You are here

№ 137.1736 г. августа 6. - Письмо А. И. Румянцева В. Н. Татищеву с определениями на представленные ему Татищевым требования восставших башкир.

Высокоблагородный и высокопочтенный действительный статский советник, государь мой.

Сего настоящего 5 получил я ваше письмо1 без датума и бес подписки вашей руки чрез башкирца Микаса, и с чего то учинено, не знаю, может канцелярия ваша погрешила. А на первые письма от меня ответствовано, а имянно: июлю от 192, на второе от 243 того ж, и со оных ныне дупликаты посылаю. А ныне на полученное от вас в ответ предлагаю:

1) Что башкирцы просят о раззорении крепостей, в том отказать извольте конечно, ибо сие противно е.и.в. высочайшей власти. А вотчинники тех земель о том бы просили у е.и.в. милосердия и награждения, то могут другим удовольствованы быть. Разве такие крепости вставятся, которые содержать не для чего, но и те тогда, когда уже они ко успокоению придут.

2) Что касается до присяг, то знатные все у вас присягали, а для народной присяги по- извольте афицеров или кого по своему разсмотренюо. Извольте послать по волостям, б с каждой волости по 4 человека дали они в аманаты лутчих.

3) ружье и прочию аммуницыю взятую, а паче пушки, на Верхояицкой пристани, что б конечноотдали, что сие но и за главнейшее дело почитается.

4) Лошадей, скот, взятой у руских, когда не могут сыскать и возвратить, то б оная Сибирская дорога за все те приключенные и понесенные, как казенные, так и партикулярные убытка дали под драгун ото всей той Сибирской дороги лошадей тысячи полторы, ибо тем они могут е.и.в. умилостивить и вину свою заслужить. Сие надобно вашему высокоблагородию пристойном образом посторонними чрез доброжелательных им внушить, как Казанская дорога учинила. А удобно ли ныне сие чинить, или до другова времени отложить, предаю в ваше разсуждение, смотря по тамошнему обстоятельству и их склонности.

5) Чтоб мещеряков и ясашных к ним жить не пускать. Но и наш интерес того требует, чтоб их от них отделить, токмо ныне до весны, не изобрав удобных к поселению их мест, «чинить невозможно, о чем изволите и им объявить. А о поселении их извольте согласитца с полковником Тефкелевым, в которых местах им удобнее будет поселить, как по ОренбурскоЙ дороге, так и в протчих местах.
В немецком письме4 написано было, что Юсуп и Толкочюра, как слышно, идут к вам в девяти тысячах, и хотя я на ваше известное мне искуство и надеюсь, однако надлежит вам крепкую предосторожност иметь и им перво велеть одним приехать старшинам с небольшими людьми, а потом народу для присяги. Во оном же пишете, якобы они хотят с вами трактовать, и вы намерены то испровергать, что е.и.в. не повелит з бунтовщиками договор чинить, токмо им надлежит в том милосердия просить. И хотя я ведаю, что вам на сие никах поступить не возможно, и довольно знаете как е.и.в. нашей всемилостивейшей государыни и самодержицы высочайшую честь охранять, однако в подтверждение вашему высокобла¬городию объявляю: ни в никакой договор с ними вступать не извольте, а пристойным образом можете им сие внушить, что сие будет предсудительно е.и.в. самодержавной власти и высочайшей императорской чести, чтоб с своими поддаными, паче ж з бунтовщиками, договоры чинить. Иного резону на то нет, ежели они подлинно намерены повинную принести и живот свой от пролития крови сохранить и весь башкирской народ до крайней погибели и раззорения не допустить, то им надлежит в преступлении своей подданической должности и в нарушении присяги одного помилования и милосердия у е.и.в. просить. А ваше высокоблагородие можете им в той их противности отпущение вины учинить и ми- лостию е.и.в. обнадежить, дабы впредь они того чинить не дерзали и остались бы яко верноподданные, в покое; а ежели паки от них какая противность учиниnца, то уже им никакого помилования не будет и до сущего младенца искоренены будут. И другие увещевали по своему искуству можете им подтвердить и как наилутчее к верности привесть. А что касается до посылки полковника Тевкелева на Мияс и до Чебаркуля и до делания дву редутов на дороге, то предаю в ваше разсуждение, смотря по тамошнему состоянию дела. А команду изволите поручить полковнику Тефкелеву, Арсеньева оставить там, а чтоб ево другим сме¬нить, того без Военной коллегии учинить невозможно.

Проэкту вашего5 никакого не видал, а когда прислан будет, без резолюци не оставлю.

О киргисцах и статской советник пишет, что они в башкирах не малое раззорение учинили.

Таймас-тархана по их желанию видитца штрафовать не за что, понеже он всегда в верности находился, не знаю как ныне, и в том им пристойным образом извольте отказать, а за верность ево и для ево раззорения намерены ему дать 100 рублев ис казны, токмо без указу того чинить не смели, и то дело неважное, ежели он поныне состоял непременно верен и ныне надежда на него в вере есть в пользу е.и.в. интересу, то извольте ему выдать.

Что же воры еще претентуют, чтоб полковнику Тевкелеву при присяге не быть, то предаю в ваше разсуждение; и сие дело неважное, можно ево, полковника, якобы за другим делом на малое время куда отлучить, однако в том поупорнее извольте постоять дабы их тем не потешить.

Ружье уже к вам ис Казани отправлено. А что изволите писать о порохе и о свинце, то ныне в Казани свинцу толикого числа не имеется, да и пороху мало, а как пришлетца из Москвы, то пушечного толикое число велю отпустить, а мушкетного и свинцу видитца много противу препор[ц]ы команды вашей, то по препорцы велю отпустить пуд до пятидесят.

О капитане Житкове каков указ получил ис Кабинета, о том к вам писал чрез Кунгур от 3 дня.

О здешнем вашему высокоблагородию объявляю, что вор Кильмяк и протчие с Казанской дороги вверх по Ику пошли, а посланная моя партия, угнав их на Стерле, з двести с пятьдесят человек побили и множество ранили и поныне за ними следует.

А я завтрашняго числа паки внутрь Башкирии пойду. А что впредь происходить будет ваше высокоблагородие безизвестно не оставлю, с вашей стороны прошу меня почаще уведомлять, что у вас происходить будет.
Вашего высокоблагородия послушный слуга А. Румянцев.

Августа б дня 1736 году.
Отметки:
Нал. 536: Получено августа в 21 день 1736 г. чрез башкирца Мендиара Аркаева.
На л. 537 об. о посылке ответа: По сему ордеру ответствовало3 к нему, господину генералу-порутчику, сего ж августа в 23 день с салдатом Лемесовым.

Дела Сената по Заводской комиссии. Кн. 10/1532. Ля. 536-537 об. Документ зашифрован.
1 От 23 июля 1736г. Не публикуется (Дела по Заводской комиссии . Кн. 11/1533. Лл.775-776).
2 О нападении Кильмяк-абыза на его лагерь 29 июля. Не публикуется(Там же Лл. 538-539)
3 В тексте ошибочно 16. Приложенная копия датирована 26, а подлинная 24. См. док. № 127.
4 Нередки были случаи, когда переписка представителей царской администрации попадала в руки восставших. Поэтому в своих письмах А. И. Румянцев, И. К. Кирилов, В. Н. Татищев и другие применяли разного рода шифровку, как правило простейшую. Иногда зашифровывалось не все письмо, а только отдельные места его. С этой же целью письма писались на немецком языке или же на русском языке с применением латинского алфавита.
5 См. док. № 132