You are here

№ 180. 1762 г. января 25. — Купчая поверенных башкир Казанской дороги, Кыр-Иланской вол. сотника Усмана Вердыбаева с товарищами капитану Шешминского ландмилицкого полка Б. Ф. Мертвого на вотчинную землю по р. Большому Кандызу

Лета 1762-го генваря в 25-й день. Оренбургской губернии, Уфимского уезду, Казанской дороги, Кыр-Иланской волости, команды старшины Москова Девлеткулова поверенные от мирских людей, а имянно: сотник Усман Бердыбаев, редовые Мосягут Кубеков, Сабытай Тюгалбаев, Исякай Исядуков, мулла Итяш Байгулов, Бикташ Биктеев, Муллагул Тукучев, Сафай Кансуяров, Муксин Чермышев, итого 9 человек, по данному нам от родственников наших оной Кыр-Иланской волости башкирцов, всего 38-ми человек, за руками и тамгами их, в роде своем не последних, по общему и добро¬вольному их согласию татарскому письму, будучи по посылке и поверенности от них в Оренбурге у крепостных дел, дали сию купчую ландмилицкого Шешминского драгунского полку капитану Борису Федорову сыну Мертваго в том, что продали мы все со общаго согласия ему, Мертваго, в вечное потомственное владение бесповоротно имеющую общую нашу по грамотам землю, лежащую за межами Татарского и Руского Кандызов и деревни Димской до Надыровской и Киргиской волостей; а межи той земле: начиная от межи помяну¬того Татарского Кандыза по речке Большому Кандызу по течению ее по левую сторону до межи деревни Руского Кандызу, а от того Руского Кандыза межи по той же речке Большему Кандызу и по впадающим в него по обоим сторонам речкам до вершины их, а от вершины тое речки Болынаго Кандызу к Бугураслану, не захватывая оного, по сырту и, не захватывая ж рек Соку и Димской, по межам Киргиской волости башкирской земли и деревни Димской до показанной первой деревни Татарского Кандыза межи; со всеми в тех межах имеющимися водами, рыбными ловлями, лесами, колками,.с пашенною землею, с сенными покосами и со всеми угодьями.

Токмо на той земли бортевыми деревьями нам, башкирцам, владеть и звероловство производить. И впредь нам, Усману с товарищи, женам нашим, детям и родственникам в той земле спору никакого не иметь. А взяли мы, Усман с товарищи, и все вышеписанные това¬рищи наши 38 человек за тое проданную общую землю с угодьи у него, Мертваго, денег 70 руб. Напредь же сей купчей оная земля от нас иному никому не продана, не заложена и никому, кроме нас, не крепка. А ежели кто в тое проданную нами общую землю посторонние люди будут вступаться и спорить, то нам и всем вышеписанным товарищам нашим в том, не доводя до убытка, ево, Мертваго, очищать. А буде та проданная нами земля с угодьи от него, Мертваго, к кому-либо отойдет, то повинны мы, Усман с товарищи, вместо ее ис протчих наших земель, отделя толикое ж число, отдать ему, Мертваго. А естьли земли не возьмет, то данные от него нам за тое землю деньги и с причинившимися убытки ему, Мертваго, возвратить все сполна без всяких наших отговорок. Чего ради то данное нам, Усмену с товарищи, от вышеозначенных башкирцев 38-ми л. 3 об. человек верющее письмо оставили мы, Усман с товарищи, при Оренбургских крепостных делах...

Оренбургская крепостная контора, д. № 433, Записные книги гор. Оренбурга 1762 г., лл. 2 об.—3 об.