You are here

№ 124_I. 1757 г. ранее апреля 19.— Допросы сторонников муллы Батырши Али-улы:. татар— Исмагила Апке-улы и Довлет бая Куд кагул улы, мищеров — Урыскула Ислан-улы, Мup-Рахмета Акмет-улы, Ибрахима Тимур-Гази -лы, Ахмера Кучук-улы, Мустафы Хасан-улы и Муслима

№ 124_I. 1757 г. ранее апреля 19.— Допросы сторонников муллы Батырши Али-улы:. татар— Исмагила Апке-улы и Довлет бая Куд кагул улы, мищеров — Урыскула Ислан-улы, Мup-Рахмета Акмет-улы, Ибрахима Тимур-Гази -лы, Ахмера Кучук-улы, Мустафы Хасан-улы и Муслима Ибрагим-улы, и башкир-Искака Мурзилы-улы и Сефера Джагафар-улы в Канцелярии Тайных Розыскных Дел но обвинению их в участии по подготовке восстания на Осинской, Сибирской и Но гайской дорогах.

В Тайной Канцелярия присланная от д. т. с. и кавалера Неплюева, а имянно: татара — Исмаил Апкин, Акчюра Ягутеев, Девлет-бай Козягулов; мещеряки—Урускул Исланов, Мир-Рахмет Акметев, Ибрай Темиргозин, Ахмер Кучюков, Мустафа, А санов, Муслюм Ибрагимов; башкирцы — Искак Мурзалиев, Сафар Агаферов, — чрез перевод Иностранной Колегии секретаря Александра Турчанинова о чем надлежало роспрашиваны порознь.

I. — А в роспросе Исмаил Апкин сказал; родиною де он Казанского уезду, Алацкой дороги, сотни Аита Айгильдина, деревни Кугунур, ясашной татарин. Муллу де Батыршу он, Исмаил, напред сего не знавал, а стал ево знать, тому ныне третей год (то* есть с 1755-го году), потому, когда пришел он к нему обучаться грамоте; а что он, Батырша, к возмущению вознамерился, о том он, Исмаил, напред же сего ни- почему не знал же. О поимке же ево, Батырши, он, Исмаил, слышал тогда, когда был он, Исмаил, в Уфе задержан, а прежде того ни от кого не слыхал, Янышевой каманды из деревни Карыш (в которой оной Батырша жительство имел) в Каинскую волость он, Исмаил, и при нем :6 человек товарыщей, первой — - мещерик Уфинской правинции, Сибирской дороги означенной Янышевой команды, деревни Мирасум, Максуд Aйсин, 2-й —Сибирской дороги, Иседской провинции, Муслимовой каманды и Муслимоной же деревни, мещеряк же Акмер Кучюков, З-й — каманды старшины Шарифа, Нурай, чей сын и которого уезду и деревни, того не знает, 4-й Акчюра, чей сын и которого уезду и деревни, также не знает, 5-ой — команды старшины Шарифа, Исхак, чей сын и какой деревни, не знает же, — ездили в означенном же 1755-м году по лету по посылке их Батыршею; а при той их тем Батыршей во оною Каинскую волость посылке он, Батырша, письмо ему, Исмаилу, отдал и при том говорил ему, Исмаилу, чтоб ехал он с вышеписанным и товарищами. и означенную Кайнскую волость и отдал бы то письмо мулле Акчюре Чюрагулу. И он, Исмаил, спросил ево, Батыршу, в чем оное письмо состоит, и он, Батырша, на то ему сперна говорил, на что де ты спрашиваешь, а потом сказал, что де с 4-мя дорогами имеет он, Батырша, о войне согласие, и как де он ездил в Оренбург для покупки книг, и тогда до кто ис татар попадались ему навстрочю, то де и те все оное ж к войне согласие имеют же (а за что, и с кем имянно оной Батырша то к войне согласие, имел, того де оной Батырша ему Исмаилу, не сказал, и он ево о том не спросил). И он де, Исмаил, на то ему, Батырше, сказал, что за таким делом не поедет, и оной де Батырша на то ему, Исмаилу, сказал, чтоб он всемерно поехал, а ежели не поедет, то собачей смерти предан будет; и не слыхал ли де он, Исмаил, что которые старшины сему делу противились, и те побиты, а он де невелик человек, а кто имянно старшины побиты того оной Батырша не сказал. И он де, Исмаил, на то ему, Батырша, сказал, что де он за таким делом добровольно не поедет, и оной де Батырша приказал ему, чтоб он всемерно поехал. И он де Исмаил, убоясь тех Батыршиных речей и слыша о том, что и лутче ево, Исмаила, людей за ослушание убивают, и ежели ему в такую посылку не ехать, то убит будет, принужден нашелся повеление ево Батырши, исполнить, и с вышеписанным товарыщами в Кайнскую волость он, Исмаил, и поехал. А при той де ево, Исмаила, означенным Батыршею посылке и отдаче ему вышеписанного письма оной Батырша ему, Исмаилу, о том, чтоб он, Исмаил, означенному мулле Акчюре Чюрагулу сказал, что находящийся в степи во исполнении в том письме вовеленных дел старание прилагают, напротив де того и им по силе того письма поступать принадлежит не говаривал, також при той же посылке Бурхана Мустафина не было, и оной Бурхан о бунте ничего нигде никогда ему Исмаилу не говаривал и никуда ево не посылал, и оные Батырша и Бурхан ево, Исмаила, а другим места никуда к возмущению народа и ни для чего не посылывали.
И по приезде де ево, Исмаила, с помянутыми топарыщами в означенную Кайнскую волость въехал он со оными товарыщами в дом к одному татарину, а имяни ево не знает, и в том доме оному татарину наодино говорил он, Исмаил, чтоб показал ему дом муллы Акчюры Чюрагула, х которому де от Батырши письмо писано. И оной де татарин не того дому ево, Исмаила, в дом означенного Чюрагула и проводил (а товарыщи сно 6 человек остались в том доме, в которой взъехали). И по приходе ево в дом оного Чюрагула он, Исмаил, письмо Батыршино ему подал, и оной Чюрагул спросил ево, Исмаила, от кого то письмо прислано; и он де, Исмаил, сказал,, что прислал Батырша, и оной де Чюрагул принял то письмо и, не прочтя ево, положил в карман. И потом он, Исмаил, не говоря с тем Чюрагулом ничего, пошел от него вон, и того же де дня он, Исмаил, пришел обратно в означенную Кайнскую полость к помянутому татарину в дом, в котором оные ево товарыши остались. А по приходе де, також едучи от Батырши во оную Кайнскую волость на дороге, тем товарыщам своим никому о том, что оной Батырша с ним, Исмаилом, к помянутому мулле Акчюре Чюрагулу послал письмо и что ж он тому Чюрагулу оное письмо отдал, он, не сказывал. И когда де он пришел во оной татарской дом, и тогда пришед в тот дом той же волости другой татарин, а имяни ево он Исмаил не знает, объявил ему, Исмаилу, и товарищам ево, чтоб они все ис того дому вышли в лес, которой разстоянием от того дому ближе версты, и оттуда б никуда не бежали, а были б в том лесу, почему де они в тот лес ввечеру и вышли. А потом да ночью, а в котором часу, того сказать не знает, пришед к ним татарин же, а имяни ево не знает же, взяв их ис того лесу пошел в вышеписанную жь Кайнскую волость. И как они в ту волость приехали, и тогда в той волости наехали они седящих на лошадяx, повидимому около 30 человек, а какия они люди о том он, Исмаил, не знает, и напред сего ни с кем из них никакова знакомства не имел; только в той ночи слышал он от тех людей, что одного называли Акбашем; а другоиа Мустаем, и говорили, что оныя Акбаш и Мустай к бунту главныя начинщики. И оныя де люди, взяв ево, Исмаила, со всеми товарищами ево, в ту же ночь ездя в той волости в три деревни (а как оныя деревни называютца, того он Исмаил не знает) обывателем говорили, что вчерашнего дня согласились они на кони сесть и быть готовым, и чтоб и они обыватели по тому согласию па кони садились, а куда ехать о том не выговорили. И оные де обыватели, слыша от тех людей такия речи, кои успели, те розбежались, а которыя не успели, тех оныя люди, ловя, били и с принуждением на кони сажали. И с теми людьми, также с ним, Исмаилом, и товарыщами ево, на разсвете поехали в четвертую деревню (а как зовут не знает же) и по приезде в ту деревню, кроме жен, ни одного мужеска полу не сыскали. В бытность же их в той четвертой деревни между собой некоторый люди (а кто имянно, того он не знает) говорили, что ради поимки вышеписанных Мустая и Акбаша люди ездят, и как то выговорили, то поутру усмотрели они, что навстречю едут к ним неведомо каким люди, от которых, испугаясь и не допуская их к ним при- ближиться, все разбежались, при котором случае и он, Исмаил, с товарыщами своими Ахмером и Максутом побежали с таким намерением, чтоб притти им возвратно в вышеписанную деревню Карыш к Батырше и об оном всем ему, Батырше, объявит; а протчня вышеписанныя товарыщи ево куда разбежались, того он, Исмаил, не знает. И не доезжая той деревпи Карыш около 20 верст помянутой Максуд от него, Исмаила, отстал, а куда пошел, того не знает. А Ахмер с ним, Исмаилом, поехал во оную деревню Карыш, в которую они и приехали, а по приезде де их и ту деревню как оного Батыршу, так и ни одного учеников того Батырши, уже не застали, а куда оной Блтырша и учейики ево ушли, того он, Исмаил, не знает. И потом де означенной Ахмер в той деревне от него, Исмаила, отстал, а куда пошел, того он не знает же. И потом же де вскоре Янышевой команды человек с 7, пришед в ту деревню, ево, Исмаила поймали и спросили ево, Исмаила: со многими льлюдьми он, Исмаил и куда и за каким делом ездил. И на то он,исмаил,что доехал он с 6-тью челоеками в Кайнскую волость от Батырши с просьбою.Потом оные люди,спрашивали ио товарищев ево, что куда они разъехались,били ево Исмаила палками и плетьми. И он де Исмаил,просил чтобони ево не били, а отвели к старшине Янышу, почему де они ево, исмаила, к старшине Янышу и отвели. И оной де старшина Яныш спросилево,исмаила,кто егво в Кайнскую волость посылал и за каким делом, и на то он, исмаил,ему, Янышу,сказал,что посылал ево ,Исмаила, во оную Кайнскую волость вышеписанными 6-тью человеками товарыщами Батырша мулла с письмом, и при той посылке он,Батырша,объявил ему, Исмаилу, что он батырша с 4-мя дорогами о войнесогласился. И на то оной Яныш говорил ему , Исмаилу,что для чего он, послушав такого плута, в Кайнскую волость ездил ,ибо он человек непотребный и ево,Исмаила,обманул, а ежелиб он, батырша, с 4-мя дорогами согласился,то б он,батырша,в лес не ушел. И при том оной Яныш ево, исмаила спрашивал, куда товарыщи ево Исмаила 6 человек разъехались разъехались, о том он Исмаил не знает. И по окончании де вышеписанных речей оной Яныш послал ево, Исмаила, под караулом и Уфинскую Канцелярию, в которой он, Исмаил, и pocпрашиван был с пристрастием, под битьем плетьми. И во оном де роспрос показал он то ж, как и в сем роспросе выше сего он обьявил.

А в том де по оной провинциальной канцелярии роспросе о том,— что де Казанского уезду, деревень КунгуровоЙ, Арбар и Улисиял, сотник и деревенския жители, которые в домех были, все послали ево, Исмаила, в Уфимской уезд для разведывания,/ в каком намерении Уфимского уезду народ обстоит, и ежли станут башкирцы воевать, то б им дали весть и присланным к ним туда немалое людство, к чему де и живущие в Казане слободская татары все согласны, и тогда де и они к той войне будут с ними готовы; и оной де Батырша написав Казанского уезду, Алатской дороги, деревни Серди, сотнику Ермяку письмо со объявлением того, что в Уфимском уезде всех 4-х дорог башкирцы, мещеряки, татара, черемиса и вотеки к той войне все согласились и готовы, дабы и они казанския татаре, управлялись и были в готовности; и, написав де то письмо, ездил оной Батырша со учеником Уфимского уезду, деревни Термы, мещеряком Абдулмуталипом Юнусовым в Оренбурх для разведывания, что происходит и соглашения к бунту с Нагайскою дорогою, и то письмо взяв повез с собою; и по возврате из Оренбурх в пятую неделю в дом свой сказывал оной Батырша, что он в самом Оренбурхе з башкирцами, к кем был не видился, к тому бунту согласился, и письмо в Казанской уезд своей руки переслал2; а в Нагайской де дороге оной Батырша сказывал же, что все той дороги башкирцы уже с киргисцами чрез посланных данно [с] Среднею Ордою согласились, а как де башкирцы к ним за Яик в Орду, з женами и з детьми, и со скотом уберутца, тогда де и они, киргисцы, с ними башкирцами, пойдут на российский города с войною для раззорения 34. И вышеписанной Казанского уезду сотник Арбар деревенские жители никто ево, Исмаила, в Уфимской уезд для вышеозначенного разведывания ни для чего не посылывали, а помянутой Батырша о вышеобъвленном ни о чем ему. Исмаилу, не сказывал, и от других ни от кого о том он не слыхал5.

В том же роспросе о том, что оной Батырша в Кайнскую волость ево, Исмаилу, с означенными учениками посылал с письмом, якобы таким, чтоб ис той волости башкирцы на лошадях и с оружием приезжали к нему, Батырше, а он де будет у всех 4-х дорог главным предводителем; и как он, Исмаил, опое посланное с ним письмо означенному Чюрагулу отдал6, то бутто бы оной Чюрагул ездил с ним, Исмаилом, и с вышеписанными товарыщами ево по разным деревням и оное письмо объявлял в каждой деревне баширцам, которое прочитая оное все единогласно говорили, что они учинить тот бунт готовы и к нему, Батырше, вскоре быть обещались, коих и собралось со всем оружием и на конях человек до 100, и с ним, Батыршею, соединясь, намерены итти под пригород Елдяниск, а под село Калинники, и к городу Уфе, дорогою деревни разорять и жечь; и якобы оныя башкирцы при том собрани говорили, что де их Кайнская полость к бунту все согласна и соберется их числом до 1200 человек7; и начинщики, де главный их товарищи Акбаш да Мустай старшину своего Аптика за то, что он к их согласию не приставал и от них было бежал в лес, нагнав, убили, и тс де кайнцы ево, Измаила, и вышепоказанных товарищей ево отпустили попрежнему к помянутому Батырше со объявлением, что они все в готовности,— он, Исмаил, не показывал же8. ,И в помянутом же оного Батырше письме о вышеозначенном написано было ль, того он, Исмаил, не знает, и от того Батырши и от других ни от кого о том он не слыхал. И объявленной Чурагул со оным письмом с ним, Исмаилом, по деревням не езживал и того письма в тех деревнях башкирцам никому при нем, Исмаиле, не объявливал, и оные башкирцы выше- объявленных всех слов при нем, Исмаиле, не говаривали. Во оном же роспросе о том, что якобы он, Исмаил, означенным товарищем своим Ахмеру, Урускулу и Максюту сказывал, что бутто бы он, Исмаил, ис Казанского уезду для разведывании о бунте, и якобы он, Исмаил, со оными товарыщами своими и с помянутым Батыршею к тому бунту имел согласие, и об оном Батырше слышал он, Исмаил, что он, Батырша, з женами своими и с имеющимися при нем учениками бежал, он, Измаил, не показывал же. И оным Ахмеру, Урускулу, Максюту и другим никому об означенном и что якобы он, Исмаил, в Уфимском уезде находитца под видом для обучения татарской грамоте, — он, Исмаил, не сказывал.

И в Уфимском де уезде ни под каким видом он не находился, а был подлинно для учения грамоте; и с теми товарыщами своими, и со оным Батыршею и з другими ни с кем ко учинению бунта согласия никакова, он, Исмаил, не имел, и о том Батырше, что он бежал, он, Исмаил, не знает и ни от кого об оном он не слыхал.

А с чего де во оном ево в Уфимской Канцелярии роспросе о выше- объявленном о всем написано, того де он, Исмаил, не знает, и того де роспросу ему в той Уфимской Канцелярии читано не было, а только де велели ему к тому роспросу приложить рук у, которую он и приложил.

А о вышеозначенном де Батыршэ, что он ко учинению бунта намерение имел и к тому бунту з другими людьми согласился, он, Исмаил, где надлежит не донес для того, что де он, Измаил, о том ево намерении прежде вышеэбъявленного времени, как он, Батырша, с помянутым письмом в Кайнскую волость к Чурагулу ево, Исмаила, послал и о том своем к бунту намерении ему, Измаилу, объявил, не знал и ня от кого о том не слыхал. А ежели б де он, Измаил, об оном того Батырши намерении прежде оного времяни знал, то б он о том на оного Батыршу донге без всякого упущения. А сам де он, Исмаил, ко учинению бунта в согласии с тем Батыршею и з другими ни с кем подлинно не был, так о ж н оной Батырша к тому согласно ево Исмаила не склонил. А вышеписанные де товарищи его, который с ним, Исмаилом, от Батырши в Кайнскую волость ездили, ко учинению того бунта с тем Батыршею и з другими с кем в согласии были , того де он, Исмаил, не знает, и от оных топарыщей своих, також и от означенного Батырши и от других ни от кого, о том он не слыхал. Вышеобъявленного де данного оным Батыршей ему, Исмаилудля относа вышепомянутому мулле Чурагулу письма нигде он исмаил не, что деон стем письмом послан не один, а как выше показал что и товарищи с ним были.И ежелиб де с тем письмом пойдет,то б оным товарищам, поймав ево, убили да до смерти. А какой де ради причины оной Батырша к бунту возмущения чинить начал, того де он Исмаил не знает и от того Батырши и от других ни от кого о том он не слыхивал.

И и сем де роспросе сказал он, Исмаил, самую сущую правду, а ежели он сказал что ложно, или, недал о чем, да утаил что, а впредь п том от кого изобличен он будет, и за то повергнет от себя смертной казни.
1 Допросы Акчюрт Ягутеева в деле не имеется.
2 Дословно повторяется в допросах Мир-рахмета Ахмет-улы и Ибрахима Tемир- Гази-улы, см. сто. ООО.
3 Дословно повторяется о допросах Урыскала Ислан-улы, Мир~Рахмета Ахмет-улы и Ибрахима Tемир-Гази-улы, см. стр. ООО.
4 Дословно повторяется- в допросах Урыскула Ислан-улы, Axмера Кучук-улы и Ибрахима Темир-Гази-улы см. стр. 000.
5 Дословно повторяется в допросах Урыскула Ислан-улы и Ибрагима и Ибрагима Темир-Гази-улы,см.стр. 000.
6В допросе Ибрахима Темир-Гази добавлено: В деревне Бай шады. В остальном все это место дословно повторяется в допросах Мup-Рахмета Акмет-улы и Ибрахима Темир-Гази-улы, см. стр. ООО.
7 Дословно повторяется в допросах Ибрахима Темир-Гази-улы и Мир-Ахмета Акмет-улы, см. стр. 000. В последнем только добавлено: он, Ахметев, показывал от страху же не стерпя вышеписанных же плетьми побои.
8 Дословно повторяется в допросе. Ибрахим Темир-Гази-улы, см. стр. 000.*