You are here

№ 162.1738 г. января 7. — Объявление казаха Малой Орды Чекая Етиргузина в Уфимской Провинциальной Канцелярии об откочевании не хотевших приносить повинной восставших башкир в Малую Казахскую Орду, об. ограблении их местными казахами и о неодинаковом отнош

1738 г. января 7. — Объявление казаха Малой Орды Чекая Етиргузина в Уфимской Провинциальной Канцелярии об откочевании не хотевших приносить повинной восставших башкир в Малую Казахскую Орду, об. ограблении их местными казахами и о неодинаковом отношении к башкирскому восстанию хана Абулхаира и султана Средней Орды Барака.

1738-го году генваря 7 дня явился в Уфинской Правинциальной Канцелярии собою Киргиз-Кайсацкой Орды Егалбаевского роду владения Аболгаир-хана,киргизец Чекай Етиргузин и чрез перевотчика Оренбурской Экспедицы Романа Уразлина объявил: ныне де тому 4-й год летним временем пас он Чека с товарыщи своими киргис-казаками двумя человеками Искилдой Карасяровым, Чиндевлетем, чей сын не знает, в степе лошадей, и в то де время денною порою приехав под их лошединой табун воры бунтовщики башкирцы Нагайской дороги, Карагай-Кипчацкой волости Назаргул, Исенвел,чьи дети не знает, Акеел Акеев и других волостей, а кто имяны незнают же, всего 345 человек, и напав на них из вышеписанных товарищей показанного Искулду убили, а лошедей всех, которых было 1500 разных хозяев отогнали, а ево де Чеку и Чиндевлетя взяли в плене собою. И будучи де в пути в степе вышереченной товарищ ево Чиндевлеть от них бежал, а он де Чека жил по се время у вышеписанного Исенвела, а для воровства и раззорения под росийские городы, села и иноверческие деревни с ворами башкирцами никуды не ездьл и согласия к бунту ни с кем не имел. И в бытность де свою у оного башкирца Аквела слышал он Чека от оного Ак[вела] и от разных волостей башкирцов, которые де воры башкирцы не хотя быть в подданстве ея и. в. Казанской дороги, Юрминской волости Салтан-Мрят, да Нагайской дороги, Телтимской волости Аменч, Гирей-Кипчацкой волости Ирмяк, да ногаля- рец Ишим, чьи дети не знает, в собраниях с ворами ж башкирцы разных волостей, а имянно Салтан-Мрят с 70, Аменелч со 100, Ирмяк со 100 и болыпи, а Ишим со сколькими дворами, не знает, з женами и з детьми и со скотом и „со всеми своими пожитками в разных месяцах и числах уехали в Киргиз- Казаки, в Малую Орду к Абалгаир-хану. И по приезде их киргиз-казаки владельца оного Оболгаир-хана оным башкирцом ограбили без остатку, а детей де их всех разобрали по себе за то де, что они воры башкирцы учинили препятствие, склонились в воровской бунт и подданных ея и. в. руских людей и иновердов раззорили многих, от чего б де и им касаком от них воров бапширцов не было раззорения, также не было б от ея и. в. на них касаков гнева, понеже де они касаки ныне обретаютца во всякой верности в подданств ея и. в.; ис которых грабленых башкирцов Ирмяк обещался возвратитца обратно в Уфинской уезд в жилищи свои, а показанной де Амекеч да с ним Салим ахун пойманы ими ж киргиз-касаками, которые де и отосланы в Самару. А Оболгаир де хан ныне обретаетца в Уфинском уезде на Нагайской дороге з 2000 касаками и воров башкирцов прекращает, чтоб они пришли в подданство ея и. в. попрежнему без всякого препядствия, а ежели де в подданство ея в. в. не придут, то де он Оболгаир-хан с войском своим их воров всех вырубить без остатку. И за оными де резоны оставпше ныне воры башкирцы хотят все притти в подданство ея и. в. с повинными попрежнему и хотят- платить штрафных лошадей. Да слышал же де он Чекай Нагайской дороги от тингаурскаго башкирца, а как зовут не знает, что Киргиз-Казацкой же Средней Орды Барак салтана брат, а как зовут не знает же, приезжал на Сибирскую дорогу к ворам башкирцам по призыву их воров с малыми людьми для сообщения с ними ворами к бунту и говорил де им ворам башкирцом, что де Абулгаир-хан хочет их воров башкирцов прератить от бунту 2-мя тысячами человеки, и того ж де они воры башкирцы не боялись ив подданство ея и. в. не приходили б, а приходили б дедля сообщения к нему Барак салтанову брату, понеже де у него сыщетца войска I 10000 и чтоб де они воры башкирцы все пришли жить к нему Барак- салтанову брату вь их Орду. И для де того присылал он Барак-салтанов брат киргизца з башкирцом на Нагайскую дорогу к знатному башкирцу Тамьянской волости к Сеит-баю. И оные де Сеит-бай, да Тингаурской волости Кусяп батырь, Бурзенской волости Рыса-бай, Кипчацкой волости Усен-бай и[м]в том отказали,чтоитти книмкасаком не хотят,а желают де приттив под¬данство ея и. в. А более де он Чекай про намерение и согласие воров башкирцов и киргиз-касаков ни от кого не слыхал. Инынеде тому недели с 3 он Чекай ведая, что их владелец Абулгаир-хан обретаетца в верности в подданстве ея и. в., и не хотя де он Чекай жить от вышеписанного Акела ночным временем тайным обычаем бежал и шел Нагайской дороги чрез Тамьинскую, Тингаурскую, Гирей-Кицчацкую, Калчирскую и Табынскую волости, и на наслегах по спросу воров башкирцов назывался он башкирцом Кипчацкой волости раззореных доброжелательными башкирцами Бургенской волости; и пришед в Табынск явился камандиру и о себе объявил, что он Чакай киргиз-касак вышел ис полону. Ив Тобынску не допрося ево послали для объявления в Уфинскую Правинцыальную Канцелярию, и он Чекай для объявления себя в город Уфу ныне и пришел, и в том тамгу свою приложил [тамга].

Подлинное переводил Роман Уразлин.

По листам скрепа: секретарь Степан Стрелков.

ЛОЦИА. Секретная Экспедиция Правительствующего Сената. Дело 1737— 1741 гг., № 108, лл 149—150 об.