You are here

№ 122. 1756 г. не позднее марта 7. — Ведомость башкирам Осинской и Ногайской дорог, отправленным из Уфимской Провинциальной Канцелярии а Москву в Сенатскую Контору.

Ведомость отправленным Правительствующаго Сената в Кантору колодникам, а кто они имяны, и скольких кто лет и мерою в каковые приметы, и по каким притчииам, с каким кто наказанием, о том значит ниже.
№. Кто имяны, и каких лет и мерою и какие приметы, по каким ггритчинам пойманы и с каким наказанием.

Уфимского уезду башкирцы Осинской дороги, Гайнинской волости:
1) Боскум Юрбагышев: 55-ти лет, ростом 2-х аршин 8-ми верш., лицем смугловат, волосы на голове и на бороде черные с малинькой сединой, глаза белые, правим рука суха и не гнется и на ней в локте от болезни пятна. 12) Акбаш Андрюшев: 50 лет, ростом 2-х аршин. 7-ми верш, с половиною, лицем смугловат, волосом и бородою черен с сединою, глазами брони черные, нос большой с накляпиной, на левой руке выше кисти небольшая шишка.2
Сообщники вора и Батырши главного единомышленника башкирца Чюрагула, обще с ним, Чюрагулом, возмущали народ к бунту, причем из них Акбаш доброжелательного старшину Абдюка Козегулова до смерти убил; с наказанием при отправлении кнутом.

Нагайской дороги: 3) Бушмис-Кипчатской волости Муса Иманаев:
34-х лет, ростом 2-х арш. 5-ти верш., лицем смугловат, борода и волосы и брови черные, глаза карие. 4) Бурзенской волости Кудаш Иткулов: 27-ми лет, ростом дву аршин 4 вершков, лицем смугл волосы черные, глаза карие.
Были в побеге с протчими ворами за Яиком, а оттоль перелезши на внутреннюю сторону, как то они показывали, якоб желая быть здесь попрежнему; но по порягку в силу публикованного манифеста не явились; а хотя и явились, только как видно под видом, а не с чистым повиновением и раскаянием, они ж воровство притом учинили; оные прежде отправления по силу указу из Оренбургской Губернской Канцелярии розыскаваны.

Скрепа: С подлинною читал канцелярист Иван Иванов.

ЛОЦИА Секретная Экспедиция Правительствующею Сената. Дело 1756—1759 г. № 1594, л. 10.16, Копия Датируется на основании« известии, имеющихся в ведении Сенатской Конторы в Правительствующий Сенат от 15 мая 1756 г.Там же, лл, 1044 об. — 1045.
1 В ведении Сенатской Конторы имеется указание, сделанное на основание рапорта прапорщика Павла Потапова, что означенный „колодник“ умер 26 марта 1756 г. в селе Везовых, Казанского уезда.
2 В ведении Сенатской Конторы имеется указание, оделенное на основании рапорта прапорщика Павла Потапова, что означенный „колодник“ умер 4 апреля 1756 г. в деревне Емангуловой Из того же ведения выясняется, что начальник конвоя, прапорщик Павел Потапов, вопреки данной ему инструкции, довольствовал вверенных ему „колодников” на пути от Казани до Москвы только одним хлебом с квасом, не давая им положенной порции каши, которую они получали лишь в дороге от Уфы до Казани. •— Секретная Экспедиция Правительствующего Сената. Дело 1756—1759 гг. 1594, л. 1045—1045 об. — Подобной же явление имело, повидимому, место и в партии, сопровождающейся подпоручиком Каробкиным. По крайней мере, ао время следствия, производившегося в московской Сенатской Конторе в конце 1756 г. По поводу массовой смертности башкирских колодников в пути от Оренбурга до Москвы 3 башкира из конвоированной им партии определенно показали, что при отправлении их на Оренбургском Канцелярии с протчими башкирцы в Москву от Opенбурга до Самары как они, так и протчие башкирцы, которые на наедете ними в одной избе станавливались, кормлены были только одним хлебом с водою, — Там же, лл. 316 об 317.