You are here

№ 23. 1735 г. августа 28. - Пыточные речи татарина Казанского уезда Араслана Аймяшева об участии татар Казанского уезда в восстании башкир Ногайской дороги.

1735 году августа в 28 день. Присланной из Мензелинска Казанского уезду, корейской дороги, деревни Медведевы ясашной татарин Араслан Аймяшев в застенок свожен и пытан, а с пытки сказал:

В прошлых де годах, как приводили к присяге в верной службе е.и.в., и в то время он, Арасланка, у присяги был, а что де он в нынешнем году по подговору башкирца Юрюка Аймякова и протчих башкирцов, собрався, хотели итти для раззорения закамских пригородов, сел и деревень, и чтоб рубить руских людей, и пригород Мензелинск зажечь, и в той ево вине воля е.и.в. Да он же сверх прежнего допросу показал, что по злому их намерению з башкирцами, до дела ими засеки дней 15, означенной башкирец Юрюк Аймяков приезжал в деревню их Медведеву, и с ним было человек с 50, и стал в доме у Бикмятя Биметева. И со¬звав той их деревни всех татар, и ево, Арасланка, и говорил: ежели де они, башкирцы, бунтовать не будут, то де будут с них, против казанских татар, збирать подушные деньги и рекрут, а е.и.в. об оном будет неизвестно. И для того при том говорили, чтоб бунтовать с ними и их деревни татаром, и итти на статского советника, и не допустить бы ево до строения нового города. И по тем словам оне с ними, башкирцы, о злом намерении и согласи¬лись. И по тому согласию с помянутым Юрюком той их деревни все татара и он, Арсланка, и других деревень, о которых показано в допросе ево, человек с 50, азе башкирцами было человек со ста с ружьем, которого было ружей з 10, тако ж с сайдаки и с копьями и с сабли пошли к статскому советнику Кирилову, чтоб, з другими башкирцами сообщась, итти на штатского советника и не допустить до строения города. И шли Уфинским уездом чрез деревню Тюзюнбика да чрез деревню Дюзнарет, и дошед до деревни Капмы, которая от Мензелинска разстоянием во штидесят верстах, и в той деревне съехался с ними башкирец Смайла муллы сын Уразмет з башкирцы, а с ним башкирцов человек со ста. И сказывал им, что они ходили за статским советником, и был у них с ним бой, и на том бою убили брата ево, Уразметкина, Селима и других де башкирцов побито человек с 50, у кого отца, а у иного сына и брата, и о том меж себя тужили, а другие и плакали. И они де, слыша от них такие слова, ис той деревни возвратились в домы свои. А Вологоцкого полку на драгун кто напал и сколько того полку людей побито, того он не знает и ни от кого не слыхал. И кроме де вышеписанных Казанского уезду 14-ти деревень, о которых в допросе ево показано, в том злом намерении других деревень Казанского уезду, тако ж и слобоцких татар с ними никого не было, и подданным е.и.в. раззорения никакого он не чинивал. А о намерениии, чтоб город Мензелинск зажечь и о протчем, что показано в допросе ево сказал те ж речи.

С подлинным читал подканцелярист Иван Голдобин.

Московская контора Сената. Кн. 381/8053. Ля. 91-91 об. Копия.
Материалы по истории БАССР том 6.стр. 55-56