You are here

№ 163.1738 г. ранее января 21.—Письмо сакмарского казака Кубека, ездившего с поручениями в Малую Казахскую Орду, полковнику Тевкелеву о действиях, предпринятых ханом Абулхаиром для приведения к покорности восставших башкир.

Письмо татарское на имя полковника Тевкелева, а в нем по переводу написано.

Господину полковнику Тевкелеву мурзе я Кубек много кланяюсь и желаю добраго здравия, а о себедоношу: по приказу вашему Абулхаир-хану ездил и чтоповелено было ему объявил, и как оной Абулхаир-хан, так и все ево кайсаки вседушно с радостию принели и собрав войско вооружились. И тот- вашь приказ он Абулхаир-хан Енбек батырю объявил, и оно[й] Енбек батырь всеусердно с радостию по указу ея и. в. собрався с войски вооружился ж и совокупясь обче с Абулхаир-ханом и меня взяв с собою поехали на изменников воров башкирцов. И будучи во Оренбурге господину подполковнику о всем вышеписанном объявили, и оной господин подполковник дал было ему Абулхаир-хану руских 30 человек, ис которых оной Абулхаир-хан выбрав только 4-х человек взял с собою. И приехав в Усергенскую и в Тюнгаурскую волости Абулхаир-хан послал своих людей для проведывания: тех волостей башкирцы ее и. в. [самодержице] всеросийской все ли принесли повинную, или есче с изменниками обще к бунту согласны; и притом же приказывал оным посланным, ежели де оные ея и. в. принесли повинную, то де ея в. указала на имя его Абулхаир-хана построить город Оренбург, в котором де ныне живет его ханской сын и Бурзенской волости Алдара тарахана родственики, то б и они (усергенцы и тюнгаурды) приехали жить во оной же Оренбурх, а естьли не переедут и будут жить в своем изменническом жилище, тодеея и. в. всемилостивейшая государыня оных себе за подданных рабов причесть не изволит, да и он хан за то будет их рубить. И на оное Усергенской и Тюнгаурской волостей башкирцы ответствовали в такой силе: мы де всемилостивейшей государыне в винах наших принесли повинную и пла¬тили штрафных лошедей. И Абулхаир-хан на тех их словах не утвердился и излишних людей 9-ти человекам учинил присягу, и говорил, чтоб для наи- вясчшей ея величеству верности они все переехали в город Оренбург. Но они на то ево Абулхаир-хана просили, чтоб им до весны месяца с 3 жить в своех домех, а весною они башкирцы переехать обещали и с тем остались. А то их прошение подлинно ли, или с каким подлогом, о том мы не известны, и мы по той их прозьбе рубить их не смели и по оному всемилостивейшая и всеросийская государыня что укажет, о том просим нас уведомить. А из оных усергенцов и тюнгаурцов Абулхаир-хан хороших людей взяв с собою поехал на Сибирскую дорогу к верхояицким изменникам к Аккузе батырю, Рысаю, Сеиту и Кусяпу, в то ж время Енбек батырь с войским отделясь стоял. А как хотели верхояицких изменников рубить, в ту пору киргисцы, которые живут против Сибирской дороги, Ворак-салтановы люди съехався -с Абулхаир-ханом говорили ему хану, чего ради де не велел он Абулхаир хан усергенцов и тенгаурцов рубить. И на то осердясь Барак-салтановы люди послали с ызвестием Сибирской дороги Аккузе батырю, а Барак-сал- -тановы люди, что как верхних, так и нижних изменников рубить надлежало и стали быть в несогласии, и ежели де вы Абулхаир-хан не будите их изменников рубить, то де мы станем тех рубить, которые повинную принесли. А в то де время Абулхаир-хан с Енбек батырем советывали, что де мы будучи все парти между собою стали быть не в согласи, и уже де. быть так хотя и без добыча поедем, чтоб несогласия не было. Той ради притчины войско свое возвратили назад, а сами с малыми людьми остались и послали к ним изменникам посланных, чтоб они изменники ея и. в. принесли повинную, а ежели не принесут повинной, то де будет требовать у всемилостивейшей государыни полков и сами с войски всех их порубим. А он Абулхаир-хан о том для известия Кубека возвратил в Сакмарск, для того что генерал и мурза оттуда скоро известие получить могут, и чтоб о вышеписанном привез к ним повелительной указ.

А на обороте того письма написано тако: усергенцы и тюнгаурцы просят главных командиров, чтоб им к житию переехать велено было к Сакмарску, где де и Алдар тархан живет, а в Оренбурх на житье ехать не желают.
Сие письмо прислал посланной от полковника Тевкелева Киргис-Кайсацкой Орды к Абулхаир-хану и салтаном с письмами, чтоб Абулхаир хан и еолтаны ехали со всеми своими киргис--кайсаками для раззорения бунтующих воров башкирцов, сакмарской казак Кубек, которому велено было от полковника Тевкелева с Абулхаир-ханом ехать в поход для смотрения, что они будут делать.
На подлинной копи пишет тако: с подлинным читал канцелярисг Федор Тихамиров.

Притом же подписано: с подлинною копиею читал канцелярист Степан Попов.

По листам скрепа: Секретарь Дмитрий Реутов. С копиею читал канцелярист Никита Башкирцов.

ЛОЦИА. Секретная Экспедиция Правительствующего Сената. Дело 1737— 1741 гг., № 108, лл. 123—124 об. Копия с копии. Датируется на основании сведений, содержащихся„ в доношении начальника Комиссии Башкирских Дел генерал-майора- Л. Я. Соймонова в Правительствующий Сенат от 22 января 1738 г. (там же,. . л. 121).