You are here

№ 414. 1739 г. сентября 28. - Экстракт, составленный в канцелярии Комиссии Башкирских дел о выступлении башкир Сибирской дороги под руководством Тюлкучуры Алдагулова и Нуруша Кинзекеева, со включением допросных и пыточных речей главных вождей восстания 17

№ 414. 1739 г. сентября 28. - Экстракт, составленный в канцелярии Комиссии Башкирских дел о выступлении башкир Сибирской дороги под руководством Тюлкучуры Алдагулова и Нуруша Кинзекеева, со включением допросных и пыточных речей главных вождей восстания 1737—1739 гг. Тюлкучуры Алдагулова и Бепени Трупбердина.

Экстракт из доношений посланных на Сибирскую дорогу капитана Стрижевского и перевотчика Уразлина для приему недобранных штрафных лошедей.

Августа от 7 от капитана Стрижевского августа 18 объявлено:
Сибирской дороги, Кудейской волости башкирской старшина Тюлкучюра Алдагулов, собрав к себе воров 40 человек, вооружясь, имели намерение, чтоб убить ево и перевотчика и команду.

И для того ис Тарнаклинской волости выехал вниз по реке Аю к старшине Кущинской волости Козяшу Рахмангулову, а к Тюлкучюре для лугчаго розведывания из башкирцов послал 3 человека.
В присланном от него ж, капитана татарским письме объявлено:
Сибирской же дороги, Кудейской волости Зимас Алдагулов по верности своей в.и.в. и по присяжной должности объявляет: брат де ево родной Толкучюра Алдагулов, собрав к себе воров, которые у присяги не были и штрафных лошедей не платили, вначале Кудейской волости вор Нуруш, которой ныне выехал ис Киргис-Кайсацкой орды и приехал к Толкучюре да Рысай- вор, Трукменской волости Салбар, Куваканской волости Кутук, Катайской волости Уеддан, Кудейской волости Кучюм-абыза отец Аиткул да Зайсан, Кущинской волости Тамтай, Нагайской дороги, Катайской волости башкирцы Тукины дети, а как их зовут, не показа¬но, да Куваканской волости Базаргул Кистянов-40 человек, вооружась, поехали под вечер стем намерением, чтоб капитана и переводчика и их команды руских людей убить до смерти.

Еще же у них, воров, намерение есть уехать в каракалпацкие юрты прямо, не заежая в Кайсацкую орду. И про то сказал им Нуруш-вор. И после де отъезду ево угнали у него 10 лошедей.

От 9 августа от него ж, капитана Стрижевского, 18 числа при доношении в ведомости от посланного в волости к старшинам с письмами, чтоб вели
Против оного к полковнику Татищеву Усову, в Уфу к секунт-маэору Пекарскому и х капитану Кублицкому от генерал-маэора ордерами предложено, дабы они всемерное тщание к поимке оных воров имели, каким образом пристойнее, а особливо изыскав к тому вернейших иноверцов, которых прежде уверя, обнадежить, что они* если таких воров будут ловить и объявлять х команде, то всевысочайшею в.и.в. милостию оставлены не будут и чтоб они верность свою оказали и тех воров, как возможнее домогаясь, ловили и объявляли х командам, от которых немедленно присылать их к нему, генерал-маэору, живых. А когда им того невозможно учинить, то б, изыскав удобное время, их побили, и головы показали, за что по исполнении от в.и.в. получат высокую милость. Однакож бы в сем деле весьма секретно поступать и с такими надежными людьми, кому они поверить могут (чтоб никому из башкирцов сего открыто быть не могло), также и башкирцем надежным объявить, что от таковых зачинщиков к бунту и воровству, ежели пойманы не будут, то спасены быть не имеют неповинные. И ежели таковые верные и надежные люди сыщутся, то поступать им по силе в.и.в. указов и поблизости в протчие команды давать знать, и команду отстерегать, и иметь крепкую предосторожность.

А х капитану Стрижевскому предложено, чтоб он показанных воров и бунтовщиков Тюлкучюру и Нурурша с товарищи всякими мерами старался переловить и во всем поступал против вышеписанного, а Аидзимаса Алдагулова за ево верность обнадежить, что он и с протчими ево помощники от в.и.в. высокую милостью и награждением оставлен не будет.

От генерал-маэора к полковнику Усову, к капитану Стрижевскому посланы ордеры, чтоб в поимке означенных воров Тюлкучюры, Нуруша и протчих имели 
штрафных лошедей, казака Ивана Протопопова объявлено:
Посьшан де он был с письмами к старшинам, что вели штрафных лошедей.
Л как приехал в Кудейскую волость к старшине Тюлкучюре, и оной сказал: я де сам и у коих было команды ево заплатили, а кто де еще не заплатил, он понуждал, токмо не слушаются. И он, Тюлкучюра, говорил: указы де все приходят не от е.и.в. - делают де промеж собою бояра, а лошедям де где доходить к е.и.в. - продают де они, бояра. о татарском письме по переводу на руской диалект объявлено: Сибирской дороги от Чюраша, от Елдаша-муллы, от Мандара, Кульчюмака, Зиянчюры, от Касая, от Абызгильды показано, что вышедшей в Киргис-Кайсацкую орду, раззоряя жилища Кудейской волости вор Нуруш с несколькими ворами в том числе Кудейской же волости Тюлкучюра, собравшись и вооружась, хо¬тели напасть на капитана и переводчика с командою.
И они де, Чюраш с товарищи, за злое их намерение обещаются их поймать, и бес поимки те воры не останутся

Августа 25 дня от показанного капитана Стрижевского при доношении присла¬но чрез Казанской полк пойманных башкирцов 4 человека, а имянно: Ку¬дейской волости главной вор Тюлку¬чюра Алдагулов, Катайской волости Уеденей Чюрабаев, Трухменской во¬лости Салбад Каракшин, Кудейской волости Тлявберда Салтангулов, о ко¬торых Сибирской дороги от всех старшин показано, что они по своей к в.и.в. верности поймали сами и впредь обещают достальных воров, Нуруша с тварыщи, которые бежали, как можно изловить и объявить к генерал-маэору.
Августа 26 дня присланные башкирцы от капитана Стрижевского в допросе показали.
неусыпное и всемерное старание, и ежели Стрижевскому потребны будут люди, то б объявленной полковник Усов ис Казанского гарнизонного драгунского полку командировал немедленно по своему разсмотрению.
Ко оным башкирцам Чюрашу с товарищи послан в.и.в. указ, чтоб как можно оных воров домогались поймать и объ-явили б, за что обнадежены в.и.в. высочайшею милостию.
За означенные их, башкирских старшин, в поимке вышеписанных воров Тюлкучюры с товарищи услуги похвалены, и послан к ним в.и.в. указ. чтоб достальных воров и впредь, ежели другая какие явятся, всевозможно ловить домогались.
А башкирцам же, которые оных воров привезли в Мензелинск, 5 человеком, дано в награждение, чтоб другая охотнее воров и зачинщиков возмущения, ловя, привозили, 1-му 2 руб., протчим по 1-му руб. и всем по паре соболей да сукна красного по 3 аршина и по четверте, купленого аршин по 60 коп.
От генерала-маэора Соймонова по объявленным допросам оного башкирца Тюлкучюры и протчих посланы во все
Тюлкучюра Алдагулов сказал:
Начало сего башкирского бунта воспоследовало тому 5-й год, когда ехал чрез Уфу статской советник Кирилов и полковник Тевкелев для строения нового города Оренбурха. И в то время Кильмяк-абыз и Акайка Кусюмов с протчими писали к ним на Сибирскую дорогу, чтоб обще с ними соединиться и бунтовать и до строения новых городов не допускать, того ради, что из них, башкирцов, от 33-х родов, земли и звериные угодья, где городы строить начали, в дачах их, башкирских. Почему съехались в Кусякаево жилище он, Тюлкучюра, с Елдашем-муллою, Абызгильдою да Куваканской волости Бепеня Трупбердин, Дуванской волости Мавдар Карабаев, Айлинской волости Чюраш Кильдышев, Зиянчюра Янтемиров, Зиангул Кутлугузин, Дуванской волости Сияргул Чючкин, Кара-Тавлинской волости Ислангул Елдашев, Мурзаларской волости Аблай Айтиясев, Тюбеляцкой волости Мусакай Кайбердин, Трухменской волости Юсуп Кистеев. И все тех волостей башкирцы положили общее намерение, чтоб бунтовать и до строения новых городов не допущать, утвердились присягою в том, чтоб друг-друга не оставил».
И когда де шел до Оренбурха правианской обоз с прапорщиком Гладышевым, то в Кара-Табынской волости под деревнею Мангуш на речке Уй собранием своим в 6000 человеках нападение чинили, токмо тем нападением ничего тому обозу не учинили и отъехали прочь. И, розделясь надвое, он, Тюлкучюра, с Елдашем- муллою в 3000-х ходили для раззорения жилищ к Уфе, а Мандар с Чюрашем в 3000-х же близ Богдан-Кощии для разорения мещеряков. И с тем собранием он, Тюлкучюра, под Уфою раззорили и выжгли руских и иноверцов деревень з 10 или более. А потом, соединясь, были при нападении на розсийское войско при Красноуфимской крепости, где розсийских людей сколько числом побито не знает, а их, башкирцов, побито довольное число.
команды ордеры, чтоб от воров баш кирцов и от киргис-кайсаков имели крепкую предосторожность, и ежели по известием где воровские люди покажутся, то чинить воинские поиски и оных искоренять, а в протчие команды давать знать и до раззорения верноподанных в.и.в. не допущить. А особливо о поимке объявленных воров, каким образом пристойно имели б прилежное тщание, изыскав к тому вернейших иноверцов, которых прежде уверя обнадежить, что они, если таких воров будут ловить и объявлять х команде, ю высочайшею милостию в.и.в. и до- вольным награждением оставлены не будут (как в поимке объявленного вора Тюлкучюры и за верность Сибирской дороги башкирцы Шиганай с товарыщи со удовольствием награждены). Потому ж и они б верность свою знатнее оказали и тех воров, как возможнее домогаясь, ловили и объявляли х ко-мандам, от которых немедленно б присылали к генерал-маэору их живых, а когда того им не можно учинить, то б, изыскав удобное время, их побили и головы показали, за что при исполнении от в.и.в. высокую милость получат и довольное награжде¬ние. И в том деле весьма б секретно поступали и с такими надежными людьми, кому б поверить можно (чтоб никому из бащкирцов оное открыто быть не могло), так же и башкирцам надежным объявили б, что от таковых зачинщиков к бунту, ежели переловле¬ны и искоренены не будут, то спасены быть не имеют неповинные.

Потом в 737 году раззорили в Кунгурскоми в протчих уездах сел и деревень довольное число. И Ямбургского полку рафишера убил из их собрания Кубелецкой волости Масакай Кайпердин которой и ныне в доме.
И в 738 году до прибытия розсийских войск в их жилище был у них съезд в Тарнаклинской волости у Ямангузя Кадаева, где их было человек с 1000 и все знатные их старшины, которые и выше упомянуты.

И согласие положили, чтоб с повинною в подданстве у в.и.в. не бьпъ, в чем и куран целовали. А потом когда российское войско в их жилище по Аю вступило, то Чюраш, Мандар, Сияргул Чючкин з башкирцами нападение чинили, точию розсийское войско одолеть нe могли. И после пришли с повиною и куран целовали все в такой силе: ежели с них станут штраф брать с каждого двора по лошеди, то отдавать будут, буде же сврех того, что с них потребуют того не давать и чинить противность.

А в нынешнем 739 году в перепись перепищика Черкасова он, Тюлкучюра, и со всею роднею написан, а протчие башкирцы не писались и к переписи перепищика не допустили затем, что до переписи перепищиков был у них съезд в Тарнаклинской волости в деревне Васкиной. На котором съезде главные были Елдаш-мулла, Чюраш, Мандар, Сияргул Чючкин, Абызгильда, Зианчюра, Зиянгул, Ислангул, Ефар и прочие, человек со 100, а главной больше зачинщик ко оному собранию Елдаш-мулла. И присоветовали, чтоб в перепись не писаться, что де положат с них подати. Однако ж разсудили, что той Сибирской дороги, Кущинской, Дуванской, Сартларской волостей писались, а ежели де они не пишутся, то за изменников причтены будут, и для того в перепись пошли, точию положили намерение, что сверх положенного на них прежнего ясака и штрафных лошедей, других зборов не платил», а буде сверх того будут на них чего по указом спрашивать, то не давать, в чем утвердились присягой, и ежели хотя и пришлются за ними нарочные, то не даваться и чинить противность. В том намерении и состоял.
И ныне тому с месяц, определенной капитан Стрижевской и перевотчик Уразлин к нему казака, чтоб вели штрафных лошедей, присылал, и он ему сказывал, что сам и ведомства ево башкирцы лошедей отдали, а кто не платил, тех принуждал, токмо не слушают.
Притом таких речей, что указы все приходят не от в.и.в. и делают де промежду собою бояре и лошеди продают, не говаривал.
А что де на других башкирцов оной казак ему во отъеме сухарей и протчаго жаловался, то он, Тюлкучюра, ему говорил, что то играют ребята.
Воры Нуруш Кинзекеев, Арсан Чарчикбашев, Салбар Каракшеев, Уедан Чирубаев, Аиткул Шалтыков, Зайсян Алатинов, Томтай Зюлчюрин, Базаргул Кусяпов да той же ево деревни Балсер Алатинов, деревни Зайсяновой Бачюра Зайсянов, Ажзимесев зять Убяш Якупов, Мустафа Аккучюков, Нурушев брат Мелкав да брат ево, Тюлкучюров, Зеливерс Кармышев у него в доме в собрании были и намерение имели под вечер ехать и напасть на сонных капитана и переводчика Уразлина, и команду побить досмерти хотели таким случаем, когда де помянутой капитан с командою был в Тарнаклинской волости. А ныне де тому с месяц, присылал к нему Елдаш-мулла Кара-Тавлинской волости Исламгула Елдашева, чтоб с немалым собранием он, Тюлкучюра, ехал в Тарнаклинскую волость для убивства капитана и перевотчика с командою. А он де, Елдаш, с своим собранием поедет з Другой стороны, сообщась, изобрав время на утренней заре, на сонных на них бить. А потом, ежели бы то намерение исполнили, то и башкрицы тех, которые у них, капитана и перевотчика, находились в верности, всех и протчих иноврецов побить и собранных с них штрафных лошедей, кои имелись при нем, капитане, и в Красноуфимской крепости, отбить и, собрався всей Сибирской дороги и зауральские башкирцы, кои в воровстве находились’ зимовать по Аю реке в крепких местах. Ежели де, хотя и будет прислано розсийское войско* то их достать не могут, потому что у них такие места по разным речкам имеются, а подлинно урочище показать не знает.
О воровском намерении от башкирцев впредь спокойства быть не уповает, для того* ныне тому месяца з 2 слышел он Сибирской же дороги, Ногай-Кудейской волости от башкирца от Абызгильды Зиангулова, что Нагайской дороги Сеит-бай писал на Сибирскую до-рогу к Елдаш-мулле, что приехало к нему, Сеит-баю, киргис-кайсаков 20 человек от Абул- маметь-салтана в таком намерении, чтоб сообщиться с ними, башкирцами, и бунтовать, для того что они одной веры, а которые к ним не пристанут как башкирцев, так и протчих ино- верцов и верноподданных в.и.в. раззорять. Токмо того письма он, Блдаш, Мандару, Чюрашу и ему, Тюлкучюре, и да и протчим башкирцам еще не объявлял, для того что Сеит-бай, положа свое к тому злому намерению (согласие), со оными киргис-кайсаками в Кайсацкую орду к Абулмаметь-салтану послал своих башкирцов 5 человек да в подарок 5 же человек, о чем подлинно знает привезенной с ним, Тюлкучюрой, башкирец Уйдан Чюрюбашев. Ежели де подлино из киргиз-кайсаков для воровства выедут довольное число кайсаков, то де Сибирской и Нагайской дорог Сеит-бай с протчими их союзники, кои и на- предь в бунте были, бунтовать станут.
В перепись перепищика Черкасова писали всех, не утая никого, понеже де опасны - ежели утаят, то будет им подозрение. И которые еще не переписаны, в перепись итги хоте¬ли и противности никакой чинить не желали. Токмо которые не переписаны, затем что по указом для деловой поры перепищики от них выехали.
Привезенные же с ним башкирцы Трухменской волости Сапбар Салтангулов показали, что и они к убивству капитана и перевотчика с командою были все в одном согласии.
Из них же Салбар показал, что в том же согласии были башкирцы ж Рысак Бекчурин да Аиткул Кусюмов, Тиникей, Браткул, Сюяргул Шелтыковы, Байбулат Беккуся- ков, Апак, Куваканской волости Ишбай Кутлугузин, Базаргул, Байчюра Зайсанов, Кулбаит з братом, Нагаш и протчие.
Объявленной же башкирец Тюлкучюра с розыску показал, что Сибирской дороги между старшин был совет в такой силе, что долго ль де им жить в таком неспокойстве, ибо де и ныне зимою перепищики их переписывать приехали, а потом станут с них брать против других и подати, и ныне де для збору штрафных лошедей присланы к ним афицер и перево¬дчик, чего де ради надлежит собрать негодных лошедей и привести к афицеру, которой будет их збирать. И ежели де он тех лошедей не примет, то ево высылать от себя, буде же не поедет, то б ево убить до смерти.
Нуруш де вор, приехав к нему, Тюлкучюре, до поимки ден за 10, сказывал, что он был в Киргис-Кайсакцкой орде у Абулмаметь-салтана, где имелся он, Нуруш, з женой и з дочерью да з братом своим родным. И в ту де свою бытность тамо слышел от кайсаков, что калмыки состоят в верности у в.и.в., а они де, кайсаки, с ними, башкирцами, одной веры, чего де ра¬ди надлежит им, кайсакам и башкирцем быть в одном согласии. И ежели де в том будут они, башкирцы, с ними, кайсаки, согласны, то б и на российские жилища нападение чинить обще. А вышел Нуруш ис кайсаков для того, что Абулмаметь-салтана брат родной хотел дочь ево, Нурушеву, взять сильно за себя в замужество. И, того не хотя видеть, от них з женою и з дочерью и з братом ушли тайно и угнали у них табун лошедей, где имелись и аргамаки.
К убивству капитана и переводчика с командою подзывал он, Нуруш.
От Сеит-бая к Елдашу-мулле было письмо в той силе: ежели они, Сибирской дороги башкирцы, к бунту согласны, и буде их будет людей довольно, також и киргисцов ежели будет довольно ж, к тем и пристать бунтовать.
Помянутый де вор Нуруш от него, Тюлкучюры, поехал, надеется, что к Сеит-баю. о прошлом лете, когда войско в.и.в. в их, башкирские, жилища вступило, в то время еня Трукпердин сына своего Баязита с 30 человеки посылал в Киргис-Кайсацкую орду к Бурак-салтану для подзыву, чтоб он отпустил к ним в ханы сына своего Шигая. А посылал со обшаго согласия всех их, Сибирской дороги главных башкирских старшин-воров. И приехав де тот Баязит сказал, что Бурак-салтан сказал: нельзя де ему ныне к ним сына своего отпустить, ибо де они воевались с конташинцами» и калмыки, А Бепеня де нешел к присяге, затем, что сына своего Баязита ожидал ис Кайсацкой орды с силою, а ныне де тот Баязит в доме своем и к воровству с ними в одном согласии.
На очной ставке Бепеня Трукпердин против Тюлкучюры Алдагулова сказал:
для призыву де в ханы Бурака-салтана сына его Шигая посылал он, Бепеня, сына своего Баязита с протчими башкирцы обманом, чтоб по приезде ево, поймав, объявить генералу-маэору Соймонову или тайному советнику Татищеву, о чем де и указ от него, тайного советника, имелся, чтоб того Шигая, поймав, привесть к нему, которой указ и протчия письма у него, Бепени, в доме. И за поимку де того Шигая все вины их обещано отпустить.
Он ж, Бепеня, на виске с пытки показал:
Означенного де сына своего посылал он, Бепеня, с протчими с общаго согласия к помянутому Барак-салтану для призыву сына ево в ханы к себе, и чтоб в поддантсве у в.и.в. им не быть. Что ж де прежде показал было, бутто призывали того Шигая обманом, и то де сказал, хотя отбыть розыску. А того де сына своего посылал он с совету Сибирской дороги всех главных старшин, кои во общем бунте и воровстве были. А тот же Барак салтан сказал сыну ево: я де башкирцов порубил с 300 человек, мне де как к ним, башкирцам, сына своего отпутстить в ханы? Чего ради им в том отказал.
К присяге де он, Бепеня, не шел для того, что дожидался ис киргис-кайсаков презду означенного сына своего с силою.
Прошлого году Сибирской дороги башкирцы, которые были у присяги, итетое присягу чинили обманом, усмотря что войски в.и.в. в жилище их вступили. И в том намерении бы¬ли, что лошедей штрафных хотя и заплатить, токмо других никаких податей не давать.
В прежнем де ответе показал он, Бепеня, что присягали с чистою совестью, а не фальшиво, и то де все лгал.
Согласники Тюлкучюры в роспросах и с розыску как о прежнем, так и о намеренном вновь бунтах и о умысле к убивству капитана и переводчика с командою, и в противности воли в.и.в. показали те же речи, что и Тюлкучюра показал.
Токмо Уеден против роспросу Тюлкучюрина ж показал разнь в том: сего году с начала весны посылан он был Сибирской же дороги, Кущинской волости от верного башкирца Козяша на Нагайскую дорогу для сыску вора и беглеца ис Кунгурского уезду Таира. И как де был в Тамьянекой волости у Сеит-бая, то приехали к нему ис Киргис-Кайсацкой орды касаков человек з 20, сказывались посланниками, а для чего приехали и какое между башкирцами и киргис-кайсаками было согласие, не занет и ни от кого о том не слыхал.
Подписано: Леонтей Соймонов.
Сентября 28 дня 1739 году.
Дела Сената по Кабинету. Кн. 106/1183. Ля. 484-492.