You are here

№ 497. 1744 г. февраля 13.— Запись башкир Казанской дороги, Гарейской вол. Усмана Аднагулова с товарищами дворцовым каракулинским крестьянам П. Б. Пономареву с братом об отдаче им в оброчное владение на 20 лет своего вотчинного о. Мохового.

Лета 1744-го году февраля в трети на десять день. Уфинского уезду, Казанской дороги, Гарейской волости башкирцы деревни Ногаевы Усман Аднагулов, Кузеке Черлаков, деревни Бурсуковы Аит Болванов, Сакырбай Игиликов, деревни Кабан Сармаш Ураев, Танатар Кайгильдин, деревни Старой Дияшевой Усман Сарманов, деревни Тахта-Алачюг сотник Темир Матюев, Чюрагул Кузюмов с товарыщи со всего мирского совету дали на себя запись каракулинским дворцовым крестьяном Петру да Василыо Борисовым детям Понамаревым в том, что отдали мы, Усман с вышеписанными товарыщи, им, Петру и Василыо, вотчинное свое озеро Моховое с-ыстоки и с суходолы, и с вешними заливы, и с сетевыми метищами, и с речкою Шабызкою вверх по Уразавской мельнице, а вниз по Сапаровой мельнице ж без духовой в озере ловли. И во оном нашем озере им, Петру, рыба ловить всякими ловецкими снастьми и неводами как летную, так и зимную тянуть и в пристойных местах езы делать, а нам, Усману, в том не спорить и помешательства не чинить. А владеть им, Петру и Василью, тем нашим озером после владения Степана Асырева впредь 20 лет. А оброку рядили мы, Усман с товарыщи, за оное свое озеро, за рыбные ловли на год по 10-ти руб. А напередь при написании сей записи взяли задатку мы, Усман, у них, Петра, денег 20 руб. А оное наше озеро Моховое напредь сей записи иному никому не отдано и не заложено, и ни в каких крепостях не укреплено. А будек ним, Петру, во оные 20 лет кто станет вступатца и нам, Усману с товарыщи, во всем очищать и ни до каких проторей и убытков не доставить. А буде против сей запири, что писано выше сего, мы, Усман, в чем не устоим или оное озеро отдадим кому иному на сторону, или будем их, Петра, изгонять и от вступщиков очищать не будем, и там учиним им, Петру, как в лову рыбы, так и в строении всяких ловецких снастей какое помешательство или неочисткою какие убытки, и за тое нашу неустойку взять им, Петру, на нас, Усмане с товарыщи, убытки свои против рядных и задаточных денег тож число , а за недолов рыбы и за строение всякой ловецкой снасти цену за все сполна по их, Петровой и Васильевой, скаскам, что они скажут в правду, тому и верить, не принимая от нас никакого оправдания.

К той записи Усман тамгу свою приложил [№ 219], Кузеке тамгу свою приложил [№ 343], Аит тамгу свою приложил [№ 281], Сакыр- бай тамгу свою приложил [№ 425], Сармаш тамгу свою приложил [№ 406], Танатар тамгу свою приложил [№ 426], Усман татарским письмом руку приложил, сотник Темир Матюев татарским письмом руку приложил, Чюрагул тамгу свою приложил [№ 402]. К той записи вместо толмача Федора Валова по ево прошению подьяческой сын Григорей Гурьев руку приложил. И свидетели: каракулинской обыватель Яков Иванов, Уфинской провинцыальной канцелярии пищик Леонтей Гурьев, каракулинской крестьянин Максим Ведерников руки приложили. Писал и записал писец Иван Гурьев.

Пошлин 3 руб., от письма 10, от записки 10 коп., за 2 перехожие страницы 10 коп., на росход 1 коп. 3 чети. Принял и совершил надсмотрщик Иван Алмазов.
И февраля в 13 день к сей записке Усман Аднагулов тамгу свою приложил [№ 410] и подлинную запись к себе взял. При взятье толмачил Федор Валов. По ево прозьбе подьяческой сын Александр Гурьев руку приложил.

К сей записке вместо Петра Пономарева Степан Сапожников руку в приложил.

Уфимская провинциальная канцелярия, д. № 207, Записные книги пригорода Каракулина 1744 г., лл. 7—7 об.