You are here

№ 155. 1783 г. декабря 2.— Купчая башкир Казанской Пороги, Иланской вол. Чютыя Енабердина с товарищами уфимскому губернатору П. Ф. Квашнину-Самарину на земли по pp. Кармасану, Сакиязу и Камышлы.

Лета 1783-го декабря в 2 день. По учиненному Уфимскаго наместничества в гражданской палате определению вследствие именного блаженныя и вечно достойные памяти государыни императрицы Анны Иоанновны указа, 1736-го году февраля 11-го числа состоявшегося, и учиненнаго в 1742-го году июля 10-го покойным господином действительным тайным советником, сенатором и кавалером и бывшим в Оренбурге губернатором Неплюевым обще с бывшим в Уфе вице- губернатором Аксаковым общего определения, да указов бывшей Оренбурской губернской в Уфимскую провинцыальную канцелярию 757-го октября 7-го и 759-го годов декабря 6-го чисел, присланных с назначением определения Правительствующего Сената, Уфимского наместничества, оной же округи, Казанской дороги, Иланской волости, команды правящего старшинскую должность Хабита Нурбакина той волости поверенные от мирских людей вотченники башкирцы Чюты Енабердин, Кусяш Бектемиров, Рахмангул Бектемиров же, Егафер Туиняшев, Селкей Султанов, Еркей Акбаев, Бекбатыр Туиняшев, Ракай Замяков, Азамат Енабердин, Галкей Искендеров, будучи в городе Уфе, Уфимского наместничества гражданской палаты от крепостных дел дали сию купчую по поверенным от товарищей наших оной Иланской волости вотченников башкирцев Иманая Кинзина, всего от живущих в 21-м дворе, письму, которое объявлено от нас во оную гражданскую палату, двора е. и. в. господину действительному камергеру и уфимскому губернатору Петру Федоровичи) Квашнину-Самарину в том, что продали мы, поверенные Чютый с товарищи, и товарищи наши оной Иланской волости вотчинники башкирцы, живущие и с нами в 21 дворе, большими и малыми, все со общаго мирского согласия, ему, господину Квашнину-Самарину, жене, детям и наследникам ево в вечное и потомственное владение впрок без выкупу и бесповоротно из жалованной предкам нашим вотчинной нашей земли, состоящей здешняго наместничества в Уфимском округе на Казанской дороге по нижеписанным урочищам, а имянно: от устья впадующей в речку Сикияз речки, называемой Апаккула, оставляя речку Апаккуль за межею, итти на Кызыров ольшняк оного Апаккуля правою стороною, которая принадлежит ему, господину действительному камергеру Квашнину-Самарину, на вершину речки Камышлы, а от оной на мост, и оную речку поставляем ему, господину Квашнину-Самарину, за действительную межу, и по течению оной правая сторона ему ж, действительному камергеру, от моста итти рудовозною дорогою на большую Казанскую дорогу, а от оной на состоящую на правой стороне нашей земле Чекырову осокорь, а от осокори на Аничкову или Подымалову межу, а от оной на озеро Тумгакли, а от оного, где началась Подымалова земля, а от оной и от большей дороги на гору Казантав по Чертову межу, а от Чертовой межи на речку Сакияс, и вниз по той речки яром, и оная речка поставляется межею до устья речки Апака, ко¬торой земли и межи все кончились, да еще по реке Kapмacaн в удобном месте вниз от устья Секиязу построить мельницу и по реке Кармасану половиною реки рыбу ловить до Кандровского устья, и в озере Кандрове рыбу ловить же, и потребной лес в оремах брать и внис по течению Кармасана от Кандровского луга сена косить, и ниже сосен до устья Алабуги сена косить же, и потребной лес брать, окроме бортевых деревьев. В отданную же дедами нашими Московом Токметевым и Байсекой Аднагуловым с товарищи в прошлом 1711 году в майе месяце от Уфимских крепостных дел тое ж дороги, деревни Тимошкиной есашному татарину Тимошке Алмекееву с товарищи и деревни Чешминой по записи а землю не входить и никакого притеснения не чинить, и з горы Текменя лет не рубить, и до той горы Текменя ему, господину действительному камергеру, дела л. 3 нет. В отданную ж по татарским письмам деревни Таладаевой дворцовым крестьянам по межам землю не входить же и притеснения не чинить, так же деревни Аблаевой и в руские межи не входить же. А в вышеписанных отданных межах бобров, выдер, медведей, волков, лисиц, куниц, зайцев и всякого зверя ловить, хмель сщипать, рыбу ловить, хлеб сеить, сено косить и всякой потребной лес рубить и вла¬деть ему, господину Квашнину-Самарину, детям и наследникам ево тою землею вечно. И та проданная ему, господину Квашнину-Са- марину, земля напредь сего никому не продана и не заложена. А ест- ли после сего кто в тое проданную нашу землю станет вступаться и учинит прозьбу, в таком случаи нам, башкирцам, детям и наследникам нашим ево, господина Квашнина-Самарина, жену, детей и наследников ево очищать и ни до какого убытка не доводить. И да той проданной земли нам, башкирцам, самим и наследникам нашим впредь дела нет. За которую проданную нами и товарищами нашими ему, господину Квашнину-Самарину, вотчинную нашу землю мы, поверенные, и товарищи наши, оставшие в домех, от него, Квашнина- Самарина, вышеписанное число денег 500 руб. все слолна получили. И та проданная нами, поверенными, и товарищами нашими ему, господину Квашнину-Самарину, детям и наследникам ево в вечное и потомственное владение вотчинная наша земля напредь же сей купчей иному никому, кроме ево, господина Квашнина-Самарина, не продана, не заложена и из оброку не отдана, и ни у кого ни в каких крепостях не укреплена. И впредь нам, Чютыю с товарищи, детям и наследникам нашим в тое проданную нами землю не вступаться и нигде о том не бить челом. А естли кто-либо в тое проданную нами,, поверенными, и товарищами нашими ему, господину Квашнину-Самарину, землю будет по каким крепостям, купчим и закладным вступаться, то нам, поверенным, товарищам, детям и наследникам нашим ево, господина Квашнина-Самарина, детей и наследников от всяких вступщиков очищать и ни до каких убытков в том не довесть. А буде от неочищения нашего, детей и наследников наших ему, господину Квашнину-Самарину, детям и наследникам ево причинятся какие убытки или та проданная нами и товарищами нашими ему, господину Квашнину-Самарину, детям и наследникам ево земля с угодьи, или часть какая от него, Квашнина-Самарина, отойдут, то должны мы, Чюты с товарищи, дети и наследники наши за ту проданную нами ему, господину Квашнину-Самарину, землю взятые нами, поверенными, с товарищами нашими деньги 500 руб. с пошлины и при- чинившимися убытки по ево, господина Квашнина-Самарина, детей и наследников скаске заплатить все сполна безотговорочно. И волен он, господин Квашнин-Самарин, дети и наследники ево тое проданную нами, поверенными, и товарищами нашими вотчинную нашу землю продать, заложить, крепостьми укрепить и в приданые отдавать. И сия купчая впредь в купчую...

Уфимская палата гражданского суда, д. № 763. Записные книги г. Уфы
1783 г., лл. 1 об.— 4.