You are here

№ 124_X. 1757 г. ранее апреля 19.— Допросы сторонников муллы Батырши Али-улы:. татар— Исмагила Апке-улы и Довлет бая Куд кагул улы, мищеров — Урыскула Ислан-улы, Мup-Рахмета Ахмет-улы, Ибрахима Тимур-Гази -улы, Ахмера Кучук-улы, Мустафы Хасан-улы и Муслим

№ 124_X. 1757 г. ранее апреля 19.— Допросы сторонников муллы Батырши Али-улы:. татар— Исмагила Апке-улы и Довлет бая Куд кагул улы, мищеров — Урыскула Ислан-улы, Мup-Рахмета Ахмет-улы, Ибрахима Тимур-Гази -улы, Ахмера Кучук-улы, Мустафы Хасан-улы и Муслима Ибрагим-улы, и башкир-Искака Мурзилы-улы и Сефера Джагафар-улы в Канцелярии Тайных Розыскных Дел но обвинению их в участии по подготовке восстания на Осинской, Сибирской и Но гайской дорогах.

X. Сефер Агаферов в роспросе сказал: родиною де он деревни Смаиловой, ведомства Исетской правинци, команды старшины Карт-бая башкирец. Муллу де Батыршу стал он, Агаферов, знать, тому ныне третей год, потому, что де он у оного Батырши в деревне ево Карыш учился татарской грамоте месяца с 4. а прежде того времянн оного Батыршу нипочему он не знавал и с ним никакова знакомства не имел.

А во время де бытности ево, Агаферова, у оного Батырши во учениках про злое и возмутительное оного Батырши намерение, также каковые он возмутительные письма писал ли и куда посылал ля, и с кем имянно оной Батырша прежде к бунту согласие имела ли, и какое, того он, Агаферов, ничего не знает, и сам с тем Батыршею к бунту п согласии никогда не бьвал, и оной Батырша о бунте ничего с ним говоривал. Атому де ныне третей год... Далее следует изложение фактов, повторяющее часто допроса Муслюма Ибрахим-улы.см. стр. 000
И в то время мимо той школы на лошади пробежал той же деревни Карыш житель мещеряк Султан (а отечества ево не знает) и кричал ему, Агаферову, что де ты стоишь, на нас де война нападает, и тогда он, Агаферов, убоясь того, вбежал школу и, побыв в той школе, вышал паки перед школу. И по выходе увидел, что учитель ево Батырша ехал- на лошади верхом, а. жена ево и дети ехали на лошади и телеге, а при них шли пешие ученики Батыршины: Ибрагим, Мир-Рахметь, Девлетбай, Муслим, Абдугафер, Хасым, Абдулмуталип, Махмет-Шериф, Абдулкерим, Мустафа Аманов, из оной деревни Карыш вон (а куда, того он, Агаферов, не знает). И он, Агаферов, увиди тех Батыршу з женою и учеников ево, подумал, что конечно оный Батырша з женою, и детьми и учениками своими от показанной войны куда ни есть побежали, и для того и он, Агаферов, не заходя в школу пристал ко оному Батырше и побежал с тем Батыршею и учениками ево в Карышской лес. А как де о н с тем Батыршею и протчими в тот лес шли, то оные бывшие во оной деревне люди на лошадях со оружием ехали за ними ж, а как оной Батырша з женою, и детьми, и учениками своими и с ним, Агаферовым. вошли во оной лес, то оные люда от них отстали, и куд,а поехали, не знает. И по приходе их в тот лес, во оном лесу были они дня с 4- только во время бытности их в том лесу Батырша как ему, Агаферову ни о каком от России неудовольстви и от российских людей обидах, також о бунте своем и о сочинении им возмутительных писем, и о посылке тех писем к согласникам своим никаких слов ни о чем не говаривал и к бунту их не склонял, но толко ученикам своим Хасыму, Девлетбаю, Абдулкериму, Муслиму и его, Агаферову, оной Батырша незнамо с чего говорил: мне де вас жаль что вы ничего не знали (а о чем имянно, не выговорил), так де я вам советую, чтоб вы oт меня отошли а возвратились в объявленную деревню Карыш, вам де ничего ни от кого из будет худа никакого, потому что де вы ничего не знали оные Хасим, Девлет-бай, Абдулкерим, Муслин и он, Агаферов, сказала тому Батырше, что мы де не знаем; что нам будет ли добро, или нет, только де ты нас не покинь. И оной де Батырша сказал им, инде когда хотите, так оставайтесь, только де напоследок на меня не жалуйтесь, еж зли а какую напасть попадете. И петом они при оном Батырше и остались, а вышеозначенные Ибрагим за болезнью остался, а Мир-Рахмет незнамо для чего в том лесу отлучился, 2 а куда пошел, також и Ибрагим где потом делся, не знает. И после того пошел он с тем Батыршею, женою ево и детьми и вышереченыии учениками в другой лес (а звания ево не знает), только и в том лесу оной Батырша никаких слов о бунте и возмутительных письмах ничего с ним, Агаферовым, не говаривал, и ево к тому бунту не склонял, и за то ничем не обнадеживал. И будучи во оном лесу оной Батырша в разные времена, а когда именно, не упомнит, ис того лесу сам езжал и учеников своих Яхью, Муталипа и протчих (а кого имянно, не упомнит) бирал с собою в показанную деревню Карыш и в другие мещеряцкие и черемиские деревни для кражи лошадей и коров на пропитание, кое привозя и питались. А потом после того, в ту ж их в том лесу бытность, оной Батырша и ученихов своих Хасыма, Абдулкерима, Муталипа, Махмет-Шерифа, Абдулгафера, посылая незнамо куда для кражи и привозу к себе скота, говорил, что вы де поезжайте, 2 а я де жену и детей своих и остывших при ней учеников Муслима, Девлет бая, Ахью да Мастафу намерен .оставить в той лесу в удобном месте, л сам де я поеду для привозу пищи. И потом оных учеников своих Хасыма с товарыщи отпустил, а сам оной Батырша остался з женою и детьми с ним, Агаферовым, и товарыщами ево в том лесу, где я начеваля, а на другой день поутру тот Батырша з женою и детьми и с ним, Агаферовым, и товарыщами ево пошел было в тот лес далее, в другое место, и в то время увидели они в стороне того лесу незяаио каких людей (а чьих команд, не знает) 2-х человек и убоясь того, что оные люди не примечают ли за ними и не хотят ли их поймать, и для того с тем Батыршею пошли по тому лесу в другое место далее, и пришед не только ; места оной Батырша всех их остановил и говорил им всем, чтоб они на том месте обождали, а он де Батырша сь Яхьею пойдет и приищет место, где им иметь отдых, и потом незнамо куда от них оной Батырша сь Яхьею отошли. А. по отходе их он, Агаферов, лег спать и спал с полчаса, и потом услышал шум и крик, то он проснулся и встал и увидел, что уже и означенной Батырша и Яхья к ним возвратились; и в то ж самое время увидели они в близоста от себя немалое число людей (а какие имянно и чьих команд, не знает) конных (а оружие какое при них было ль, того не присмотрел) и оные люди между собою по татарски кричали, что здесь, то он, Агаферов, и вышеписанныо ученики Батыршины, все убоясь того, чтоб их не поимали, по тому лесу розбежались врознь, а реченной Батырша з женою и детьми куда девались, того, також и что оной Батырша, и жена ево, и дети и из учеников ево кто теми людьми пойманы ль, и куда повезены, не знает. А он, Агаферов, по убеге от тех наехавших людей остался в лесу один и, не нашед дороги, шетался дни з 2, а потом, нашед дорогу, ис того лесу вышел и пошел в татарскую деревню Урманчину. И пришед в дом одного татарина (коего имяни и отечества не знает), и оной татарин спросил ево, Агаферова, какой он человек и откуда, и не Батырши ли де ты ученик, и он, Агаферов, оному татарину сказал, что не ученик Батыршин; и оной де татарин говорил ему, хотя де ты и не Батыршин ученик, только де мне надобно тебя объявить нашему старосте. И потом повел ево той деревни к татарину Урманчину, а по приводе ево ко оному Урманчину того Урманчина малолетной сын (которой вместе с ним, Агаферовым, еще до побезу ево з Батыршею учился у того Батырши в школе, а имяни ево не знает) ево, Агаферова, что он, Батыршин ученик, и учился с ним у того Батырши вместе, узнал и о том сказал отцу своему реченному татарину Урманчину и оной де Урманчин того ж дня отвез ево к старшине Янышу. И оной Яныш на письме по татарски спрашивал ево, что не был ли он з Батыршею в согласи к бунту, и каким образом он с тем Батыршею побег учинял, и для чего и где он с тем Батыршею был. И он, Агаферов, тому Янышу объявил о том о всем то ж, что и выше сего показал. А потом оной Яныш ево и Мустафу Аманова, також жену Батыршину з детьми (о коих он в бытность ево в показанной деревни Урманчи от татар слышал, что они в лесу пойманы), отослал в Уфимскую Правинциальную Канцелярию.

А по привозе ево в ту Канцелярию во оной Канцеляри ои, Агаферов, с пристрастием, под плетьми, роспрашиван, хотя и был только в том своем роспросе, о том, что де реченной Батырша к злоковарному умыслу бунту в 755-м году, в поравую севу ржи, с приехавшим к нему ис Казанского уезду, из деревни Чилчади, муллою Исмаилом Апкиным и з главными учениками Казанской дороги, команды старшины Алкея Муслюмова, Муталипом Юнусовым, Исетского ведомства, команды старшины Муслюма Аширова, Яхьей Мешевым, Сибирской дороги, команды Янышевой, деревни Урюш, Ибраем Бектемеровым согласие имел, с коими де и алосоставные возмутительные о том бунте письма составя писал, оной Батырша сперва сам собою у себя в клети, при чем де был и реченной Яхья, а в другой де раз пясал в мечете упомянутой Муталлип, а в третей на степи показанной Исмаил мулла, и все де то делали тайным образом; а Ибрай де в то время, как оные письма писали, был в доме своем, и по написании де тех писем куда оной Батырша и с кем те письма посылал ли, и на те де письма в отпет от кого что получал ли,— того де он не знает; токмо де главным возмутителем и властителем положили на том совете быть оному Батырша, а воинских людей набрать из гонцов, коих де будет до 12 000 а о казанских де татарах в каком они умысле были и письма оной Батырша с товярыщи своими какие к тем татарам посылали ль, или нет, — того де oн, Агаферов, не знает; и по совете де пожив оной Батырша дней с 5 поехал в Оренбург обьявя ему Агаферову и другим ученикам ево, что за книгою к Абдюселям ахуну, а те де письма возил ли с собою, или нет, — того де он, Агаферов, не знает; и ездил де недель с 5 и паки приехал в дом свой, и с собою де привез от оного ахуна вышеписанную книгу; и при том де оной Батырша ему, Araферову, и другим ученикам своим сказывал, говорил де ему, Батырше, оной ахун Абдюселям, вы де ребята молодые, постараетесь бунтовать, по чему де и мы посмотрим; и по тому де оной Батырша с вышеписанным Исмаилом муллою и з главными учениками Ахмедом е товарыщи ево, Агаферова, також и протчих учеников, а имянно Исетского ведомства, команды Карт-Кичяковой, башкирца Мухамметя- Шарыпа Юртумова, а чей де сын, того он, Агаферов, не знает, команды Илтабановой, деревни Екибашевой, ясашного татарина Абдулкарима Бектемирова, да Уфимского уезду, Казанской дороги, команды Алкея Муслюмова, деревни югаряшь. мещеряка Муслюма, деревни Ерхибашевой ясашного татарина Девлетбая Козегулова, да команды реченного Алкея мещеряка Абдулгафара Сюлейманова, да ведомства Исетской правинции команды Муслюмовой, деревни Тюнисевой, Касыма Бакиева, да команды старшины Сюлеймана Деваева, деревни Бирсун, мещеряка Мир- Рахметя к тому злому умыслу и бунту склоняя говорил, что де к тому бунту и гайнцы все согласны, почему де он, Агаферов, и ученики Батыршины к тому бунту с тем Батыршею и согласились, и зачем де к тому и припасатся инные луками со стрелами, копьями; а оной де Батырша послал вышепомянутых Исмаила муллу да ученика Ахмира в Ганну к башкирцу Исхаку мулле (кой де и при вышеписанном прежнем согласи с тем Батыршею был), чтоб он с протчими башкирцами для бунту, ехал к нему Батырше, токмо де уже те посланные Исмаил и Ахмер обратно к нему, Батырше, не возвращались; и известно де было, что они пойманы, почему убоявся и оной Батырша, дабы и ево с ним, Агаферовым, и другими того Батырши учениками не поймали, и для тог о де оной Батырша з женою , и детьми, и с учениками своими, в том числе и с ним, Агаферовым, бежали с показанным изготовленным оружием в лес; а будучи де в ле су, как услыша оной Батырша едущую команду, то де с вышеписанны ми учениками своими — Яхьей, Муххамет-Шерипом, Муталлипом, Муслимом, Касимом, Абдулгафаром, Абдулкарамом, Мир-Рахметем и с имеющимися у них луками, копьями бежали, а куда де и с каким намерением* — того де он, Агаферов, не знает и не слыхал показывал ли.

Того де ничего он, Агаферов, за прибывшим ему в Уф киской Канцелярии, оттого что он в той Канцелярии при роспросе спрашиван был бит палкою и рукими, а потом сечен плетьми весьма немилостиво, беспамятством не помнит, и о том ни о чем он, Агаферов, (кроме того, что он ныне и роспросе своемвыше сего показал) не знает, а с чего и для чего о том о всем в том ево роспросе написано, того он не знает.

Только де как он, Агаферов, сперва пришел к Батырше учиться в школу татарской грамоте то тогда вышепоказанной Измаил Апкпн имелся уже в той же школе прежде ево, Агаферова, а каким образом и откуда оной Апкин к Тому Батырше приехал, и по приезде у оного Батырши с тем Апкиным о бунте какое согласие было ль, того он, Агаферов, ни по чему не знает, и ни от кого о том он не слыхал, и он, Агаферов, в том с ними к бунту согласи никогда не бывал.

А в бытность же ево у Батырши еще в школе, до побегу ево з Батыршею в лес, вышеозначенные де Батыршины ученики Исмаил и Ахмер от того Батырши в Гайну к Ысхаку мулле когда имянно посыланы были ль и для чего, також оные Исмаил и Ахмер к тому Исхаку ездили ль, и к Батырше возвратились ли, и окем пойманы ль и куда и кем отосланы, того он не знает. Только де как он имелся в показанной школе, то оные Исмаил и Ахмер незнамо куда ис той школы отлучились, тогда он, Агаферов, спрашизал бывших 'с ним в той школе учеников, где де Исмаил и Ахмер; и иные ученики сказали ему, они де поехали в домы свои, а за чем и подлинно ль в домы они поехали, того он не знает, и ни от кого о том не слыхал, только уже в бытность ево, Агаферова, в Уфинской Канцелярии видел, что те Исмаил и Ахмер в той Уфинской Канцеляри содержались под караулом.
А вышеписаняой учитель ево Батырша, сколь давно возмущение делать начал, и в коем имянно году, того он, Агаферов, не только не знал, но, .как выше сего показал что о том ево злом намерени он ни по чему и не ведал, и ни с кем другими ево согласниками к тому бунту сообщником не был... Далее следует изложение фактов, повторяющее часть допроса ИбрахимахТемир-Гази-улы. см. стр. 00. А ко. оному де Батырше он, Агаферов, пристал и с ним в лес побег учинил он с простоты своей, к тому ж убоясь того, что вышепредписаннол карышской житель Султан кричал ему, что на них война нападает. А будучи де в лесу, от оного Батырши не отшел и о укрывательстве ево, кому надлежит, не донес с простоты ж своей.

А в бытность езо, Агаферова, с тем Батыршей в лесу оной Батырша ему, Агаферову, о том, что куда оной Батырша из лесу намерен был иттить и для чего, не сказывал, и он, Агаферов, о том не знает, И в сем роспросе сказал он, Агаферов, самую сущую правду, а ежели сказал ложно или, ведая о чем, да утаил что, а после в том от jcoro изобличен будет, и за то подвергает он себя смертной казни

ГАФКЭ Фонд. быв. Государственного Архива. Разр. VII. Дело 1756 г., № 1781, ч. II, лл. 165—181 об, 186—211 об.. 316—341; ч. III, лл. 164—183, Копии и черновики Датируется на основанни сведении о смерти татарина Ахчуры Яхутеева, умершего 19 апреля 1757 г.— Рапорт начальника караула подпрапорщика лейб-гвардии Преображенского полка Петра Насонова в Канцелярию Тайных Розыскных Дел от 19 апреля 1757 г. о болезни и смерти колодника Акчуры Ягутеева. Фонд-быв Государственною. Архива. Раср. VII. Дело 1756 г., № 1781, ч. I,л. 285.