You are here

№ 2. 1751 г. января 25. —Запись башкир Казанской дороги, Иланской вол. Шака Абдуллина с товарищами священнику с. Спасского Андрею Иванову с товарищами об отдаче им в оброчное владение на 5 лет рыбных ловель в оз. Китай.

Лета 1751-го году генваря в двадесят пяты день. Уфинского уезду, Казанской дороги, Иланской волости, деревни Абдуловой башкирцы Шак Абдуллин да Исергап Салтанаев учинили договор с совету той волости мирских людей и Дали сию запись у Оренбургских крепостных дел Новой Московской дороги1 села Спаского священнику Авдрею Иванову да того ж села старосте Ивану Разсамахину с товарищи в том, что отдали они, Шак да Исергап, помянутого села Спаского священнику и старосте находящееся в вотчине их близ деревни Абдуловой озеро Китай, в котором имеются у них в 3-х местах неводные, а в протчих разными снастьми рыбные ловли, от сего времени на 5 лет, то есть по 1756-ой год, из оброку на каждой год по 2 руб. Которые деньги за все вышеписанные годы всего 10 руб. и получили они у них, священника и старосты, сполна. И вольно им, священнику и старосте с товарищи, в том озере в показанный лета как неводами, так и всякими снастьми рыбу ловить самим и своими работными людьми или кому они похотят от себя в оброк или исполу 2 отдавать. А им, Шаку и Исергапу с товарищи, в том их рыболовстве ни в чем не спорить и воспрещения не чинить, и никого, кроме их, священника и старосты, или кому от них позволено будет, к тому рыболовству не допущать, и в том их во всем защищать.

А буде их незащищением в те 5 лет во оное рыболовство будет кто вступаться, и им, священнику и старосте, учинят помешательства и убытки, то за то повинны они отдать им, священнику и старосте, вышеписанные взятые ими деньги и убытки, какия им от того приключатся, по их скаске сполна.
И в том они — Шак тамгу такову [№ 19], а Исергап Салтанаев л. тамгу ж приложили такову [№ 20]. По той подлинной записи оным Шаку и Исергапу из слов переводил переводчик Яков Гуляев и руку приложил» Оную запись свидетельствовали ландмилицкого Шеш- минского драгунского полку капитан Романовской да Оренбургской губернии атаман Василей Иванов сын Могутов и Подлинную запись писал Оренбургской подканцелярист Петр Никифоров сын нет.
С той записи крепостныя пошлины по 3 ден. с рубля — 15 коп., от письма и от записки по 10-ти коп., за перехожую страницу 3 коп., на нужные росходы одна четь; итого 38 коп. с четью приняты и в приход записаны. Принял и совершил надсмотрщик Михайло Петров.
Такову подлинную запись для отдачи оным священнику Андрею Иванову и старосте Ивану Разсамахину Шак Абдулин да Исергап Салтанаев приняли и в том тамги свои приложили таковы: Шакова 1№ 19], Исергапова [№ 20].

Уфимская провинциальная канцелярия, гор. Оренбурга 1751 г., лл. 2—2 об.
1 Новая Московская или Ново-Московская дорога шла от Оренбурга через Казань (в отличие от Старо-Московской, проходившей через Самару), являлась почтовым трактом. Почтовая гоньба отправлялась первоначально башки¬рами и мишарями близлежащих волостей с уплатой в летнюю неделю по 1 копейке, а в зимнюю — по деньге за версту. С 1756 г. в окрестностях Ново-Московской дороги были поселены казанские татары. Кроме того, по Ново-Московской дороге селили новокрещенские деревни, переводившиеся со старых мест жительства. В 1757 г. население, отправлявшее почтовую гоньбу, было освобождено от рекрутской повин¬ности и плата за гоньбу была уничтожена (см. Н. Жуковский, «Краткое обозрение достопамятных событий Оренбургского края», Оренбург, 1832 г.).
В 50-х годах в деревнях, расположенных вдоль Ново-Московской дороги, насчи¬тывалось 4720 жителей (см. А. Ф. Рязанов, «Оренбургский край», Оренбург, 1928, гл. II).
2 Отдавать исполу, т. е. из половины или части улова или урожая. Обычай этот был очень распространен в Башкирии именно в отношении рыбных ловель. Отсюда термин «половная запись» часто применялся не только для закрепления сделок на по¬ловничество, но и вообще при отдаче рыбных ловель в оброчное владение (см. «Материалы», т. III, док. № 259, стр. 192).