You are here

№ 124_IV. 1757 г. ранее апреля 19.— Допросы сторонников муллы Батырши Али-улы:. татар— Исмагила Апке-улы и Довлет бая Куд кагул улы, мищеров — Урыскула Ислан-улы, Мup-Рахмета Ахмет-улы, Ибрахима Тимур-Гази -улы, Ахмера Кучук-улы, Мустафы Хасан-улы и Мусли

№ 124_IV. 1757 г. ранее апреля 19.— Допросы сторонников муллы Батырши Али-улы:. татар— Исмагила Апке-улы и Довлет бая Куд кагул улы, мищеров — Урыскула Ислан-улы, Мup-Рахмета Ахмет-улы, Ибрахима Тимур-Гази -улы, Ахмера Кучук-улы, Мустафы Хасан-улы и Муслима Ибрагим-улы, и башкир-Искака Мурзилы-улы и Сефера Джагафар-улы в Канцелярии Тайных Розыскных Дел но обвинению их в участии по подготовке восстания на Осинской, Сибирской и Но гайской дорогах.
IV. Мир-Рахметь Ахметев в роспросе сказал: родиною де он Уфинского уезду, Осинской дороги, деревни Емохош, команды старшины Сулеймана Даваева, мещеряк. Муллу де Батыршу стал он, Ахметев знать, тому ныне 5-й год, потому, что де он у того Батырши упился татарской грамоте, а прежде того времяни оного Батыршу ни почему он, Ахметев, не знавал. Во время де бытности ево, Ахметева, у означенного Батырши во учениках, тому ныне 3-й год (то есть в прошлом 1755-м году) по лету, оной Батырша, будучи в доме своем в деревне Карыш, ему Ахметеву, и бывшему у него Батырши ученику башкирцу Абдулгавфару (а которой он волости и деревни, того он, Ахметов, не знает) говорил: слушайте де вы, вот де ныне от России бираемую нами соль безнадежно брать запретили, а велено де ее покупать, а ясак де хотя с нас и сложили, токмо де хотят с нас брать рекрут, да и насильно де нашей веры людей в рускую веру крестят, да и другия де тягости (а какия имянно, не сказал) нам российская люди чинят, чего до прежде никогда не бывало; а милостивая де государыня чаятельно о том знать не изволит, а доношении де наши до милостивой государыни не доходит, и когда де просили, чтоб нас отпустили для прошения до государыни, то де нас не отпускают; и для того де он, Батырша, имеет намерение учинить против России бунт, и о учинении де того бунта он, Батырша, тому уже 3-й год, стараются, и ныне ом, Батырша» для учинения того бунта согласился с 4-мя дорогами с Казанскою, Сибирскою, Осинскою, Нагайскою (а каким "образом согласился, того оной Батырша не сказал); и как де он, Батырша, тех людей к себе соберет, тогда де он по совету с томи собравшимися людьми куда надобно будет пойдет на российских людей войною, и он де, Батырша, при тех люде будет главным предводителем. И притом де оной Батырша ему, Ахметеву, и означенному Абдулгафару говорил же, чтоб и они ко учинению того бунта были с ним, Батыршею, согласны, и чтоб де он, Ахметев, об оном ево, Батырши, нам зрении никому не сказызал; а елжели до кому о том он скажет, тая де он, Батырша, за то ево, Ахметева, убьет до смерти. И на то де он, Ахметев, и оной Абдулгаффар о том Батырше сказали, что де они к тому бунту согласены и он де, Ахметов, об оном ево, Батырши, намерении никому сказывать не будет. И потом де оной Батырша, не говоря более с ними ничего, отпустил их в школу, куда де они и пошли. И после де того, спустя недели з 2, а подлинно сказать, он не упомнит, во время бытности ево, Ахметева, . в помянутой школе, пришедь и ту школу означенного Батырши ученик Уфимского уезду, деревня Термы, мещеряк Абдулмуталип Юнусов сказывал ему, Ахметеву, и протчим бывшим в помянутой школе ученикам, что де учитель наш Батырша хочет ехать в Оренбурге для пкупки книг и ево до Абдуламуталила с собою берет. И потом де оной Батырша с тем учеником своим Абдулмуталипом чрез 2 дня в Оренбурх и поехал, и обратно де из Оренбурха в дом свой означенной Батырша с помянутые учеником своим приехал недели чрез 3, а подлинно сказать он, Ахметев, не упомнит. А по приезде де олнй Батырша ево, Ахмете за, к себе ни зачем не призывал, и потом де, спустя с неделю, помянутой же ученик Абдуллуталип, будучи в вышеописанной школе, наедине сказывал ему Ахметеву, что де вчерашней ночью приезжали к Батырше из Кайнской волости некоторые люди (кто имянно и зачем приезжали, того оной Абдул не сказал, и он Ахметев о том ево не спросил), и оной де Батырша послал с теми людьми в ту Кайнскую волость учеников своих Исмаила, Ахмера, да команды старшины Яныша Сибирской дороги, мещеряков Урускула и Максюта для приводу к нему, Батырше, из оной Кайнской волости людей со оружием ко учению на Россию бунта. И он де, Ахметев, на то оному Абдулмуталипу сказал, что де хорошо; и после де того на 3-й день в вяшеписанной деревне Карыш от народу (а от ково имянно, того он сказать из упомнит) слышал он, Ахметев, что помянутой Гайнской волости башкирцы (а кто имянно ж, не слыхал) старшину своего Абдюка за то, что он к их согласию о учинении на Россию бунта не пристал убили до смерти. И потом да на 4-й день, по утру, пришли к помянутой деревне Карыш команды старшины Яныша люди, человек з 200, со всем оружием и оную деревню окружили. И в то время означенной Батырша, увидя тех людей, призвал к себе в дом ево, Ахметева, и помянутого Абдуламуталила да учеников же своих Махомета-Шерыфа, Яхыо Сюнчалеева, Ибрагима Темирова, Мустуфу Асанова, Девлет-бая Ходжагулова, Муслима Абдюлкерима, Абдулгафара (а чьи дети, он не знает), Сефера Еферова, Касыма Бакыева и говорил им, что де от помянутого, старшины Яныша означенный люди присланы для поимки ево, Батырши, и вас, так де мы все побежим в лес. И он де, Ахметев, и помянутыя ученики на ему, Батырше, сказали — побежим де. И потом до того ж час оной Батырша, посадя жену свою и дву детей своих в телегу, а сам сядя верхом на лошадь, из оной деревни поехал, а с ним он, Ахметев, и помянутыя ученики все пошли пешком, и прошли вымеющейся от означенной деревни Карыш с версту в лес, мимо вышеписанных присланных от Яныша людей. И те де люди как оного Батырш и жену ево я детей, так я их всех учеников, шедших в помянутой лес видели, токмо до как того Батыршу, так и из них учеников никого оныя люди не брали а только за ними ехали до оного лесу и у той лесу остановились. И как де помянутой Батырша з женою, и з детьм и с ними со всеми учениками по входе по оной лес отошли в том лесу с версту ж, и тогда де оной Батырша з женою и з детьми своими а с ними он, Ахметев, и из вышеписиных учеников Яхья, Абдюлкарим, Маходем-Шерив остановились в том лесу отдыхать; а протчи вышеозначенный ученики во оном лесу розбежались, а куда, того он Ахметев, не знает. И как же де оной Батырша з женою, и з детьм* и с ним, Ахметевым, и с означенными учениками в том лесу отдыхал: и в то де время услышали они, что идут во оном лесу люди, и тог, он, Ахметев, изпужався тех людей, чтоб ево со оным Батыршею поймали, от того Батырши один побежал в лес далее, a оной Батырша з женою и з детьми и протчия помянутыя ученики куда ушли, того он, Ахметев не знает. И потом де он, Ахметев, в том лесу ночевал, а на другой де день вышед он из того лесу пришел в черемиску; деревню Айбулат, в которой ево, Ахмете за, той деревни жители поимали и отвели к вышеписанному старшине Янышу. А от того Яныша отослан он в Уфимскую Правинциальную Канцелярию, в которой он, Ахметев, был роспрашиван с пристрастием, под битьем плетьми.
А в том де во оной Правинциальной Канцелярии роспросе о том, что де помянутой Батырша приззав к себе чрез ученика своего Исецкого ведомства башкирца Мустафы мещеряка Урускула Исланова сказывал ему, что он, Батырша, ездил... Далее следует изложение фактом, повторяющее часть допроса Исмагила Апке-улы см. стр. 000. А на Сибирскую де дорогу он, Батырша, еще в прошлом году ездя, по сю и по ту сторону Урала, соглашался, — он Ахметев показывал, будучи тогда в страхе, не стерпя означенного плетьми битья. А вышеписанной де мещеряк Урускул Исланов к помянутому Батырше чрез означенного башкирца Мустафы, или чрез кого, при нем, Ахметеве, призыван не был, и оной Батырша тому Урускулу при нем: Ахметеве вышеобъявленных слов не говаривал, и он, Ахметев, от того Батырши и от других ни от кого о вышеозначенном не слыхал. В том же де роспросе о том, что де он, Ахметев, от помянутого мещеряка Урускула слышал, что как о л, Урускул, в Гайнскую волость с товарыщами ездил, то де из оных ево товарищей Казанского уезду татарин Исмаил сказывал, .им, что он в Уфимском уезде находитца якобы под видом для обучения татарской грамоте, но как де ныне им истинную сказывал, что он ис Казанского уезду от тамошних казанских татар для разведывания в каком намерении в Уфимском уезде народ обстоит, и естли де будут они воевать, то де и их казанские татара все вспомогать к волне будут с ними готовы, о чем де помянутой мулла Батырша и татарское письмо к ним из Оренбурх а послал, — он, Ахметев, не показывал, и от означенного Урускула и от других ни от кого об оком он, Ахметев, не слыхал.
А с чего де в упомянутом ево в Уфимской Канцелярии роспросе, якобы о слышании им от оного Урускула, в вышеобъявлеииом написано, того де он, Ахметев, не знает... Далее следует изложение фактов, повторяющее часть допроса Исмагила Апке-улы. см. стр. 000.
Он, Ахметев, показывал от страху ж и не стерпя вышеписанных же плетьми побой. А с помянутыми де Урускулом, Исмаилом, Ахмером, Максютом означенной Батырша письмо какое х каЙнским башкирцем посылал ли, того де он, Ахметев, не знает, и от того Батырши и от оных Урускула с товарыщи, и от других ни от кого о том он, Ахметев, не слыхал; також и о протчем вышеозначенном от .помянуты-: Урускула, Исмаила, Ахмера, Максюта и от других ни от кого ж никогда он, Ахметев, не слыхал же. В том же роспросе о том, что де объявленной же Урускул сказывал, что де, будучи он во оной Гайнской полости, слышал от башкирцев, что начинщики главный, их: товарыщи, Акбаш да Мустай старшину своего Абдюка за то, что он к их согласию не приставал., убили,—он, Ахметев, не показывал, и оной Урускул о том ему никогда не сказывал, а с чего де в том ево в Уфинской Канцелярии pocпpoce об оном написано, того де он, Ахметев, не знает. Токмо де он означенном того старшины Абдюка убивстве слышал он, будучу в деревне Карыш, от народу, о чем де он в сем роспросе выше сего показал. *Во оном же роспросе о том, что помянутой Батырша, бежав в лес, хотел оттуда уйтить чрез Сибирскую дорогу и Кудейскую волость за Яик в Киргис-Кайсацкую Орду затем, что многие иноверцы к бунту не склонились, — он, Ахметев, показывал от страху ж и не стерпя означенных плетьми побой, а от оного де, Батырши, и от других ни от кого о том он не слыхал; такой; куда имянно оной Батырша из лесу намерение имел бежать, того де он, Ахметев, не знает, и от того. Батырши и от других ни от ково ж об оном ои не слыхал ж-. В том же роспросе о том, что присланное в Уфимскую Ппавинциальную Канцелярию от старшины Яныша татарское письмо, найденное у оногро Батырши в доме (кое ему, Ахметеву, в той Правинциальной Канцелярли показывано было), писано вышеписанным мещеряком Абдулмуталипом, которое де он, Батырша, на все 4-е дороги посылал,— он, Ахметев, не показывал, и с чего де об оном в том ево роспросе написано, того де он не знает. Но только де он, Ахметев, во оном своем роспросе об означенном письме показал,/ что оное пясьмо похоже на руку помянутого Абдулмуталипа, а подлинно ль де оной Абдул то письмо писал, того де он, Ахметев, точно сказать не знает. В том же де роспросе о том, что де означенное письмо помянутой Батырша посылал в Киргис- Кайсацкую Орду чрез нарочных, — он, Ахметев, показал от страху и не стерпя вышеписанных же плетьми побой, а о посылке де того письма во оную Кайсацкую Орду от объявленного Батырши и от’ других ни гот кого он, Ахметев, не слыхал.
Вышеописанной же де Батырша о бытии своем в Оренбурхе и о том, что с кем он тамо в Оренбурхе о бунте говорил, и оренбурхские ахуны, или другие кто в том Орснбурхе к тому бунту склонными себя оказали ль, ему, Ахметеву, ис сказывал, и от других ни от кого об оном он не слыхал... Далее следует изложение фактов, повторяющее часть допроса Урыскула Ислан-улы, см. стр. ООО. Народ таможней ко у чинению объявленного бунта за обиду себе принял то ж, что и вышеописанной Батырша о соли, о рекрутах и о крещения людей ему, Ахметеву, говорил; а о том де слышал он, Ахметев, во время бытности ево в выше- объявленной деревне Карыш той деревни от жителей, в народной молве, а от ково имянно, того он, Ахметев, показать не знает. Ко оному ж де Батырше он, Ахметев, пристал и ко учинению вышеозначенного бунта согласный был он с сущей своей простоты, по вышеобъявленным того Батырши об оных от России обидах словам, а на того де Батыршу об оном бунте он, Ахметев, кому надлежит, не донес с простоты ж своей.
И в сем распросе сказал он, Ахметев, самую сущую правду, а ежели сказал он что ложно, или, ведая о чем, да утаил что, а впредь в том от кого или чрез что ни есть изобличен он будет, и за то подвергает он себя смертной казни.