вины ваши с наказанием малых людей отпусчали, так часто вы оное презирали и оное вин отпусченис и всю высокую природных своих государей милость непристойно ми- ром именовали, которое токмо междо равными государи и государствы употребляемо.

Прошлого ж 1735 года, хотя Нагайская дорога некоторые воры дерзнули противо войск е.и.в. воровски оружие обнажить, но вы, Сибирская дорога, явно тогда с ними не согласовали, а некоторые и совершенную услугу е.и.в. показывали. И хотя е.и.в., уведав междо вами тайных к воровству намерения или от воров возмусчение, по высокой своей материн¬ской к подданным милости, отврасчая вас от крайней погибели, повелела, как чрез генерала- порутчнка Румянцева, так чрез меня и статского советника Кириллова, е.и.в. всевысокою к вам милость объявить, и обнадежить, что ежели вы в верности и покорности рабской пребудете, то никакого вам отягосчения и наказания учинено не будет, а для уверения взять от вас в аманаты лучших людей. По которому вы тогда, хотя не со всех волостей, и не от всех луч¬ших людей, в аманаты привели, и присягу по закону вашему в должности к е.и.в. верности утвердили, и потому е.и.в. и все ея верныя подданные имели безсумненную надежду и безопасность.

Но вы, презрев оную е.и.в. высокую к вам милость, а свою природную и обесчанную должность, возмусчением некоторых плутов, не видя к себе никакой от е.и.в. немилости и от руских людей обиды, в то ж самое время как присягу чинили и аманатов отдавали, на отправленной обоз в Оренбургскую крепость, а потом на полковника Арсеньева, собрався многолюдством, напали, и, великой вред учинили, принудили оных возвратиться. Потом же, вскоре, некоторые из вас на Яицкой вершине бывшей гарнизон обманом из крепости вызвав, обесчали оных в целости на Уфу проводить, но противо прав всякого народа оных невинных и безоборонных побили. И, не довольствуя тем, нападая около границы, многия руския деревни разорили, скот и коней отогнали, с Казачьей ордой, пересылаясь, искали со¬гласия, и, оных противо природной и богом поставленной над вами и нами государыни воз¬буждая, хотели власти е.в. отложиться. За которое вы войсками е.и.в. достойно наказаны, что по разным местам более 15000 человек побито, перевешено, и в разные места в вечные работы разосланы, домы ваши позжены и разорены, жены и дети в плене содержатся, и уже за непокорность последняя пагуба вам пред глазами видима, что со все стороны войска е.в. вас обступает, и не хотясчих покоритися побивать и пленить от е.и.в. повеление имеем. И оное вы, как преступники, заслужили, и никоего б милосердия достойны быть могли. Однако ж е.и.в., памятуя прежния ваши и малейшия службы, и ведая подлинно, что междо вами и многие добрые и невинные люди были, но от глупости или за страх при тех же ворах, или ушед в горы, хоронились, по природному е.в. к подданным милосердию, и милости, не хотя вас в последней погибели выдеть и сожелея так многочисленной народ погубить, повелела вас есче всемилостивейшими е.и.в. указами напомнить, и, прежде нежели вам последняя погибель явится, на обрасчение призывать.

По которому всемилостивейшему е.и.в. указу я вам чрез посланных аманатов объявил, и вы, видя свою погибель, а е.и.в. высокую к вам милость, присылали ко мне несколько человек с письменным доношением и прозьбою, что вы пред е.и.в. всепокорно в вине своей просче- ния просите и впредь во всеподданнической должности быть обесчаете, и в том по закону вашему утвердить присягою хотите, и для того вас несколько человек здесь собралися и для призывания детальных, нарочных от себя послав, ожидаете. И оную вашу к е.и.в. покорность я похваляю, и желаю, чтоб вы то истинным намерением учинили, и по должности своей нижеписанное как наискоряе исполнили, дабы я мог з доброю надеждою и безеумненными обстоятельствы о вас к е.и.в. со всенижайшим предстательством донести, аделенные на вас войска удержать, и о том к главному камандиру генералу-порутчику и кавалеру Румянцову писать, а вы б могли в домех ваших с покойностью жить и от е.и.в. милости ожидать.
1) Всех полоненников, ружье и скот и протчее что-либо, от руских, месчеряков, чюваш, мИс, вотяков и прочих верных е.в. подданных взятое, по что у себя имеете, все суда ивести, или им самим в тех местах отдать от заключения повинной в семь дней; ежели ж что продал или употребил, те б своим наградили в самой скорости.
2) Доколе все оное от вас по обесчанию исполнено будет, должны вы, выбрав аманатов волостей, лучших людей 24 человека, здесь мне отдать, дабы прежде бывших в аманатах
отпустить.
3) Которые по указу е.и.в. крепости по Оренбургской дороге построены, и строить по- вслеН0, оные вам в покое отставить и их ближним жителям от нападения воровского за¬мечать и оборонять, во оные живность и корм, какой у кого за ислишком есть, на продажу привозить.
4) Ежели которые воры, не довольствуяся сею е.и.в. высокою милостию, забыв свою подданническую должность, покориться и повинной принести не похотят, но и на крайную их погибель в воровстве останутся, то от тех волостей подать имянные росписи и их не токмо в жилисча не пусчать и у себя не держать, но, ловя, для достойнаго наказания приводить ко мне или в ближния крепости, и их земли вам розделить по себе. А ежели где они, воры, для нападения будут собираться, и вы силою их удержать не можете, то должны о том, как скоро уведаете, дать знать в ближние крепости. Но понеже многия из вас я доброе намерение к покорности имея, стали во отдалении, и посланных указов, может, не получили, или им от воров оные коварством закрыты и не объявлены, того ради для оных отставляю время на месяц, чтоб они ко мне в Екатеринбург или на Тече полковнику Арсеньеву явились, и по закону своему присягу учиня, во исполнение сего е.и.в. всемилостивейшаго указа подписались. По которому дадутся им указы, с которыми они могут в домех своих жить безопасно; ежели же которые того не учинят, то яко воры и бунтовечики имеют последней на себя погибели ожидать.
5) Которых месчеряков, чюваш, черемис, вотяков и протчих служивых и ясашных людей вы выгнали, или, взяв, у себя удержали, оным повинны вы преждния их жилисча отста¬вить, и им по прежнему жить и их землями владеть допустить без всякого прекословия.
6) Сей е.и.в. указ здесь собранным всем объявить и к отдаленным с нарочным розослать, чтоб впредь никто неведением извиниться не мог, а вам всем, пришед здесь обсче, пред знаменами по закону вашему в верности присягу учинить, кождой волости особно, и подписаться.
Дан июня 24 дня 1736 г.

На подлинном указе подписано тако: В. Татищеви и печать

Дела Сената по Кабинету. Кн. 56/1133. Лл. 420-421 б об. Копия. Этот же указ имеется в делах Сената по Оренбургской губ. Кн. 3/134. Лл. 177-179, и датируется 27 июня.

Материалы по истории БАССР том IV стр. 189-191