You are here

№ 181. 1762 г. марта 28. — Запись башкир Ногайской дороги, Кара-Табынской вол. и Казанской дороги, Кайлинской вол. Ильяса Муллакаева с товарищами заводчику И. П. Осокину об отдаче ему в оброчное владенье земель по р. Усеню

№ 181. 1762 г. марта 28. — Запись башкир Ногайской дороги, Кара-Табынской вол. и Казанской дороги, Кайлинской вол. Ильяса Муллакаева с товарищами заводчику И. П. Осокину об отдаче ему в оброчное владенье земель по р. Усеню.

Лета 1762-го году марта 28-го дня. По учиненному в Уфимской правинциальной канцелярии определению, а по силе имяннаго блаженные и вечно достойные памети великой государыни императрицы Анны Иоанновны за подписанием собственные е. и. в. руки 1736-го году февраля перваго на десеть дня указа, и учиненного прош¬лого 1742-го году июля 10-го числа господином действительным тайным советником, ковалером, сенатором и бывшим Оренбургской губернии губернатором Иваном Ивановичем Неплюевым з бывшим же здесь в Уфе брегадиром Аксаковым общего определения, и присланного е. и. в. блаженные и вечной славы достойные памети великой государыни императрицы Елисавет Петровны из Оренбургской губернской канцелярии в Уфимскую правинцыальную канцелярию прошлого 1759-го году декабря 6-го дня указа, Оренбургской губернии, Уфимскаго уезду поверенные от всех мирских людей нижеписанных дорог и волостей: Ногайской дороги, Кара-Табынской волости, команды старшины Кидряся Муллакаева башкирец Ильяс Мул- лакаев; Казанской дороги, Калнинской волости, Балгазинской тюбы, команды старшины Минея Султукова редовые старшие люди башкирцы ж деревни Теркеевой Тевень Бугазиев, Ибрай Рыскулов, Азнаш Азнекеев, Исяньял, Булат, Тавлы Канмурзины, Сюяр Султан- гулов, Кузяк Товенеев, Ишкул Халилев, будучи в городе Уфе, от крепостных дел дали запись пермских и оренбургских медипла- виленных заводов директору Ивану Петрову сыну Осокину и по нем наследником ево. Мы, поверенные, и все оных наших волостей мирские люди со общаго добровольного согласия по написанным от них, мирских людей, и нас, поверенных, договорному и верющим за волостною печатью, умеющих грамоте за руками, а неумеющих за тамгами, татарским письмам, учиненным с ним, директором Осокиным, прошлого 1761-го году февраля четвертаго на десять дня, которые при заключенья сей записи от нас в Уфимской правинцыальной канцелярии у крепостных дел с переводом на руской диалект при челобитье объявлены, в достоверность которых от оной Уфимской правинцыальной канцеляри в жительствах наших всеми принадлежащими ко владению обще с нами, мирскими людьми, чрез нарочно посланного и обыск учинен был, в том что мы ему, я. директору Осокину, и по нем наследником ево собственную нашу вотчинную с угодьи землю, состоящую в Уфимском уезде, в речен- ной Калнинской волости, в Булгазинской тюбе по реке У сень и по ! другим рекам, речкам и урочищам, отныне впредь на 60 лет для государственной, также и ево, директора Осокина, и всенародной пользы к новопостроенному на той нашей вотчинной земле на вышепоказанной реке Усене близ деревни Рысовой У сене-Ивановскому медному заводу по нижеписанным граням и урочищам уступили; а именно: от вершины реки реченной Усеня до вершины ж реки Чермасана по течению реки Усеня по обе стороны до речки, называемой Айленя-Чиккан, которая впадает в реку Усень, по устье ее по правую сторону реки Усеня, а оттоль до речки Белекей-Кара- гай до вершины ее, а от той вершины до Енеевской зимовки с-ымею- щим в том месте круглым лесом, а от той Енеевской зимовки, ново- п ротя на полуденную сторону, до речки Батка-Каран, впадающей в реку Усень, а оттоль до вершины реки Усеня по левую руку по лесной стороне, а от речки Батка-Каран чрез черной большей лес до деревни Мерзекеевой, а от деревни Мерзекеевой на вершины речки Чермасан срединою большим лесом на речку Иленьчиккан- Баш до вершины, а от вершины до устья оной речки Иленчиккан- Баш по правую сторону к лесной стороне, со всеми по тем межам малыми речками, подунами, сухими и мокрыми логами и с материчными крежами и всеми по оным межам пашенными и непашенными местами, з горами и с имеющими на все заводские потребности как на хоромное строение, так на дрова и уголья лесами и сенокосными лугами и протчими состоящими на них угодьи, кроме только бортевых до сего заведенных и впредь заводимых наших ухожей и залазей, кои нам иметь в своем содержании. И в той земле нам всякого зверя ловить, пашню пахать, сено косить и к домашнему случаю всякой изворот иметь. А посторонних других волостей башкирцов и протчих народов в те показанные по урочищам места ни для каких потребностей не впущать, в оброк и в наймы не отдавать, изключая при том прежде отданную х Курганскому заводу показанной же Калнинской волости вотчинную землю, которая земля в вышеписан- ные ныне отданные директору Осокину под строение показанного Усень-Ивановскаго завода только одну смежность имеет, и то одним концом, и от тех меж, например, версты с три или и более. А взяли мы, башкирцы, нанредь за тое вотчинную свою землю от него, директора Осокина, оброчных денег по договору на каждой год по 5 руб., а всего 300 руб. И вольно ему, Осокину, и наследником ево чрез людей и крестьян на тех наших уступленных землях с упомянутыми угодьи, где по открытию божию явятся, всякие руды, металлы и менераллы сыскивать, и к тому надобное горное и другое строение строить, и заводы, какия за благо признаваются, заводить, и крестьян селить, и пашни пахать, и лес рубить, и теми всеми угодьями довольствоваться, в чем как нам, так и по нас впредь наследником нашим ни в чем тем посланным и поселившимся во оных местах от него, директора Осокина, и наследников ево людем и крестьяном воспрещения не чинить и не вступаться. А по прошестви тех 60-ти лет, ежели он, директор Осокин, или ево наследники пожелают паки те наши земли с лесами и протчими угодьи для объявленной надобности в своем владении иметь, то паки на сколько угодно будет лет оные все написанные выше сего земли и угодьи ис такого ж кортому без наималейшаго прибавления цены отдать ему ж, директору Осокину, и наследником ево на основаньи вышеписанного ж обезательства, з дачею ему, директору Осокину, на то особой по прошествии реченного 60-летнего сроку от крепостных дел записи. А без того и без платежа подлежащих в казну е. и. в. пошлин ему, директору Осокину, теми нашими землями тогда не владеть. А нам, башкирцам, и наследником нашим другому никому и ни за что ис тех земель с угодьи как в кортом не отдавать, так и не продавать и ни в чем не укреплять. Напредь же сей уступки озна-ченная наша земля с лесами и протчими угодьи иному под другие заводы и под поселение никому не продана и не заложена, и в кортом не отдана, и ни в какие крепости не укреплена, и в казну ни за что не отписана. А ежели кто в ту нашу уступленную землю с угодьи станет почему ни есть вступаться, и нам, башкирцам, детям нашим и наследником от таких вступщиков ево, директора Осокина, и наследников ево очищать и убытка никакого не доставить. А ежели нашим неочищением ему, директору Осокину, и наследником ево причинятся от кого какие-либо убытки или оныя уступленный земли от владения отойдут, то во-первых, все оныя причинившия убытки, сколько от него, директора Осокина, и наследников и поверенных ево объявлено будет по их скаске, заплатить нам, башкирцам, и наследником нашим без всякие отговорки, а потом от тех вступщиков очистить нам нашими убытками безпрепятственно...

Уфимская провинциальная канцелярия, д. № 430, Записные книги гор. Уфы 1762 г., лл. 3—4 об.