You are here

№ 140. 1760 г. апреля 13. — Запись башкир Казанской дороги Гирейской вол. сотника Муртазы Иштерякова с товарищами за¬водчикам Красильниковым об отдаче им в оброчное владение вотчины по pp. Илдияну и Асаву.

Лета 1760-го году апреля 13-го дня. Оренбургской губерни, Уфимскаго уезду, Казанской дороги, Гарейской волости башкирцы сотник Муртаза Иштеряков, редовые Давыд Рысаев, Тупай Ишалин, Доверенность башкир Уранской вол. на языке тюрки см. в Приложениях.
Мурзакай Каспулатов, Урузбай Сафаров, Ягафер Игудявлетев, Заит Абдуллин, Гумер Сафаров, Чирмыш Юсупов, будучи в городе Уфе,, от Уфимских крепостных дел дали сию запись Архангельского медиплавиленного завода заводчиком Лукьяну и Григорью Семеновым детям Красильниковым. Мы и всей оной нашей Гарейской волости мирские люди, всего 302 человека, с общаго добровольного согласия по написанным от них и нас договорному и поверенному, умеющих грамоте, за руками, а неумеющих за тамгами, татарским письмам1, учиненным с ними, Красильниковыми, сего 1760-го году февраля 26-го дня, которые при заключеньи сей записи от нас в Уфимской правинцыальной канделяри у крепостных дел объявлены, в том, что уступили мы им, заводчиком Красильниковым, вотчинную свою башкирскую землю, состоящую во оной нашей Гарейской волости, для построения ими железо-вододействуемаго завода, коя имеется за Белою рекою, речку Илдиян, Березовка тож, коя впала в реку Каму по течению с левой стороны, зачав от помянутой речки, подле земли Енейской волости вниз по Каме реке, мерою на 10 верст а оттуда на край поля черемиской деревни Арлям лесом, не захватывая поля и сенных покосов, а от Тиляманской губяки прямо к Ашиту на Булярской лес по сторону Илдиян речки, а по тому лесу, не за¬хватывая степи и сенных покосов, позади поля деревни Ташкиновой, а от той деревни наниз по той же речке Илдиян на одну версту, а верхней межа до руских и черемиских пашен, кроме сенных покосов и пахотной земли, только лес, называемой Чюль, а потом итти по правую сторону тое ж речки Илдиян до Маринской стороны на пол-версты до межи, покамест взливается пойма, и в том лесу рубить всякой потребной лес на 3 версты, а нижняя межа по Красному ключю по обе стороны кругом по Асаву реке лес Чюль, коя Асав река в том Чюле лесу. И оным отданным от нас по межам и урочищам вотчинным лесом владеть им, Красильниковым, и детям их сроком впредь на 60 на 5 лет. И за тот отданной лес платить им, Красиль¬никовым, нам, башкирцам, по 5-ти руб. на год бездоимочно. А ныне взяли мы, башкирцы, с них, Красильниковых, денег за 60 лет 306 руб. А без оброку владеть ил, Красильниковым, 5 лет. А когда урочные годы дойдут, то и впредь оным Красильниковым платить нам, башкирцам, по той же цене по 5-ти руб. на год. И в тех вышеписанных отданных от нас урочищах им, Красильниковым, в лесах всякой годной лес к строению того завода и к рудному прииску рубить, и в речках рыбу ловить, и хмель щипать, и на санар ходить. В той же вотчине нам, башкирцам, и детям нашим для закрытия бортей ходить и вновь борти делать им, Красильниковым, не запрещать. А ежели они, Красильниковы, или от них кто другие в вотчине нашей будут рубить дельныя деревья, то за каждое дерево со пчелами платить по 10-ти руб., а за дельное ж, кое будет безо пчел, платить же по 5-ти руб. А других сторонних людей для того никого нам не до¬пускать. А 6-ти дворам руским людем до сроку им, Красильниковым, спору не чинить. И впредь нам с них, Красильниковых, окроме оброчных денег, до сроку ничего не спрашивать. Також и впредь нам, башкирцам, тое отданную землю, окроме их, Красильниковых, другим никому не отдавать и не продавать. А оная наша вотчинная земля напредь сего никому не продана и в оброк не отдана. И нам, башкирцам, и детям нашим им, Красильниковым, и детям их и нас- л. 6 ледником в той вотчине обид никаких не чинить. А ежели впредь мы им, Красильниковым, или детям их какие будем обиды чинить, то нам оные взятые от них, Красильниковых, деньги 306 руб. воз¬вратить беспорно и бес суда. А ежели им, Красильниковым, в том ли, башкирцы, учиним какую остановку, то им, Красильниковым, и детям их и наследникам взять на нас, башкирцах, вдвоя и с убытки, ра буде они, Красильниковы! руским дворцовым крестьянам в па¬шенной земле и в сенных покосах и в лесах в рубке бревен станут какой спор чинить, и в том будет происходить между ими челобитье и убытки, то уже все будет на них, Красильниковых, и детях их. Також ежели о имеющихся ныне на той нашей вотчинной земле Машевитинской и Поповской мельницах будет происходить от них же, Красильниковых, какой спор и учинится остановка и убытки, то и в том потому ж им же, Красильниковым, кроме нас, ведаться судом, а нас до того, яко же и ни до каких убытков не допускать.

А живущим на нашей вотчинной земле черемисам в лесах всякой лес рубить и на санар ходить, и хмель щипать, и борти делать им, Красильниковым, не запрещать. Буде же тот отданной от нас им, Красильниковым, лес и речки кто из нас, башкирцов, кому отдадут, то мы, башкирцы, будем очищать сами...

Уфимская провинциальная канцелярия, д. № 372, Записные книги гор. Уфы 1760 г., лл. 5—6.
1 В рукописи ошибочно: за татарским письмом.