You are here

№ 22. 1735 г. августа 22. — Экстракт, составленный канцелярией Главного Заводского правления из полученных сведений о действиях и намерениях восставших башкир, обороне от них Кунгурского уезда и о решении съезда башкир Сибирской дороги.

Экстракт из писма порутчика Бранта августа от 12 и из доношения башкирцов Сибирской дороги августа от 18 чисел сего года.

1) Порутчик Брант пишет: августа 10 числа в Кунгурском уезде в Тороговижском острожке учинился немалой мятеж, якобы идут войною башкирцы, и в тот острожек из деревень крестьянство и протчих народов наехало немалое число со всем домовным шкарбом, о которой разглашение произошло от тутошного народа, бутто башкирцы в собрании вверх Аю в Сартаковских улусах стоят.

2) Тут же ясашной черемисин Киляш Алкечев сказывал ему: слышал от татарина Арас- лана, что из деревни Минчашу звал Сибирской дороги, Сартаковских улусов татарин Рахмангул с товарищи двух человек со оружием, чтоб противо башкирского войска ко обороне
стоять, а буде их, башкирцев, одолеть они не могут, то надобно беречься руским людям и черемисом.

3) Того ж августа 11 дня, будучи он, Брант, на Иргинском Осокина заводе, получил письмо от кунгурского воеводы и при нем с присланной из Уфинской правинциальной в Кунгурскую воеводскую канцелярию промемории, писанной сего августа 4 числа, копию, в которой показано: из воров де башкирцев пойманые 2 человека с распросов и с розысков показали, что воры и возмутители Нагайской и Казанской дорог башкирцы Кельмяк-абыз Акай Кучюмов с товарищи намерены итти с войною в степь и вверх и вниз по Белой реке под Мензелинск, под Казань и под Кунгур. Да показанных же дорог от воров башкирцев имеютца зборищи и розъезды, и, ездя в руские и в ыноверческие деревни, раззоряют и от¬гоняют скот, и грабят пожитки, и на жнитье за Белою рекою от города Уфа верстах в 15 башкирцы 6 человек капитанского человека из лука стрелою в правой бок пострел или, но только он ушел тайно лесом, а над оставшими де тут, что учинили, не знает. И взяли де фузею, да 3 лошади. Да в тож время оные воры башкирцы на Красном Яру вдовы, дворянской жены, двор и с хоромным строением сожгли.

4) Того ж августа 12 числа от оного ж воеводы к нему, Бранту, при письме прислана копия с поданного в Кунгурскую канцелярию известия кунгурских посацких людей, в которой написано: едучи они из Уфы слышали на дороге у мужика, что под Калинником несмирно, переправились из-за Белой на сю сторону башкирцы человек с 60 или 70. И потом де и уведомились они с караулу, которой ниже оного села, что был с ними, башкирцы, бой, на котором при той заставе одному перерубили руку, а другому проткнули бок. И по повеске набежали из оного села и из других деревень руских, мещеряков и черемис ста с четыре. И оных башкирцев з драки прогоняли за Белую реку. И притом их, башкирцев, убили до смерти двух и под ними побили несколько лошадей.

5) Из определенных от него, Бранта, объезжих караулов ему доносили, что им татарин и черемисин сказывали и дали подписку, что все 4 дороги хотят воевать, первой срок Ильин день, другой срок Успениев день. И мещеряки де все бежали в острошки и в лесы, потому что письмо пришло сверх Аю, что есть сил тамо 4000 человек и более, хотят воевать меще-ряков, быть августа на 8 число.

6) На то по определению в канцелярии Главного заводского правления писано х кунгурскому воеводе, чтоб во обережении от нападения башкирцев поступали с осторожности) по силе прежде посланных к нему указов. А чтоб напрасными смятениями крестьян¬ство в разорение не пришло и могли себе заготовить сена и с поль хлеб убрать - поставить для бережи по кунгурской границе, выбрав изо всего кунгурского уезда, человек до дву сот с ружьем, которым быть под смотрением афицеров, а крестьян из острошков для заготовления сена и убрания хлеба выслать в домы. Когда же ис Казани салдаты прибудут, о которых оттуда июля от 31 числа писано, что рота отправлена в Кунгур, тогда во обережи Кунгурского уезда довольствоватца ими, а крестьян распустить в домы.

7) В доношении присланных от башкирцов всей Сибирской дороги выборных старост Мякотинской волости Янгилды Самангулова сына Бигишева с товарищи 3-х человек написано: прислали их в Екатеринбург к действительному статскому советнику Татищеву от всего миру Сибирской дороги татара и приказали донести, что Сибирской дороги все башкирцы благополучно пребывают, бунта и смятения с российскими людьми никакова чинить не хотят и впредь не будут; буде же усмотрят или услышат какое смятение от башкирцов Нагайской дороги или от Казачьей Орды, то о том доносить будут, и сколько могут в верности их оборонять и от зломысленного смятения уговаривать будут. Притом же просили, чтоб приказать руским людем, которые живут близ их жилищ, дабы они обид никаких им не чинили. Также буде у них явятца конокрады и другие какие воры, чтоб поведено было оных привозить в Екатеринбург, понеже им в Уфу возить далеко. И притом же доносили о ярибывших к ним ис Казачьей Орды 10 человеках дм выкупу полонных ими их людей, не которых по прозьбе уфинского дворенина Петра Моисеева послали к нему двух человек, в за чем он требовал - не знают. И ежели де оных повелеио будет сюда привесть, то представят.

8) На оное по определению, учиненному в канцелярию Главного Заводского правления, о нечинении им обид в пограничные с ними слободы подтверждено указами под жестоким наказанием. А о том же подтверждении Сибирской губернии в слободы пограничные писано в Сибирскую губернскую канцелярию. И для ведома с доношения их, башкирцов, как во оную, так и в Казанскую губернии посланы копии. Конокрадов и других воров к следствию и винных для определения в работы велено привозить сюда, потом определили отрепортовать в Кабинет е.и.в.

Ис прибывших ис Казачьей Орды для роспросу приказано им привести двух человек.
В. Татищев.
Из Екатеринска.
Августа 22 дня 1735 году.

Дела Сената по Кабинету. Кн. 56/1133. Лл. 128-129.
Материалы по истории БАССР том 6 стр 54-55