You are here

№ 132.1736 г. июля 31. — Мнение В. Н. Татищева, представленное А. И. Румянцеву, о мерах подавления башкирских волнений и управления населением Уфимского уезда.

Действительного статского советника Татищева мнение о усмирении башкирцов.

1-е Хотя башкирцы за их воровство Казанской и Нагайской дорог оружием е.и.в. и добрым порятком господина генерала-порутчика и кавалера Румянцова довольно наказаны, а Сибирская страхом, видится, в покорность приведена, и многие в верности е.и.в. по их закону присягу учинили, однакож сна Сибирская не столько из добраго намерения, как от страха крайней своей ныне погибели, оное учинили, видя, что войска приближились, а паче, что ныне глад претерпевают, зимою же от недостатка к пропитанию запасов могут многие помереть, покорными явились. Токмо им, видится, то их воровство без наказания упустить и для предка силы их не убавя оставить небезопасно, да и веить им неможно, ибо большая часть их есче не присягали и по посланным указом не явились.
Того ради мню ныне предписанные в указе пункты принуждать их исполнять:
1) Хотя лошадей всех и скота взятого от руских возвратить не могут, ибо большую часть поели и поморили, то вместо онаго требовать от них лошадей годных под драгун не меньше 2000, которое они исправить нынче осенью могут;
2) Полонеников, ружье, пушки и протчее, чтоб конечно ныне в скорости и сусче не далее сентября отдали; ежели же кто удержит, а другой донесет, то онаго, яко вора, казнить, а доносителю отдать его жен, скот и всякой пожиток; ежели ж кто ведает, а не донесет, тому тоже предписать;
3) Чтоб конечно всех возрастных от 15 лет в ближние городы к присяге высылали, и оную в августе окончили. А которые упрямством не пойдут или в воровстве останутся, о тех бы сотские от волостей подали сентября в 1-х числех имянные росписи, и их не токмо у себя не держали, но, ловя, приводили, чрез которое можно подлинное их число познать и потому, со временем разсмотря, ясак довольной положа, в вечном страхе и послушании оставить. По деревням же, по просьбе их, для присяги посылать не надлежит, понеже они много заочно пишут, друг за друга тамги прикладывают и тем сусчих воров закрывают, наипаче же заочно они, не обмываяся, как по их закону, к молитве готовятся, куран целуют, и оную присягу без умовения ни во что вменяют;
4) Когда оное исполнят, тогда зимою велеть им к весне набрать полк молодых людей для похода в Крым или в Польшу, а знатнейших воров во оной написать полковниками и сотниками, обесчав им довольное жалованье и ружье роздать казенное, и когда в Русь выведены будут, тогда их употребить в такие места, чтоб век в домы не возвратились.

2-е Понеже они, а наипаче Нагайская и Сибирская дороги, от Уфы отдалели и от бестращия своевольничают, и не токмо их старшин, но и воевод не слушают, и посылаемых ни во что ставят; да и посылаемые, как известно, для своих прихотей многократ¬но не то делают, что поведено, и такими злыми поступками паче оных к воровству возмусчают, воеводы же, или о том не ведая, или ведая, да також для своей корысти, молчат, того ради весьма нужно из оной правинции на 4-х дорогах зделать 4 особливые воеводы и каждому по пристойности в правление волости получить; например: ко Оренбурху - Нагайской дороги, к Чебаркульскому - Сибирской дороги, а в протчих також, городы построя, воевод определить и всеми под одною камандою уфинского или другаго старшего воеводы быть. Також волости их разсмотреть и великие разделить, а малые по 2 и по 3 совокупить, чтоб было дворов от 100 до 300, и в каждой, из лучших выбрав, старосту определить, дав ему наказ, как он имеет с ними поступать и за продерзость наказывать, и оных старост им без ведома воевод не переменять.

3-е Хотя его превосходительство господин генерал-порутчик1 в совете с статским советником господином Кириловым весьма израдно опредили2 , чтоб тептерям и бобылям, и ясашным ружья не носить и не употреблять, которое на Казанской и Осинской дорогах ныне учинить весьма способно и полезно, но на Сибирской и Нагайской, видится, вскоре небезопасно, понеже они с кайсаками и каракалпаками имеют пограничность, и часто нападения бывают, для котораго, яко для нуждной обороны, им без ружья невозможно. .Ясашные же, как видимо, что ныне наибольшая их часть, а особливо на Сибирской и Осинской дорогах почитай все, е.и.в. верно служили и оружие свое противо воров с немалою пользою употребляли; как то особливо междо Кунгура и Катеринбурха живусчие черемиса, чюваша и вотяки, всего человек с 200, чрез все оное время, не токмо новостроенные крепости и деревни по Кунгурской дороге обороняли, но, непрестанно ходя в партии, воров побивали и брали, и, по запискам, более 400 человек воров погубили, которым ныне токмо на хлеб их крайней нужды дано по рублю. И ежели оным ныне ружье употребить запретить, то впредь их и в нужде ко услуге е.и.в. употребить, да без ружья и зверей бить, от котораго пропитание они имеют, ясак платят, уже будет невозможно. Но когда следуюсчее за благо примется, тогда и объявленная трудность отменится.

4-е Месчеряки и протчие ясашные, хотя ныне большею частию верно е.и.в. служили и от воров башкирцев многие побиты и разорены, ныне же башкирцы прилежно просят, чтоб им оных с их земель сослать и поселить их в ином месте, представляя якобы месчеряки умышленно, хотя их землями завладеть, на них напрасно клеветали и злобою своею многих к воровству возмутили. На которое им от меня хотя прямо отказано и велено их земли и домы оставить в спокойности, да и попустить им оное неможно, дабы они такие милости в договор не почли, однакож разсуждая то, что оные месчеряки напред сего купно с теми башкирцы воровали, то хотя ныне не пристали, но впредь надееться на них неможно. Ежели же в наказание башкирцам те земли, на которых месчеряки и ясашные жили и башкирцам оброк платили, а наипаче, что на башкирцов, как на господ, работали у них, башкирцов, за их воровство взять, а за верную службу месчерякам и ясашным отдать кождому, кто где жил, то или междо ими вражда весьма пресечется, понеже о землях, наймах и работах распри не будет, или паки, большая злоба произошел, к новому беспокойству причину подаст. Того ради за полезнейшее мню, чтоб месчеряков и ясашных Сибирской дороги всех, и к тому Осинской дороги прибавя, чтоб было до 2000 человек, особливо же из Осинской дороги тех, которые з башкирцами в одних деревнях, а не особыми, жили, или с ворами в согласии были, перевести и поселить на башкирских же и протчих землях междо Оренбурхской дороги и Тобола по рекам Миасу, Ую и до Яицкой вершины, где и на 3000 для поселения довольно. Чрез что междо ими и башкирцами злоба и несогласие вечно останется; баш-кирцем с кайсаками съезды и войны иметь случай пресечется; крепости, построенные как от башкирцов, так от кайсаков будут безопасны, и по Тоболу кайсакам нападения без драгувскаго полку пресечется, а башкирцы без принуждения ружье позабудут, и нужда будет им более о пашне и скоте, нежели о ружье прилежать. Токмо оных переведеных росписать в полки и сотни; полковников же и сотников определить из них же лучших людей, над которыми главную команду в Чебаркульской крепости иметь способно, чрез что и оные в добром порятке и страхе содержаны быть могут. Сим же образом, мню, и Нагайскую учинить можно, ежели месчеряков к Яику и на впадаюсчие во оную речки перевести3.

5-е Что крепости от Течи по дороге к Оренбурху, по разметке в ланкарте, от Течи до Верхояицкой пристани, 8 построить, оные людьми населить и правиантом удовольствовать от Сибирской губернии определенно, оное весьма нуждно и полезно. И по тому определению 1 на Чебаркуле, яко главнейшая и нужнейшая, 2 на Тече, в деревне Колмацком Броду, 3 на Миаской переправе построены4. А протчие, по малой мере до Увели, могли бы быть уж построены, ежели бы от Сибирской губернии люди к тому в надлежасчее время высланы были, но, по многим посыпанным к губернатору письмам и в уезды указом, в присылке малое число, а более отговариваются недостатком людей. Которому, видится, верить невозможно, ибо к заводам приписных крестьян гораздо меньше, нежели в губернии, а военных людей при заводах всех 200 человек не было, но 10 крепостей вновь построено, старые 15 все перечинены, на заводах не токмо настоясчие работы исправляли, но 4 новых завода в прошлом году построены; сверх того теми ж мужиками границу слишком на 200 верстах обороняли, в партии по 100-у и до 200 непрестанно по разным местам посылали, зимою с капитаном Житковым с 3000 человек 2 месяца ходили и ныне со мною 1500 человек близ дву месяцов были; под салдат, драгун, також под артилерию и припасы, видя у мужиков в лошадях недостаток, в прибавок к казенным, у всех начальников, подьячих и мастеров в 200 лошадей взяв, в поход употребили, в котором я и себя не минул, но вижу подлинно, что тем крестьян не токмо не разоряли, но паче охранили и до далыпего разорения не допустили. Ныне же, хотя полковник Тевкелев с возможным числом военных людей отправлен, которому определено те крепости построить, токмо нужно, ежели от Сибирской губернии для строения и содержания предбудусчего людей прислано и правианта заготовлено не будет, то опасно, чтоб оной труд напрасно не потерять. Того ради весьма нужно в Сибирскую губернию есче подтвердить, чтоб высылкою оных людей и правианта не ослабевали, о чем от меня есче прилежно к сибирскому губернатору и неоднократно писано. Пушки же, мартирцы, ядра, гранаты и всякие к строению оных снасти от заводов безоскудно заготовлены и многое в Течинскую слободу сослано; и впредь что востребуется, буду по разсмотрению отправлять без укоснения. Ныне же в порохе и свинце крайней недостаток, и от губернии Сибирской отказано. Того ради надобно, как наискорее, пушечнаго 200 да ручнаго 300 пуд свинца привести. А впредь свинца можно из Даур потребное число привести, ежели токмо указ от Кабинета е.в. о том будет. В нужде же можно чугунную дробь в фузеи употреблять, которой пуд не дороже 5 копеек на заводе становится.

6-е Все вышеобъявленные обстоятельства, хотя видится не трудны, и башкирцем бы предписанное в указе конечно надлежало исполнить, токмо на них, как своевольной и к бунтом склонной народ, надеяться никак не можно, чтоб они все бес прекословия исполнили и в спокойности остались, наипаче же они, видя, что Сибирская губерния их смирить не в состоянии, а из других мест иногда в скорости привести и в Уфе многие войска долго держать не весьма способно, летом же и великими войски оных воров усмирить неудобно, ибо могут в степи уходить и в горах укрываться, которое им воспретить и за ними войскам гоняться невозможно. А хотя вышеобъявленные крепости построятся, и люди по определению казаки от Сибирской губернии, також и полк салдатской наберется, которыми, також и месячеряками, в степи уход им пресечется, токмо оные полки без добрых обер и унтер- офицеров ненадежны, как то видим ныне драгунской Тобольской полк, что их более казаками, нежели драгунами имяновать надлежит, понеже, хотя драгуны люди не худы и к драке смелость в их видим, да афицеры, знатно, что в драгунских полках, а другие может и нигде в армии, не служивали, но многие ис тех же казаков не токмо в капитаны и протчие чины произведены, которые драгун не токмо порядочно к бою привести, но и в строю стоять обучить не могут, наипаче же, что многие афицеры над драгуны грозы и от них предпочтения надлежасчего не имеют. И для того во оные новонабранные драгунской и пехотной полки необходимо нуждны определить обер и унтер-афицеров ис полков, хотя людей небогатых, токмо б которые довольно служили, и доколе в состояние придут, главному командиру прилежно во обучении и порятках надзирать.

7-е Когда сия линия устроится, то драгунской Арсеньева полк уже будет не нужен. Однакож ныне, доколе воры башкирцы в сусчую покорность приведены будут, оной Тобольской полк, також снабдя добрыми афицерами, в здешних местах есче удержать, а когда все успокоятся, то оной перевести на Ишим или за Тару, чтоб оным от нападения калмыков и кайсаков в тех местах оборонять могли, а от Тобола новонаселенные для обороны будут вблизости.
Ныне же, чтоб объявленной Сибирской драгунской полк в лучшей порядок привести, велено полковнику Тевкелеву во оной из Ямбурского полку определить капитана Батова за секунд-майора и в каждую poiy по одному ундер-афицеру, чтоб их артикулу и по- ряткам обучать, и полковнику Тевкелеву накрепко надзирать определено.
Ежели же сих мнится быть для сокрасчения воров не довольно, то надлежит зимою пограничных мужиков тысячи две ружьем и стрельбою учить, понеже ружья на заводах и в Течинской слободе, кроме крепостей, готово с 800, да на 1500 человек фузей и шпаг по указу Правительствующего Сената из Москвы уже шлют. Токмо для каманды над мужиками, хотя из отставных офицеров, человек 10 надлежит из Москвы вскорости требовать, которые во услугу заводов определиться и от оных жалованье получать могут.

8-е Известно всем, что в Наганской орде во время владения ханского, чин тарханов был знатной, которой по имени значит «вольной господин», и видится равно то же, что у Немцов барон, они пред протчими имели не токмо предпочтение, но некоторые и вольности: 1) Что они от всякого платежа увольнены и за мурз почитаемы были; 2) Что им 9 вин, кроме бунта и измены, отпусчалось, пр[отчее] тому подобное. Однакож оное давано от ханов за великие услуги немногим людем, и оные должны были с ханом на войне быть неотменно. Которое и по пришествии их под власть росийскую им оставлено, и по милости государей некоторые тем вновь пожалованы, но, наконец, в такое презрение пришло, что не токмо казанские вое-воды или губернаторы, которым может указом власно, как сибирским, во дворяне писать допусчено было, но уфинские воеводы ни за какие услуги, токмо за подарки, жаловали, как то ныне сами башкирцы сказывают. И тем оные так умножили, что на Нагайской дороге, сказывают, близ четвертой части тарханов и целыми деревными или родами ясака под име¬нем тем не платят, чрез что оная государей милость и награждение стала быть в презрении, а в зборе ясака великой усчерб. Того ради мню, не соизволит ли в.и.в. у всех тех, которые ныне в бунте явились, сие достоинство отнять и им тарханами именоваться запретить, которые же верными е.в. были, тех раземотря, ежели подлинно надлежасче пожалованы были, прежние их грамоты подтвердить или новыми наградить. В тех жалованных грамотах их преимусчество и должность объявить, например: [1]) Что они имеют волю сабли носить, земли покупать и служителей иметь; 2) Ясака с себя и своих детей не платить; 3) Все его дети первой жены, ежели по смерти отца в Иностранной коллегии или пред губернатором в Казани сам каждой присягу учинит и в показание покорности одну или 2 лошади в.в. подведет, за тархана почтется, а бес того тарханом не именоваться и от ясака не отговариваться. Их же должны все татара, не взирая на лета, предпочитать и первое место давать. Противно же тому, им в должности мню предписать: когда куда войско нарядить повелено будет, они должны персонально быть, разве по усмирению невозможности увольнены будет; они не токмо должны сами верными и покорными к е.в. быть, но и за другими того накрепко надзирать, и как скоро о каком злом умысле и намерении уведают, немедленно учрежденным от е.в. начальником доносить. Ежели же они, хотя мало в верности и покорности неисправны явятца и, ведав что злое, не донесут, то без всякого милосердия будут казнены, и домы их разорены. Мню же и сие полезно, что детям их прежде, нежели по-руски говорить и писать научатся, тарханства не подтверждать, чрез что они с рускими во обхождение и дружбу могут способнее приведены быть5.

И сие предаю в разсмотрение и определение генерала-порутчика и ковалера господина Румянцева с товарисчи.

На подлинном подписано тако: В. Татищев.

Дела Сената по Заводской комиссии. Кн. 10/1533. Лл. 109-117. Отпуск.
1 Имеется ввиду А. И. Румянцев.
2 см. док. № 94
3 Проект В. Н. Татищеве о переселении не осуществился, так как встретил сопротивление со сторону мишарей и тептяро-бобыльской группы, не пожелавших оставлять освоенные места.
4 Постройка крепости на Миасской переправе предусматривалась в начале июня. Однако посланный щ Миасс Павлуцкий писал I июня В. Н. Татищеву о том, что «на Миасе ныне... начать крепость строить неспособно».
Крепость была заложена только 21 июля, основные же строительные работы велись уже в августе, для Чего был специально командирован надзиратель лесов Карцев (Дела Сената по Кабинету. Кн. 56/1133. Лл. 407- Дела Сената по Заводской комиссии. Кн. 10/1532. Лл. 251-252,405-406,409).
5 Предложение В. Н. Татищева об изменении положения о тарханстве не имело последствий. Впоспедствии пожалование тархане кого звания башкирам было прекращено. В 1754 г., после снятия с башкир ясака, тарханы были сравнены с рядовыми общинниками. Название оставалось только как почетное, не имеющее конкретного значения.

Материалы по истории БАССР том IV стр. 231-235