You are here

№ 13. 1733 г. июля 4.- Доношение казанского губернатора П. И. Мусина- Пушкина в Военную коллегию о съездах башкир Ногайской дороги.

В Государственную Военную коллегию ис Казанской губернии доношение. Сего 1735 году июля 3 дня в доношениях в Казанскую губернскую канцелярию из Mензелинской приказной избы написано:

В 1-м сего 1735 году июня 30 дня - в поданном в Мензелинскую канцелярию донощении Уфинского уезду, Осинской дороги, Ерыклинской волости, деревни Юнмин башкирца Узекея Иштыкова с товарищи написано. - Сего де 735 году июня 22 дня были поминки в Уфинском уезде по Ногайской дороге, Кипчацкой волости в деревне Мушкееве у башкирца Милима Мусаева. И на тех де поминках был Акай Кусюмов. И ис тое деревни присылал оной Акай к нему в деревню Юнмин дважды по человеку. И по оным де посылкам он, Узекей, не поехал. И по третьей посылке прислал оной Акай трех человек приставов, и взяв де, повели под неволею. И по привозе оной Акай допрашивал: кому он хочет служить - руским ли, или им. А ежели де им не будет служить, то де хотели срубить, а жен их взять в полон. И говорил ему оной Акай: у нас де по закону нашему башкирцы были у Курану и по[ло]жили, чтоб итти к статскому советнику и мурзе против русского войска. И збирают де запас з деревень, крупу и муку, чтоб де русских людей поморить голодом, а у нас бы де было хлеба довольно, тако ж и стрелы собирают со всех сильно ж. И приложил де ис под неволи он, Узекей, тамгу, чтоб итти с ним, Акаем. А он де, Акай, ныне в доме и име¬ет при себе в собрании башкирцов з 200 человек или больше. Да в урочищех Стерлитамак собрано с 800 и збираются де еще. Да из их же де деревни отложился к нему, Акаю, башкирец Аднагул Бекарметев з братьеми.

Во 2-м сего 1735 году июня 29 дня. - В доношении Уфинского уезду, Казанской дороги, Булярской волости, башкирцов деревни Атрякли Кутлы Рысова да деревни Мушуги-Тамак Астея Сырымова написано. - Сего ж 735 году майя 25 дня были от них в Уфинском уезде по Наганской дороге, по реке Деме на зборе башкирцов с родственники - тое ж их деревни башкирец Аю Бекчюрин да деревни Одинцовы, Мушуга тож, Ишкильда Юсупов, деревни Ямаковы Юзей Апметев. И приехав де с означенного совету сказывали отцу ево Рысаю Тякову, что де на оном зборе был совет к злонамерению всех башкирцов, чтоб посланного от е.и.в. к строению города и до назначенного места не допустить.

И после того прислан был от статского советника господина Кирилова указ, по которому велено, выбрав людей, выслать на службу. И в то же де время пришла ведомость Нагайской дороги, Тамьянской волости, деревни Кусюмовы от башкирца Акая Кусюмова, чтоб им ехать с показанным Акаем для показанного намерения. И отец де ево Рыстяков, собрав сродственников своих и лутчеих людей и подумав де, послал для ахуна Аблая Муслюмова, чтоб приехал к ним для доброго совету. И оной де ахун для совету к ним в деревню Атрякли и приехал. И отец де ево показанного ахуна просили з добрыми людьми, чтоб он съездил к Акаю Муслюмову1 и сказал ему, что де за что е.и.в. такую противность нам чинить. И он де, Акай, показанного ахуна не послушал и пошел к обозу статского советника господина Кирилова в трехстах. А что впредь будет в зборе, о том неизвестны. И их де хотели срубить, а других де брал сильно ис под неволи. И за тем де выслать было людей невозможно.

И требовали, чтоб оные их доношении принять и отослать в канцелярию Оренбургской экспедиции, которые де и посланы прошедшаго июня 30 дня.

И о вышеписанном Казанской губернской канцелярии предъявляет во известие.
А понеже в Казанском гварнизоне салдат имеется самое малое число, и из оных большая часть махометан и протчих иноверцов, и о прибавке людей в казанской гарнизон в Правительствующий Сенат и в Государственную Военную коллегию и Правительствующаго Сената и в Военную кантору многократно доношениями писано, токмо резолюцыи никакой не получено, а ныне по указу из Государственной Военной коллегии велено 2 полка, которые следуют из Низового корпуса, ввесть один в Казань, другой за Каму.

А по мнению действительного статского советника и Казанской губернии губернатора господина графа Мусина-Пушцина с товарыщи для вышеписанной от башкирцов опасности и искоренения великих воровских компаней и для содержания в Казани караулов и для протчих е.и.в. нужнейших дел надлежит вышеупомянутым дву полкам быть в Казанском гарни¬зоне и одному или по нужде половине полку драгунскому.

Однако ж все сие предлагается в разсуждение Государственной Военной коллегии и требуется повелительного е.и.в. указу. А к тайному советнику и ковал еру господину Наумову2и к действительному статскому советнику господину Татищеву и к статскому советнику Кирилову промемории, а в Уфимскую и к Соликамской провинции и в город Кунгур к воеводам, и в пригород Мензелинск к секунд-маэору Вронскому, и к управляющему воевоцкую должность капитану Арбузову ис Казанской губернской канцелярии е.и.в. указы посланы с нарочными, в которых написано, чтоб они имели в том крепкую предосторожность и впредь о злых башкирских намерениях проведывали всячески, и ежели что явитца, о том того ж числа писали в Казанскую губернскую канцелярию и к тайному советнику Наумову и к статскому советнику Кирилову и в Уфимскую провинцыю.
И о вышеписанном Государственной Военной колегии сим доносится.

Граф Платон Мусин-Пушкин.

За секретаря Илья Калушкин.

Июля 4 дня 1735 году.

О секретном деле.

На л. 28 над текстом: Подано июля 21 дня 1735 года.

РГВИА. Секретная экспедиция Военной коллегии. On. 1/47. Св. 52. Д. 2. Лл. 28-30.
Материалы по истории БАССР том 6 стр 33-35

1По видимому , надо читать: Кусюмову.
2Наумов, товарищ казанского губернатора. По его проекту и под его руководством велась постройка Новой Закамской линии. Вместе с тем в его канцелярии сосредоточивалось управление поселенными по линии ландмилицкими полками.