You are here

№ 415. 1739 ноября 19. - Доношение Л. Я. Соймонова о поездке для переговоров с казахами сына Мандара Караваева - Маелюта и о принятых, в связи с этим, предосторожностях.

Е.и.в. всемилостивейшей государыне в Высочайший Кабинет всеподданнейшее доношение.

В.и.в., я, нижайший раб, всеподданнейше доношу:

Прошедшего октября от 14 числа ис Пермской правинцы управляющей воевоцкую должность секунт-маэор Ртищев доносит, что Кунгурского уезду, Шаклинской четверти, деревни Турыша татарин Давыд Кулметев ис Пермской канцелярии посылан был в Башкирию для проведывания о состоянии их. Которой возвратясь из Башкирии по Курану в Пермской канцелярии сказал: в бытность де ево по Сибирской дороге, в Дуванской волости, в деревне Мукменевой сказывал ему той деревни башкирец Зеняк Урманчин той же волости о башкирце Мавлюте Мандарова, что он ездил в Киргис-кайсацкую орду в двухстах человеках, а оттоль де уехал бегом. И ныне он, Мавлют, з зауральским башкирцом же Таймасом собираются, и между собою письменно дают знать, чтоб вторично ехать в Киргис- Кайсацкую орду. А, собрався, туда ль они поедут или в другое место, о том подлинно не знает. А по допросу, яко знатного вора и бунтовщика, Сибирской дороги, Сартларской волости Кулмаккула Каракучюкова (которой по достоинству вины при Мензелинску кажнен) показано, что после поимки вора Тюлкучюры башкирец Мандар послал сына своего Мавлюта с протчими башкирцы пятьюдесят человеки в Киргис-Кайсацкую орду. И ежели оной Мавлют ис Киргис-Кайсацкой орды приедет с киргис-кайсаками, то имеют намерение впредь бунтовать. Которого башкирцы и ожидают. И хотя тому и невероятно, однако ж я, всеподданнейший в.и.в. раб, получа оное известие, во все команды о предосторожности подтвердил, и предложил полкам гарнизонным драгунским - Казанскому, Уфимскому, и лант-милицкому Шешминскому, чтоб были во всякой предосторожности и заготовили б правианта в запас сухарями на месяц, и у половинного числа людей были б лыжи, и обучались б на них эксерцици, чтоб во время случая не токмо верхом или пеши, и на лыжах были против бунтовщиков исправны. О сем же и на сибирскую сторону к полковнику Арсеньеву предложил, и к мещерякам и башкирским старшинам, кои с начала бунта в верности находятся, и кои прошлого году вновь с повинною пришли и верность оказывают (хотя и в походе не будут, для знания о числе людей, сколько у кого военных в наряде будут), посланы в.и.в. указы. И к генерал-лейтнанту князю Урусову для ведома сообщил и писал к нему, чтоб он в ымеющияся по Оренбургской комисии крепости и в команды от себя о предосторожности подтвердил (понеже я не имею известия, сколько зделано крепостей, в которых местах, и кто в них командиры, и в коликом числе людей), о чем ныне требовал обстоятельного известия от генерал-лейтнанта князя Урусова, понеже оная камисия ему особо поручена.

О сем всеподданнейше доносит в.и.в. нижайший раб генерал-майор Соймонов.

Ноября 19 дня 1739 году.

Нал. 537об. отметка о получении: Получено декабря 6 дня 1739 году.

Дела Сената по Кабинету. Кн. 106/1183. Лп. 536-537 об.