You are here

№ 113 1756 г.- Доношение оренбургского губернатора И. И. Неплюева в Коллегию Иностранных Дел о принимающей широкие размеры вражде башкир и казахов и о мерах, принятых для предотвращения перехода казахами Яика.

№ 113 1756 г.- Доношение оренбургского губернатора И. И. Неплюева в Коллегию Иностранных Дел о принимающей широкие размеры вражде башкир и казахов и о мерах, принятых для предотвращения перехода казахами Яика.

Секретно

В Государственную Коллегию Иностранных Дел д. т. с. и Оренбургской губернии губернатора Неплюева доношение.

От 23-го и 29-го чисел мину шл аго май Госдарьственной Коллегии

Иностранных Дел доносил я какия по то число ис Киргис-Кайсацкой Орды и с линии здешней, также и из Башкирии, письма и протчия известии имел, и протчее.
А потом 31-го того ж майя посыланной от меня к Нур-Али хачу киргиз-кайсацкому сакмарской казак Мансур от него, хана, с приданными ему тремя ево человеки возвратили и привез письмо-27-го числа того ж майя писанное, которым он, хан, ссылаясь на прежде присланное от 18 апреля письмо паки объявил, что башкирцы, который прошлого лета взбунтовав здесь в Киргиз-Кайсацкую Орду бежали, уже киргиз- кайсак инных в Орде, а инных переманя и за Яик, многих побили, а некоторых переловили, как де то и ныне учинили, что вновь 3 человека убили; да от вершины речки Темира киргиз-кайсацкие кибитки раззорили, и детей их побрали, и 5 человек убили ж, и так де в Орде их бедство умножили, да и приехавшими де из Уралу, как след их лежит по Кызилу реке, у одного чиклинца с 200 лошадзй отогнали, хотя о том здесь еще и неизвестно, чтоб толикое число лошадей в Башкир было пригнато. Итако о том требовал от меня ответа и позволения, ибо те . ежели гонящияся за ними киргиз-кайсаки чрез Яик пропущены не будут, И то отколь де тех уведенных лошадей и столько побитых тамо людей они, кайсаки, возмут; однако ж при том и то дал знать, что по таким их башкирским против них обращениям киргизцы 3000 человек, сев на коней, от вершины Илека уже выехали, — того б ради здесь о том во все крепости дано было знать и принята бы была осторожность. Вследствие чего и обретающейся при нем, хане, из свияжских татар писарь Ал-Муххамметь Нурмухамметев в письме своем к здешнему переводчику Якову .Гуляеву при том же между протчим писал, что те башкирцы, которыя в Киргизцах с семьями их находятся, киргизцов все домовне побивают и грабят, а к некоторым бегая и паки для имения приезжают и людей убивают. И хотя де выехавшим от беспокойства их киргиз-кайсакам от хана Й приказ учинен, чтоб они осмотрели и очистили места только лежащие по ту сторону Яика, также бы объездили горы и каменья и по реке Ибаите, а на здешнюю бы сторону Яика к российским не переезжали и вреда ни чинили, ибо де те башкирцы не суть вновь приехавшие из России и не по повелению моему, токмо де тем возжелавшим киргизцам Кушум-хаджа, то есть их /святоша, потакнул и начаток (бываемой чрез их молитву) учинил, приказав, что ежели след тех башшрцов за Яик, то есть на здешнюю сторону пойдет, то б и сюда шли1) и пр., с которых прилагаю при сем в Государственную Колегию Иностранных Дел переводы2. А понеже им, киргизцам, толнкому числу одни имеющияся по здешней линии из тутошних гарнизонов с прибавлением токмо инде по малому числу наряженных сюда на службу башкирцов и мещеряков учрежденныя и фарпосты по малолюдству того переходу воспретить не могут, а ежгли они на сю сторону прорвутся, то находящимся на здешней стороне жителям немалое бедство причинить могут, ибо они по своевольству своему не только на возвратившихся от них из бегов башкирцов нападать, по и далее в жилища не бывших в бегах пробираться и оныя раззорять не оставят, а между тем и других, кто б ни попался, то есть руской ли, другой ли какой ся и. в. подданной, обходить но будут, чрез что и и других нынешних башкирских нарядах помешательство последовать может, того ради я в лутчую от того их киргиз-кайсацкого переходу осторожность имел совет с обретающимся здесь генералом-лейтнантом и кавалером Салтыковым и каково по тому учинил общее с ним определение, со оного для лутчаго Государственной Коллегии Иностранных дел усмотрения прилагаю при сем копию3,, по которому того ж числа чрез него, генерала-лейтнанта, на Красногорскую и Орскую дистанции, где того их приходу больше быть чаятельно и ордеры посланы и донские казаки все отправлены, а сверх того и татарской переводчик Гуляев с особым указом, с котораго при сем копия я:, послан4. О всем же том и обретающемуся в Верхояицкой крепости брегадиру и оренбургскому коменданту Бахметеиу знать дано, а в прилежащие к Яику башкирския жилища посланы указы с наречными в такой силе, как приложенная при сем копия ж значит5, дабы они, башкирцы, как бывшия, так и не бывшия в прошлогодских замешательствах и побегах оттоль противных указом ея и. в. поступок всеконечно воздержались и тем новых затруднений и на себя бедств отнюдь не наводили, а жили б в своих местах, спокойно, чего б не только старшины, сотники и выборные, но и каждой бы один за другим прилежно наблюдали; а кто на те воровства станет отваживаться, таковы бы, почитая за нарушителей своего покоя и тишины, ловили и куда надлежит для учинения с ними по указом отсылали, от киргиз-кайсацких же бы нечаянных набегов и нападеней все в надлежащей осторожности были. К Нур-Али же хану, уже и не обождав генерала-майора Тевкелева, принужден был наскоре и чрез народного ж ответствовать, как то учинил, во-первых, приписав ему за показанное в здешнюю предосторожность ево ко мне сообщение пристойную похвалу, а впротчем изъяснял следующее, что ему, хану, известно, яко киргиз-кайсаки прошлого лета, ведая, что они башкирцы не инныя какия, как бунтовщики, отсель бегут сами собою, не только в защищение к себе их приняли, но еще во время побегу их миогии и нарочно выезжая в разных близь Яику местах их встречали и яко гостей перенимали н со всякою ласковостью в свои улусы отвели, да как сам он, хан, ко мне писал в защищении и в своевольном их у себя содержании и присягу им чинили; а осенью, сообщась с ними, и на сю сторону в башкирски я жилища под предводительством их воровски подъезжали и подданных ея и. в. раззоряли, а некоторых и до смерти побили; Ио при всем том я здешних команд за Яик не посылал и подчиненной ему народ не обеспокоил, а и ныне о недопущении живущих здесь в Башкирии как но бывших в Киргизкой Орде и бегах, так и выбежавших от них назадь башкирцон к переходу чрез Яик в Башкирии и по линии прежде еще сего подтвердил; сверх же того особливо на фарпостах крепко того смотреть подтверждаю, потому не знаю, есть ли что больше того киргиз-кайсакам со здешней стороны требовать, а что те бунтовщики уже самим киргиз-кайсакам, которыя их приняли, злодеями обратились, сие и сперва всякому разуметь было можно, что им от них иинаго ожидать нечего, толь наипаче потому, что к нему, хану, и я сначала еще побегу их не по одни раз писал, что когда они здесь своей природной и истинной все- пресветлейшей державнейшей великой государыне императрице преступили и на такия противности отважится дерзнули, то уже и у них, кайсак, инаковы не могут быть как злодеи; следственно ежели бы они им-пристанища у себя не дали, то б от них беспокойства не имели, когда же того не учинили, то кажется не мы тому и притчиною, но еще от здешней стороны то за благодеяние и милость почитать они должны, что им таким изъяснением во осторожность их упредить от меня не оставлено, какое от них против самих и с последование быть может, и протчее. Токмо ежели киргиз-кайсаки с стороны ево, хана, не будут удержаны от переходу чрез Яик на здешнюю сторону и учинят такую дерзость, то он, хан, сам может судить, что они чрез то не только ея и. в. указом противность учинить, но и сами себя в азарт подвергнуть могут, ибо и здесь силы ея и. в. немалое число находится, и для того не токмо им воспрещать, но и яко со злодеями поступать будет принуждено, от чего взаимное беспокойство произойти, а мне и ему особливое затруднение последовать может. Того ради ему, хану, в предупреждение онаго наиприлежнейше рекомендовал всячески стараться их, киргиз-кайсак, от переходов чрез Яик как возможно удерживать и конечно ни под каким видом до оных не до пущать; при том же и о генерале-майоре Тевкелеве в равной силе дал знать, как Айчувак салтану писал, и протчее, с котораго для лутчаго Государственной Коллегии Иностранных Дел усмотрения при сем копию прилагаю6. Токмо тех киргизцов, хотя они, как выше означено сакмарской казак Мансур по возвращении от него, хана, сюда сказывал при нем еще назадь тому 13 дней для поиску беглых от них, башкир нов, в тамошния заяицкияя места собранием поехали, в приезд к Яику, также и в переходе на сю сторону поныне нигде еще не слышно, кроме только того, что поле уже того учиненного нами обще з генералом-лейтнантом Салтыковым определения с Красногорской и Орской дистанцией репортовано: 1-е, что посыланному из Озерной крепости от капитана Коптева в башкирския жила для подтверждения, чтоб башкирцы без ведома команд своих никуда не отлучались, а особливо б за реку Яик не переезжали, той крепости казаку Серембетю в проезд ево обратно оттоль в вершине речки Идяша* в деревне Муталлаповой, вышедшей назадь тому ныне девятой день и с Киргиз-Кайсацкой Орды бежавшей туда прошлаго лета Бурзенской волости башкирец Смайл по побеге ево оттоль в пятой день сказывал, что Меньшой Орды Джагалбаилинского роду киргизцов 500 человек собралось, коих де он сам видел с намерением иттить для разбития имеющейся яа сей стороне Яика в 12-ти- верстах от Озерной крепости башкирской Канчуриной деревни, но на то де время приехавшей к ним киргизец же сказал, что и Орскую крепость руской силы прошло не мало, то де они от езды той удержались; а затем де той же Орды старшина Исеть стал собирать киргизцов 2000 человек, с коими де яко бы для разбития оной же Канчуриной деревни и поедет, будто за тo, что прошлого годе в троекратные их под оную подбеги удачи им никакой не было. 2-е, что ехавшими из Разбойнаго редута до Губерлинской крепости разъездными драгунами ка седмой версте от того редута усмотрен из-за реки Яика лежащей к Уральским горам след, по примеру человек 50, почему ис того редута для поиску чех проехавших послано 100 человек донских казаков, которые де верст с 50 и ездили, токмо тех людей нагнать, а напоследок и следу за ночным времянем н что оной пришел на каменистое место разобрать не могли; но какие то люди, то есть киргисцы ли, или и невозвратившися ли из Орды назадь из бегов башкирцы, тикож и подлинно ли такое на Канчурину деревню у киргизцов намерение есть, того кроме оных выбежавшаго башкирца Смайла слов неизвестно. Однако ж понеже о предосторожности от таких киргиских перелазов, как выше значит, определение елико возможно было к лучему примыслить, нами уже учинено, по которому на обе те дистанции и люди прибавочный определены, того ради ж по оным известиям чрез реченнаго ж генерала лейтнанта командиром тех дистанцей от меня подтверждено, чтоб сни по тому поступали и но только бы Канчурилу деревню и ту партию, коя ниже Разбойнаго редута усмотрена, ежели токмо Она ис Киргизцов, а не из идущих назадь с повинною башкирцов, предстерегали, но и по всей бы своей дистанции каждой такия воровския перелазы отвращали, яко же бы и все то, что к целости ея и в. интересов принадлежит, наблюдали и верноподданных охраняли. О чем от меня и Правительствующему Сенату и Государьственной Военной Коллегии на сей же почте донесено.

Иван Неплюев.

Оренбург.

Июня 6 дня 1756.

Помета: Прислано из Секретной Экспедиции 1756 июля в 4 день.Записать.

ГАФКЭ. Коллегия Иностранных Дел. Дело .1756 № 1, лл. 126—132 oб.j
1И письме ханского писаря Ал-Мухаммета Нур-Мухамметева после этих слов идет еще следующее небезынтересное сообщение: А предводители того их собрания Чиклинского роду Кутан, Кулан да Даулан батыри, кои называются в чикменцах Джанклычского роду, и одного из них Кутана брат прошлого году тамо умер, да и Кипчатского и от каждого роду есть. Киргиз-Кайсацкая Орда в близость прикочевал л, токмо из оной объявленное 3000 человек выехали, о чем для того даю знать чтоб они паче чаяния на ту сторону не прошли и для принятия осторожности. Что же принадлежит собственно до ханского намерения, то мню, что у него xyдoro нет, разве по притчине того, что башкирцы, которые в киргисцаx с семьями их находятся, киргисцов со всем их домом убивают и имение грабят и от некоторых бегая» паки для имения проезжая людей убивают.
2Переводы этих -писем хана Нур-Али и ею писаря Ал-Мухаммета Hypмухамметева от 27 мая 1756 г находятся о деле Каллегии Иностранных Дел 1756 г.,№ 1,лл. 133-138 об. В настоящем издании они опускаются по тем соображениям, что содержание их в целом не относится к теме данного сборника. Все же что касается беглых башкир и вообще взаимоотношений казахов с башкирами и о чем говорили в этим письмах,- все это достаточной полнотой передано в издаваемом доношении И. И. Неплюева в Коллегию Иностранных Дел от 6 июля 1756г. За исключением одной детали, которая приведена нами в предыдцщем примечании.
3 Копия этого определения: общего совета оренбургского губернатора И. И. Неплюева с генерал-лейтенантом, Салтыковым от 2 июня 1756 г. находится в деле Коллегии Иностранных Дел 1756 г., № 1 лл. 142—146 об. В настоящем издании этот документ опускается, ток как содержат в себе только общие сведения о принятии надлежащих мер к воспрепятствованию перехода казахами реки Яика и о новом распределении имеющихся в распоряжение местных властей военных сил.
4Копия этого указа Оренбургской Губернской Концелярии переводчику той же Канцелярии Я. Гуляеву от 2 июня 1756 г. находится в деле Коллегии Иностранных Дел 1756 г. № 1. лл. 147—148. В настоящем издании этот документ, опускается, так как все его содержание сводится лишь к общему изложению данного Я, Гуляеву поручения о поставлении в известность всех приближающихся к пограничной линии казахов о недопустимости перехода ими реки Яика и с предложением им взамен этого во всех претензиях на башкир подавать на них соответственные жалобы русским властям.
5См. док, № 112, стр. ООО«
6Копия этого письма И. И. Неплюева казахскому хану Нур-Али от 3 июня 1756 г. находится в деле Коллегии Иностранных Дел 1756 г.,№ 1, лл. 139—141 об. В настоящем издании этот документ опускается, так как основное его содержание пересказано в данном доношении И, И. Неплюева, см. 'стр. ООО.