You are here

№ 123.1.— 1756 г. июня 5—октября 4. Вопросные и ответные пункты допроса майора Г. Д. Назарова.

Вопросные пункты, учиненные по силе Правительствующаго Сената маиа 5 дня сего 1756-го году определения, против поданного от генерал - майора Тевкелева по башкирским делам изъяснения майору князю Назарову.
1.В бытность твою в прошлом 1755-м году во время башкирского замешания в Кизылской крепости командиром з башкирцами, кои в противности оказывались, по насланным к тебе из Оренбурга ордерам или указам з жестокостию ль, или с умеренностию, как о том данные не Правительсьвующаго Сената д. т. с. и оренбургскому губернатору Неплюеву указы гласят поступать велено, и взо ль точно по тем ордером или указом тобою исполняемо было?
На 1. Во время замешания башкирского насланными ко мне тогда на Оренбурга от господина д. т. с. и Оренбурской губернии губернатора Ивана Ивановича Неплюева, также от господина тамошняго коменданта брегадира Бахметева, и в силу их же ордеров от других командиров повелено было з башкирцами поступать: вначале беглецов ловить и забирать под караул, а кои будут противитца и отпоры чинить, с теми воруженною рукою, а налоследок, когда их злодейский бунт размножился, тогда уже яко з злодеями; так что на посланной от меня о взятых в полон репорт в резолюцию августа от 29-го числа в ордера написано: яко и напрасно таким забранном бунтовщмков отягощаюся, ибо де от того лишь только людем задолжение и казенной убыток, чего де для и прежде сего писано, чтоб с ними по бунтовщичьим их поступкам поступали, яко со злодеями, не щадя их живота, ко только оставляя по малому числу для языков, и сверх того ко искоренению того бунта всякия удоб возможный способы изыскивать; ежели ж хотя малое какое в том в моей дистанции упущение последует, то не иной кто и не отзываясь на подчиненных один я ответствовать буду (какия ж о том от Правительствующаго Сената насланы были указы я не известен). А мною поступано, когда в показанном 1755-м году майя 18 числа Сергиевского ландмилицкого драгунского полку от капитана Лобанова ко мне писмянно репортовано, что в том месяце посыланных с Каслинского железного завода для заводской нужды дву мужиков и еще и каменнотесца Брагина с 5-тыо человеками до смерти убили, и тех воров башкирцов в собрании человек до 100 кошами своими пробираютца к Яику, тогда я, не имея еще вышепомянутых ордеров, в силу токмо данной мне инструкции (коею валено ежели будут пробиратца чрез Яик, то не пропущать и чинить над ними поиски), ордировал показанного капитана Лобанова с командою туда, где то их башкирское воровское собрание есть для забрание их; а ежели от поимки чинить будут отпор, в таком случае поступать с ними, как воинской регул повелевает, вооруженною рукою без упущения, в чем тот же день от меня главной команде чрез нарочно посланного и репортовано. И когда потом упоминаемыя собравшияся злодеи, разбив другую от подполковника Тихомирова команду, в которой и капитана Ледомского с протчими побили до смерти, и чрез реку Яик перебравшись ушли в Киргис-Кайсаки, а та посыланная от меня команда, не застав их и не сыскав нигде, возвратилась, и при том приехавшая ко мне в Кизылскую крепость, якобы верныя, бывшия в партии два башкирския старшины Еналий Апаков и Базан Кашаков и третьей с ними башкирец же по доносу на них объявились к тому ж бунту приличными и надлежало их распрашивать с пристрастием, однако ж я как об оных, так и о других после тому ж подобных являвшихся подозрительных, когда еще не весьма строгое замешание и время было, что с таковыми определено будет чинить чрез нарочно ж посланного всегда требовал от главной же команды повеления, и что потом мне оными определено, то все точно я пополнял, а сам собою никакого оскорблении им, башкирцам, но чинил. А то башкирцы до получения резолюции находились без малейшаго истязания, токмо что под караулом; когда же после того весьма их воровскиия партии н зборищныя многолюдством чрез реку Яик перелазы нечаянно вдруг со всех сторон умножились и которыя из них браны были языки, а время что отзыватца х команде уже никак по такой строгости, дабы чего не отпустить и команды не потерять, да и самому б живот спасти не доставало, тогда по необходимости как мною, так и другими командирами, кои были и в походах, те. злодеи роспрашаваны и пытаны, а которыя от взятья под караул противились и от самих салдат яко принужденных и колоты, ибо по их жестокости инак с ними никак поступать было нельзя, для того некоторыя из них и при пытках на всех плевали с ругательством, и никак от них правды доведатца было не можно.
2.Издавна верной знатной старшина Баим тархан будучи по наряду на службе в ту крепость тобою захвачен был ли, и по какому указу или подозрению, и для чего с ним так, что весь он изломан, поступлено было, и о том от тебя репортовано куда было ль, и о всем ли дано знать, и что- напоследок с ним с ним старшиною зделано?
На 2-й. Hа оного Баима тархана было мне подозрение такое. В августе месяце 1755 году, когда он, Баим, был для поиску воров баширцов с протчими при российских людях в партии, в то время взятые еще в бытность ево в крепости Кизилской при перелазах чрез Яик в полон и другия переведенныя ко мне в ту крепость некоторыя воры башкирцы с розысков показали, а имянно: Тамянской волости Байчара Тайгылов да Махмут Зиянгулов яко все волости их соглашаются к побегу ж в Киргизы и когда все они, башкирцы, перейдут, тогда обще будут с киргисцами на российским крепости чинить нападение, ибо де к тому и киргисцы согласуютца; и многия их башкирсия старшины подкомандным своим приказали, чтоб руским не были послушны и некоторыя волости к побегу уже совсем изготовились, так же де и выше- писанной старшина Баим тарханов с командою своею к побегу ж был намерен. И будучи он, Баим, с Шарылом и Рахметуллою и с протчими башкирцами при российских людях в партии советовали: напрасно де некоторыя, оставя их, наперед одни безумно тудя в Киргизы ушли, а не вдруг вместе, между чем к пресечению их руския партии уже умножились. И тако де они, якобы доброжелательный, намерение имеют, егда где башкирцы руских одолевать будут, то они обще с ворами те руския партии побивать имеют; и когда б бог пособил руския партии побить, то б собравшись все за Яик и пошли вдруг, и о том де во все волости надобно известить, чтоб знали и к побегу были в готовности. При том же и то весьма явное было ил него, Баима, подозрение, что из тех на него показателей до розысков за Махмута Зиянгулова, как вначале взят он был под караул, просил о освобождении ево он, Баим, с племянником своим, ево ж волости, сотником Шарыпом, еще до отъезду их в партию, и сулили за то мне 300 рублев, уверяя при том, что он, Махмут, и отец ево были добрыя люди - и никакого худа от него не будет; а то время жена и все домашния ево, Махмутовы, со всем имением были уже в побеге за Яиком, как о том после объявилось, да и сам Махмут повинился, и им Баиму с племянником ево конечно о том знать было можно. А чем и ]что по такому важному оговору и подозрению долженствую объявленного Займа тархана с протчими под караул отдать и ежели дойдет по необходимости буду роспрашивать и с пристрастием, и яко по объявленному объявившемуся обстоятельству и все уие находящийся в службе башкирцы весьма подозрительны стали быть, тогда ж главной команде репортовано. А в команду, где они, Баим с тоиарыщи, были в походе, к майору Амачкину ордировано, д бы за ними был секретной присмотр, и потом, когда оные, Баим с товарищи, приехали при команде, в крепость взяты л и под караул и по допросам бес пристрастия во всем том на них не винились; однако ж от меня в выше выше объявленном от ни с мне за выпуск вора Махмута денежном посуле, яко и он, Баим, с показанным племянником своим у меня был, пред присудствующими со мною вместе майорами Амачкиным и Нармацким точно изобличен и признался, и предупомянутыя пойманный, кои их оговорили злодеи, н том числа и объявленном Махмут, с очной станки, наки при них найжесточайше пытаны и огнем зжены, а означенного своего показания не говорили ж и утвердились в том. То уже для изведывания такой весьма важной истины никак было обойтится не можно, чтоб и ему, Баим у, страху не дать; и тако он, Баим, со общаго нашего с роченными присуствующими майорами согласного приказания несколько минут-только связан был по тамошнему обыкновению уткою слехка, а не изломан,. и ничем не бит, но токмо стращан. Когда же не повинился, с того времяни и не был озлобляем, только что держан под караулом, но еще и з довольным ис казны пропитанием и потом по взятому с них, Баима и сотников, племянника ево Шарыпа и Яхьи, писмянному обязательству, что ежели волость их забунтует, то подвергнуты они будут жесточайшему мучению, и они стали просить, дабы погорче из них отпустить сотника Ахыю, то и и с волости в кочевьям, кое от стояло не боле 20-ти верст от Верхояицкой крепости, чтоб они все для лутчей верности на них ближе к той. крепости приведены были, которой сотник Ахья по той их прозьбе и отпущен. А в Верхояицкой крепость ость о том от меня писано, о чем по тому ж о всем главнойi же команде репортовано и при том представлено, что хотя по предъявленным приличностям поминаемого старшину Баима для и изведания правды пои роспросе и пытать надлежало токмо, не имея на то точного ни отколь определения, я приступить к тому не смел. И после того во время и наступления зимы, когда убегшия башкирцы от киргисцов не могли более от грабежей и других несносных озлоблений снести нужды, паки стали в Башкирию многим числом возвращаться и потому башкирскияя замешания утишились, тогда по присланному ко мне ордеру поминаемой старшина Баим и о ним племянник ево Шарып и ещэ третей башкирец отосланы от мзлл к господину брегадиру Бахметеву в Верхояицкую крепость. А что оч, Баим, издавна знатен и в верности пребывал до того, и какова ж подлинно в то бунтовское их замешание намерения был как об нем, так и о других из них, ни о ком ведать и утвердиться было не можно, ибо от них генерално от всех была опасность что везде замешания и убивства, и прежде бывшия весьма надежныя да и в самое ж то время за видимую их добрую поступку, ис коих один и от меня атестован был, награждаемый изменяли, так что пришло до тово, хго бы такой звания не был, только то что махометанец уже увериться на нем было на можно, ибо все друг друга оговаривали. И для того представлял главной команде, чтоб все башкирския команда от меня отобрать, да и сам господин д. т. с. и Оренбурской губернии губернатор и ковалер Иван Иваяовичь Неплюев к мне в ордере своем писал, что сначала произшедшаго в Башкирии злодейства некоторый забранный в Оренбург колодники упоминали, яко от старшины Бекбулата и к означенному ж старшине Баиму посылка и ево потому склонность была; и хотя де объявленная в том ордере ево, Баимова, потом в посылках верность была же, однако ж де как тамо в Оренбурге и кроме ево, Баима, такия ж из старшин взбунтовал и о которых, и чаять было не можнои особливо надежными казались, яко то Усергенской волости старшина Куват и протчия, то может статца, что он, Баим, сверх чаянии поколебался. Того для, ежели он: прямо мною усмотрица сумнительным, то ево не выпуская из рук арестовать и наблюдать, чтоб участник того злаго умыслу конечно был не упущен и напрасно бы не был отягощен; но, как уже выше явствует, оной с начала бунта был оговорен, а у меня в крепости и дважды жестоко выпытанные, в том числе ево, Баимов, и крайней знакомец, за которого он чтоб выпустили и денег 300 рублен давал, о злом ево умысле утвердили, да и кроме того он же старшина и в Верхояицкон крепости от злодеев же и братьи оговариван, и еще в команде капитана Носырева двух пойманных башкирцов одабривал и по ево обнадеживанию, что добрый люди и худа, от них не будет, отпущены были, но потом явились злодейственные предводители и с протчими ушли за Яик.- И тако по вышеобьявленным обстоятельством в нынешнее башкирское бывшее замешательство нимало в нем, Баиме, к высочайшему ся и. в. интересу истинной верности быть не видитца, но токмо яко секретной волк был, и ежели б так мною не задержан и страхом взятой от него писмянной подписки не обязан, то б не менее других причинил вреда, а ево б волость уж б конечно за Яик вся ушла.
3. В ту же крепость Тамьянской полости башкирец Махнут для чего захвачен и прежестокий ему розыски (от которых он, Махнут, тогда ж и умер) чинены были, и взят был по ордеру ль чьему, или собою, к тому и ведая, что ея и. п. указами повелено с ними, башкирцами, поступать с умеренностию, а не жестокостию, для чего ж так держновенно и бесчеловечно с ним поступил?
На З-й, Оной Махмут взят но показанию на него с протчими подозритсльства к злому умышлению Тамянской волости от старшины и к башкирского Рахметь-уллы и от других, что той их волости половина ушли в Киргизы, в котором числе и ево, Махмутова, жена со всем домом, а и другая де половина по тому ж в готовности к уходу, куда и команда уже была наряжена. А как выше на 2-й пункт изъяснено, что со всех сторон башкирцы пошли за Яик и везде поднялся-бунт и сильное нашим убивство, к тому ж за освобождение ево, Махмута, как выше явствует, от старшины Баима и сотника Шарыпа пред тем сулено мне 300 рублев, по какому точному приличеству я наблюдая ревностно высочайшую ея и. в. славу, дабы как возможно их злое намерение вскорости обстоятельно разведать, ево, Махмута, з другими приличившимися к злодейству и розыскивал, как то точно в том розыске о генеральном их к бунту умышлении и самом действии многое чрез их и открылось, по которым их показаниями и в команды мои чтоб от находящихся на службе яко верных башкирцов имели предосторожность, мною ордировано, да и в крепость бы пущались по одному, а не многим числом, в коем и на предъявленного старшину Баима и сотника Шарыпа показал како они пребывают с протчимя при российских людех, якобы в верности, токмо до способного им злодеям ко вреду всероссийскому империю времени. Да и тот их волости старшина Рахмет-улла, которой на него, Махмута, с протчими доносил, знатно избегая сам того, дабы на него прежде кто не донес, как только взяли тех, на кого он показывал, и с тем Махмутом под караул, а ни- у какого допросу еще им не было, того же часа бежал из лагиря с 15-тью человеками ночью; и объявилось после потому ж, что и ево, старшины Рахмет-уллы, жена и весь дом с протчими за Яик уже отправлены ж были, от которого нимало фальши быть не уповал, ибо оной Рахмет- улла с начала башкирского- бунта все верно поступал и за доносительство ево на старшин Енали Апакова и Базан Кошакова в измене по моему представлению со одобрением той ево верности из сотников в старшины пожалован. А жесточайшая реченному Махмуту пытка была паче в то время, как против ево показания означенной старшина Баим и сотник Шарып запирались при очной ставке, однако ж он, Mахмут, сколько не мучим, в том своем нервом на них, старшину и сотника,
О злодейском их намерении показании при них же самих утвердился, а и умер после того чрез две недели от приключипшейся ему натуральной болезни. Да и то дело чинено не одим мною, но с общего совету и определения з бывшими в то время признанными мною в присудствие майорами ж Амачкиным и Нармацким и поступано так по насланным от главных командиров ордерами, коими генерально поведено было неусыпно их злодейское намеренно изыскивать и искоренять, да и невозможно было в то бунтовское их время инак чинить, особливо как чрез те розыски оказалось, что все волости умыслили к киргисцам бежать, и с ними обще на крепости нападение учинить и разорить, к тому ж паче всего. …
и вокруг оной однибыли их башкирский бунтовщики со оружием чрез реку перелазы и убийства; и та ко от и их тут большая опасность, почему не умеренныя поступки, но токмо одно оружие ж против их и употреблять надлежало, ибо и том месте, как только их одна река отделяет, иначе уговаривать уже некогда, и попадались только все отдаленные от своих жилищ злодеи. Да и твердо надеюсь, ежели б и выше помянутая их первая злодейская компания, коя, команду побив, за реку ушла и других всех башкирцев тем своим удачливым примером возбудили, вопреки сами они, злодей, разбиты были конечно -б; видя такой страх, не токмо вновь какия б возмутились, но кои и намерение уже полежили, принуждены были утишитца. Да и Государственной а Военной Коллегии указом о бывших в той разбитой команде афицерах, чего ради слабо поступали изследовать велено, от каковаго несчастия и я как в 1-м пункте показано, ежели что в моей дистанции будет упущено, в том, не отзываясь и на подчиненных, ответствовать один должен был всегда остерегатца и паче ко искоренению их башкирского злодейства всеревностно ея и. в. вссмилостивейшей моей монархини удобь возможные раболепные услуги оказать тщился, как есть иностранной человек, будучи еще и во ожидаемом упопании за такие не желея живота своего рачения всемилостивейшаго пожалования, чрез которые моя рачительные поступки никакого моей команде вреда причинено не было, кроме одного пример-майора Амачкина и то нечаянно чрез называем ых верных башкирцов.
4. Ты ж майор из наряженных на службу разных волостей башкирцов, собрав человек с 40 с лишком, штыками колоть приказывал ли, и то ль число их побито было и такое убивство чего ради учинил?
На 4-й. Разных волостей до 40 человек не собираны и не колоты, а взяты были башкирцы присланные на службу одной Кипчатской волости под караул, и притом некоторые для варварского их супротивления от салдат побиты для того, во первых: приехали тогда в Кизылскую крепость их Кипчатской же волости два башкирца бес писмянного виду, объявляя о тебе якобы только с привозом своим запасу, на которых и весьма стало быть подозрение для чего, секретно посажены под караул и намерен я был обстоятельно чрез допросы от них что-ни- будь противного выведать, токмо в тот день никак того исполнить за весьма несносным исправлением время не допустило; а как еще к тому прибавилось известие чрез присланной ко мне от капитана Суморокова репорт, что вся та их Кипчатская з Бурзенскою волостью совещались к измене, и сверх того тот же час получено было чрез нарочно присланного от майора Амачкина известие ж, кое потом он, господин майор, приехав на другой день, и писмянно объявил, что быв- шия с ним в команде якобы верные ж нам башкирцы при случившейся в бунтовщиками башкирцами акции, когда для множества их принуждено было драгун спешить и из линии выступить, тогда вместо помощи оные бывшие с ним, Амачкиным, в сикурсе башкирцы, бросясь в заднюю ширенгу, драгунских лошадей отхватя, также и калмык наших смешав, обще с теми неприятельми великое убивство в наших людях причинили. Тогда опасаясь, чтоб и от предъявленных присланных ко мне из показанной Килчатской волости, якобы на сикурс башкирцов, потому ж какого важного вреда не учинилось и в пресечение такого всей их волости бунтовщицкого согласия необходимо принужден я был всех их до резолюции от главной команды побрать под караул. И та ко вскорости объявил им, что они отправятца на службу в новостроющуюся Зилоимскую близь их жилищ крепость и яко для пере их имян, оставяб они свои блошадей и все оружие, за крепостью сами вошли пешие, но оныя от того всячески отказывались. Когда ж по многом уговаривании и почти с принуждением вошли, и регулярная команда в предостережение; чтоб какого злодейства не учинили их обступила, тогда оныя с великим озартом, обнажа свои сабли и ножи, начали на драгун брасатца, кои защищая себя до 14-ти человек их и перекололи; но и то чинилось в небытность мою, когда я был вне крепости, А как скоро я по оную прибежал, то тотчас между ими убийство было пресечено, токмо и от протчих с немалою нуждою и смертным страхом по приказу моему едпа возмогли те их сабли и ножи из рук отбить, ибо так злостно поступали иекоторя и сами себя, не воз¬могли протиаитца, резали. Да и из вышеписанных пришедших за день пред тем башкирцов услышан, что их бунтовщицкон волости башкир ion. сажают под караул же, в самое то время один сам можем себя зарезал же: а я их колоть из приказывал, ибо мне в том нимало собственной прибыли не было. Как же скоро оставшия от тех башкирцов 51 чело¬век усмирены, то уже и посажены все под караул и потом самой их злоумышленной бунтовщицкой намерок явно оказался для того, что нашлись у них при осмотре наличных штап-и обер-афицеров в калчанах стрелы почти все фальшивая бес копей и у реткого с копьями стрелы только по 3, а псе для виду на перены, о чем того ж дня к главной команде отрепортовано, причем и показанных фельшивых их стрельев послано к господину д. т. с. и кавалеру Ивану Ивановною Неплюеву 200, также и к господину ж брегадиру Бахметеву несколько, а и при сем им оных для высокого о точном тех бывших в команде моей на службе башкирцов злом умысле усмотрения 10 всепокорнейше предстапляю. А показанный бывшия на службе и другия от п од полковника Исакова и от протчих команд присланный башкирцы по допросам и злом умысле винились и показали, а имянно, что на службе ж бывшей старшина Полат сказывал им, яко он с: командою чрез 3 дни уйдет в горы, где будут в собрании и старшины ж Муталлак, Шатлык иШайла с командами ж, того б ради и они башкирцы явились к ним же в горы, где все собрався пойдем со всеми кошами за Яик в Киргизы, а где руския попадутся побивать, и на крепости нападать и руских где в силу искоренять; и слыша, де они от него Полата такия речи согласились , все туды в горы и с команды к побегу, как де в разных числех несколько уже и бежало, только они за взятьем под караул не успели. Да притом же некоторыя говорили, что напрасно их много и спрашивают, ибо вы сами давно иззестны, что все старшины к побегу за Яик и к раззорению руских согласны, кое де учнить они и не оставят, и потом те все башкирцы по присланному ордеру содержаны под караулом, а после зимою .взяты в Оренбург; которыя ;ке из них взятых под караул объявились невиновны, те все тогда ;в., как оправдались, уволены от меня надлежащим порядком с пашпортамя в домы их, также осо5ливо и те. кои были ж на службе, токмо накакого к злодейству их явного приличества не оказалось, ничем не озлоблены и благополучно возвратились.,
5. Понеже верной башкирской старшина Шайла Еулумбетев показывает, что команда езо башкирцов 93 человека посланы были в поход на службу в Кизилскую крепость, ис которых 66 человек содержатся вод караулом, а затем протчия тобою умерщвлены, того ради о сем своем поступке показать тебе подлинно, но какому повелению, или гобою с ними так учинил, и для чего и об оном куда ты доносил ли?
На 5-й. О сем выше в 4-м пункте обстоятельно показано, а число
Тех Кипчатской волости башкирцов под караул взято 51, да переколото за бунтовщицкое сопротивиление салдатами и от самих собою от злости ворезавшихся 14, итого токмо всех 65 было, а не 93; також что и покозанной старшина Шайла Кулумбетев верной и то донесено на меня неправедно ж, ибо как уже и том же 4-м пункте объявлено, о каком оно важном злодейском умысле с протчими их старшинами а. оговоры многим были, что я тогда с прописанном оного неоднократно к главной команде и представлял, почему и счислялся мною в бегах, да и команды ево большая половина в Киргисцы бежала ж, и тако верным никак быть не может; каким же образом ныне тамо на лицо, состоит и верным назван, не знаю.
6. Как о вышеписанном, так и еще иногда о чинимых табою равномерных сему в Башкирии поступках, показать тебе о всем самую истинную правду, не утая ничего; ежели ж что табою ложно показано и умышленно скрыто будет, а после чрез кого обличен будешь, за то с тобою учинено будет как военной артикул и указы повелевают, без всякого милосердия.
На 6-й. Вышеписанное все показал я по справедливости самую истинну и ничего не утаил, и в показанное башкирское злодейственное замешание ток чинил, как есть верноподданной ея и. в. раб по присяжной должности и со всевозможным не щадя живота своего радением, и сколько возможно по тагдашнему наистрожайшему случаю допустило всегда, чтоб ни учинилось, обо всем главной команде чрез нарочно и посланных доносил, и как поступать мне непродолжительного повеления просил. Но токмо всегда между тем на всякой день премножество разных приключений со всех сторон было, что никак не возможно не только ожидать резолюции, но и в репортах до десяти раз и более в один день поело окончания о прибылых в тот..же момент новостях паки при- прерывано; к тому ж паче всего и некоторые, посланные от меня письма и то время уже были злодеями башкирцами перехвачены, и в таком случа[е], яко около меня комуникация стала быть пресечена, принуждено было и посылал в отчаянии неудачю по два в одной форме разными местами и дорогами репорты, да и некоторыя резолюции от господина т. с. и ковалера Ивана Ивановича полученныя на представлении мои принуждено было для отменных обстоятельств отменить, а в других прибавить, что после и от его высокопревосходительства опробовано. И тако обстоятельно ныне никоим образом всего, что было, изъяснить мне невозможно, только одно то, что нимало в том своей проступки быть не признаваю и конечно оной не было, ибо и на все мои посланныя репорты с приобщением подлинных допросов от глаз-ного командира Ивана Ивановича Неплюева нималого, якобы о жестокости моей против тех забранных под караул башкирцов, выговору во всю ту пору и после не имел. Да и они, башкирцы, чтоб я ненадлежаще с ними поступал, жалобы зная спою изобличенную вину не приносили н ныне праведно доказать не могут, как точное сему и свидетельство есть ушедшие тогда в Киргизы башкирцы Бурзенской волости человек с тысячю, и со всеми своими домашними оттуда чрез захваченного ими башкирца Якупа письмо свое прислали, с которого я от подполковника Исков а перевод получил, в коем иималой на меня жалобы не приносят и за озлобление не ругают, а пишут жалобу свою только на судей, то есть на воевод и своих старшин, вышеписанных Баима и Шарыпа Мрекова, что неправедно с ними поступают и грабили, якобы их хотели оружие обнажить; и то письмо свое знатно опасаясь, дабы не утаено было, имянно подтверждали одному мне отдать, а другому никому, с коего, и
также и з допросу того присланного от них башкирцам точныя копии при сем всепокорно и истинное мое оправдание предлагая. И сверх того нималого взятка или грабежа в подобной, сему неправедной поступки на меня доказать конечно никто не может, для того что не токмо какня б взятки противныя совести в прибыток от кого я взял, но еще по крайнему старанию взятых некоторыми в партиях от башкирцов лошадей 257 в казну мною отобрано и главной команде репортовано, почему и знатно, ежели б что-нибудь с кого ис тех башкирцов я получал, и о многом не разсуждая и не вступая в большей труд их без дальняго озлобления свободных чинил, то конечно б не было так напрасно оглашен. Сверх же всего того, ежели б что от меня непорядочных поступок противное чинено было и его высокопр-во господин д. т. с. я ковалер Иван Ивановичь Неплюев конечно б сего упустить не мог.
И о всем вышеписанном моей поступки показании ссылаюсь ка производный тамо в крепости Кизылской подлинныя, яко то присланный ордеры, допросы, мои репорты и какие есть но тому делу секретные дела; и ежели соизволено будет о том справитца, в таком случае нижайше высокоправительствующаго Сената прошу взять те дела и при том для лутчаго изъяснения бывших у произвождения онык Уфимского пехотного полку порутчика Ивана Мошарова и того, ж полку каптенармуса Федора Вязмитинова сюда по тракту прямя чрез Уфу, из захватывая Оренбург, дабы во оном чего в тех делах отменено не было и те порутчик и каптенармус тамо ке были б от кого нибудь пристращены.
По листам скрепа: К сему ответу маэор князь Гаврил Назаров руку приложил.2
1 В черновике ответных пункте л написаны после заверенной майором Назаровым основной части его показаний следующие потеты: Прибавка к допросу майора князя Назарова. По сему докладывано в собрание 4 октября к приказали дополнить
2 Написано рукой майрра Назарова.
Далее следуют копии допроса башкира Якупа Мустай-улы в Кызылской крепости от 29 от августа 1755 г. и письмо восставших башкир Бурзянской волости коменданту Кизылской крепости майору Г. Д. Назарову от 19 августа 1755 г.(лл. 1089-1092) см.' выше док, №№ 12 и 15.