You are here

№ 24.1735 г. сентября не ранее 4<sup>1</sup>. - Экстракт, составленный в Кабинете из доношений казанского губернатора П. И. Мусина-Пушкина<sup>2</sup> и допросных речей пленных татар о ходе башкирского восстания, о волнении среди татар Казанского и Уфимск

№ 24.1735 г. сентября не ранее 41. - Экстракт, составленный в Кабинете из доношений казанского губернатора П. И. Мусина-Пушкина2 и допросных речей пленных татар о ходе башкирского восстания, о волнении среди татар Казанского и Уфимского уездов и их совместных с башкирами действиях под Мензелинском.

Казанской губернатор августа от 20-го дня, которые в Сенате получены сего сентября 4 дня, доношениями пишет:

1) Что ему, губернатору, по присланному из Сената указу3 в Уфу ехать никак невозможно, для того что путь весьма опасен, и в канвой ис Казани взять некого. А надлежит ему ехать в Мензелинск или в Заинек, понеже те пригороды к тем местам, где воры башкирцы жительство имеют и ныне обретаются, ближе гораздо к тем пригородам, нежели к Уфе. Тако ж в Уфе имеется ныне самое малое число служилых людей, а около Мензелинска будет немалое войско. И со оными башкирцы, будучи в Мензелинску или в Заинску, способнее и скоряе иметь можно всякие договоры, понеже от Мензелинска в 2 или в 3 дни ответ от них получить можно. И ежели на объявленную им от е.и.в. милость не будут склонятца, то можно их страхом к тому принудить, понеже и жилищи их блиски и войска будет довольно, а из Уфы стращать будет некем, ибо сей народ на ласку не очень гледит, но более страху боятся.
И ежели бог поможет их, башкирцов, уставить, и будет на Уфу безопасная дорога, то он и на Уфу поедет. К тому ж от Мензелинска к статскому советнику Кирилову дорога ближе.

А как в Мензелинск хотя один полк прибудет, и он, губернатор, хотя весьма и болен, в Мензелинск поедет, понеже уже будет чем оных башкирцов стращать, и по инструкции поступать будет. И мочно надеяться на милость божию, что по их башкирскому нынешнему состоянию, когда все полки соберутца в Мензелинск, то будет на них великий страх, ибо видно ис того, что посланная ис Казани малая партия при Мензелинску оных во¬ров несколько побили, и от того на них уже пришел страх, и слышно, что в степь далеко убежали, и ныне где они, подлинного известия нет. А обыватели многие по-прежнему в свои домы вступили и в полях хлеб жнут и сеют.

2) По извету дворцовой Елабужской волости управителя камор-лакея Ивана Катлерев- ского, что в нападение ими, башкирцами, в селе Челнах с приписными селы позжено, а именно: 2 церкви, в том числе одна с пределом, да 2 колокольни, церковниковых 5 дворов, крестьянских 159 дворов, побито крестьян мужеска 1, женска 3, ранены 2, в полон взят 1 человек. Отогнато скота: лошадей 132, коров 25, овец 86.
Сожгли ш в ясашном селе Боровицком церковь во имя Вознесения господня, да в ар-хиерейском селе Илбахтине церковь же во имя Макария чудотворца, да в селе в [Б]етках церковь во имя Владимирския богородицы с пределом, и многие крестьянские дворы. Да ьвкгли ж деревни Круглое Поле, Малую Шилну, Батракову, Калинов Починок и много исжительств отогнали ж скота.
3) Августа 13-го дня в ту губернию в доношении Соликамской ис правинциальной канцелярии написано: июля де 22 дня в ту канцелярию баронов Строгановых стряпчей Кожевников доношением объявил: ис Кунгура де от прикащиков письменно ему объявлено, что де как от воров башкирцов, так и от кунгурских татар имеетца немалая опасность. И по¬дданной в Торговишевском острожке татарин в роспросе сказал: ежели бы де из острога он уехал, то бы заутра приступ был верхлысвенских и других татар 500 человек, да из Уфы пе¬ребрались 7000 человек и будут в Кунгурской уезд немедленно по требованию того Кожевникова для опасения выдано пороху 2 пуда, да в Кунгуре ж для оной же нужды отпущено пороху 10 пуд, да Соли Камской Вознесенского монастыря в Воздвиженскую пустыню, которая имеется при Кунгуре ж в степном месте, полпуда.
4) Что по указу из Сената из определенных для усмирения башкирского возмущения полков Астраханской драгунской3 полк на Закамскую линию прибыл, и ис той губернии к тайному советнику Наумову писано, дабы тот полк отправил в Мензелинск в скорости, д покамест яицкое и волские казаки к Мензелинску прибудут, велено командровать к Мен-зелинску из ымеющихся в команде ево самарских и сергиевских и алексеевских казаков и из дворянских рот конных лехких людей 500 человек. А на страх тем башкирцом, дабы они могли от того злого намерения успокоитца, писано от него, чтоб к прибытию в Мензелинск под марширующие драгунские и пехотные 10 полков, також под яицких и донских казаков и калмык квартиры приготовили около Мензелинска и ближе к башкирским жилищам, в та-тарских и протчих деревнях, и что Яицкому войску велено или степью2.

Да ис Казанской же губернии присланы копии з допросных и пьгточных речей татар, которые присланы в Казань из Мензелинска, а в них показано: Уфинского уезду, Казанской дороги, деревни Дрюк Шарып Дрюкин, Казанского уезду, Зюрейской дороги, деревни Медвежьи Араслан Амяшев, тое ж деревни Юзей Утямышев, что приезжали де к ним башкирцы и подговаривали их, чтоб собрався, или раззорять закамские пригороды, селы и деревни, а людей рубить и в полон брать, и пожитки к себе брать же. По которому подговору собралось их и протчих с сайдаки и с копьи других деревень, которых всех в зборе было и з башкирцами человек с 50. И удумав, зделали они в лесу от пригорода Мензелинска в 15 верстах засеку, и из деревень своих з женами и детьми и с пожитки пере¬ехали в ту засеку, якобы для защищения от башкирцов, и как де Мензелинск зажгут, и тогда б обывателей рубить, а башкирцам подать весть, чтоб ехали на помочь к Мензелинску ж. И послали де оных Шарыпа и Юзея, да Араслана Амяшева во оной пригород для проведывания ведомостей. И по приходе их в тот пригород, взяв, посадили их в приказную избу. А как де отец ево, Шарыпов, в совете з башкирцами в думе говорили, чтоб или к Мензелинску и в селы, и в деревни для раззорения, и ежели де войско руское их приодолеет, то де они положили намерение такое, чтоб им бежать з башкирцы, куда они пойдут.

Казанскаго уезду ясашные татары Зюрейской дороги, деревни Нового Тимяргану, Абдик да Заит Кляшеву, Кушум Урсаев: в ту де их деревню приезжал Уфинского уезду башкирец У мир з башкирцы ж со 148 человеки и просили, чтоб итги воевать и руских людей рубить и деревни жечь, а ежели де пойдут, то они домы их раззорят и их по¬рубят, и они де у боясь того, с ними пошли. А как де поехали они, татара, с 50 человек со оными башкирцами на Ик реку, которая от Мензелинска в 10 верстах, тогда оных башкир¬цов на той реке было в собрании человек с 500, и потом из деревень и достальных татар и жен их и детей те башкирцы пригнали на оную реку, которые и поныне со оными башкирцами. И были они, татара, у башкирцов 2 дни, и, оставя жен и детей, от них бежали в деревни свои, и по приезде в деревню свою в тот же день той же Зюрейской дороги та тара их поймали и привезли в Мензелинск.

Уфинского уезду, Казанской дороги, деревни Бикбаевой башкирцы Мукай Караксюков Уразайка Айтов: весною де присылыл к ним Нагайской дороги, деревни Кучумовы башки¬рец Акайка Кусюмов дядю своего, Салтана-Мрата Дюксеева, для подговору разных деревень всех жителей, чтоб итги на статского советника Кириллова и розбить, да он же подго¬ворил разных 10-ти деревень всех башкирцов. И по подговору де оного Акайки и дяди ево собралось з 2000 человек, и собрався де, положили на совете итти на него, Кирилова, и розбить и, не допустя Орь реки с командою, убить. И поехав он, Акайка, с теми башкирцами за ним, Кириловым. А Мукай в то время не ездил, а был в доме своем, и ездили з 2 месяца. И как де Акайка приехал с теми башкирцами возвратно в Билярскую волость, и стояли 3 дни у башкирца Умира Кошенева, и объявляли, что они, напав на оставшие от Ки¬рилова драгунские 5 рот, розбили и убили человек с 400, а у них де, башкирцов, оные дра¬гуны убили с 500 человек. И по приезде в той волости делили по себе платье, лошадей и ружьи. И хотел он, Акайка, еще собирать силы и итти разорять казанские пригороды и селы и деревни, а их де послал, собрав в 200 человеки, под Мензелинск, ежели могут, чтоб оной жечь, а ежели не могут, подержать к нему ведомость. И хотел, собрався з башкирцами, в ла¬тах и в кольчугах ехать сам с немалым собранием, а потом, собравши, поехал к Мензелинску, и в пути по деревням грабили и отгоняли скот и пожитки. И, пришед, к Мензелинску приступали, и был бой, и в слободе побили руских человека с 4, а у них де на том бою убили 5 человек. И как де из Мензелинска послана была для поимки их партия салдат, и те сал- даты ево, Мукайку, з двумя человеки поймали. Да такое ж де собрание собирает Казанской дороги, деревни Икбаш Курастан-батырь Салтанаев, а с ним в согласии разных деревень с 500 человек, да в том же согласии Казанского уезду, Арской дороги, Закамские стороны, Таганаковы сотни, деревни Каюк Муксинка Муслюмов, тако ж и других деревень.

А на советах де у тех башкирцов было такое умышление: ежели де войско е.и.в. их преодо¬леют, то намерены они были утти, оставя домы свои, за Уфу в горы и собраться в крепкое место, которое называется у них Кая, разстроянием от Уфы езды б дней по ту сторону Уральских гор.

Уфинского уезду, деревни Голюковой тептерь Бикмет Бикинеев: чтоб ему з башкирцы, собрався, итти раззорять закамские пригороды, селы и деревни, а людей рубить и в полон брать согласия он, Бикмет, и той деревни тептери согласия никакого не имели, и завотчиков к такому бунту никого не знает. А кузнец де Федор Мельников деревни их татаром Сейдюку Токбаеву с товары щи стрельные копейцы подлинно делал.

А кузнец Федор Мельников сказал: Казанского де он уезду, Зюрейской дороги, деревни Юртовой ясашной крестьянин, кормится кузнечным мастерством, и во оной деревне Голюковой ковал ис платы на всех жителей сошники, косы, серпы, а окроме того он, Федор, им не делывал, так же согласия к бунту той деревни от татар он ни от кого не слыхал.

А что де на него, Федора, с розыску татарин Бикметка Бикинеев показал, якобы он, живучи в той в деревне, на него и той деревни всем татаром, тако ж и других деревень жителем де-лал стрельные копейцы, и тем де оной татарин ево, Федора, поклепал напрасно по ссоре.

Дела Сената по Кабинету. Кн. 54/1131. Ля. 249-253.
Материалы по истории БАССР том 6.стр. 56-58

1 Датируется по упоминанию числа в тексте.
2 1)В связи с полученными в Петербурге сведениями о начавшихся волнениях в Башкирии встал вопрос о том, кого поставить во главе войск, посланных на борьбу с восстанием. Было решено назначить главнокомандующим казанского губернатора П. И. Мусина-Пушкина. Канцелярия его и его преемников получила название Башкирской комиссии.
Однако деятельность Мусина-Пушкина была мало эффективна. Фактически он не выехал даже за пределы Казанской губернии и ограничил свои действия организацией «вольницы», т.е. добровольных отрядов, для борьбы с восстанием. В июле сменен А. И. Румянцевым.
2)Экстракт наиболее полно отражает период наибольшего размаха движения в июле - августе, когда оно вместе с тем потеряло свою первоначальную организованность.
Основные силы восстания раздробились на мелкие разрозненные отряды, возглавлявшиеся крупными и мелкими старшинами, действия которых были большей частью не согласованы.
3) По распоряжению Военной коллегии для подавления восстания в Уфимский уезд должны были бьггь введены Астраханский и Ямбургский драгунские, а также Нижегородский пехотный полки (первый из них шел из Перми, два других находились на Царицынской линии). Взамен их переводился Воронежский гарнизонный драгунский полк (Секретная экспедиция Военной коллегии. Кн. 1/47. Св. 52. Д. 3. Л. 167; Д. 4. Лл. 83,
4). Однако распоряжение о переводе их в Мензелинск было выполнено со значительным запозданием. Только в начале октября часть Астраханского полка прибыла в Самару (откуда должна была двинуться к Мензелинску), а две его роты под командой полковника Мортакова - в Мензелинск. Примерно в это же время (16 октября) прибыли в Самару Ямбургский и Нижегородский полки. (Там же. Д. 7. Лл. 2,7).
Таким образом, новые регулярные части были введены на территорию Башкирии осенью, что сыграло большую роль в развитии движения.
Вопрос о высылке для подавления восстания яицких казаков встретил некоторое сопротивление внутри Яицкого войска. Поэтому указом Военной коллегии от 5 августа было предписано до указа не отправлять собранных там 500 человек. Только 5 сентября они выступили к Оренбургу во главе с атаманом Василием Прытковым. (Секретная экспедиция Военной коллегии. Кн. 1/47. Св. 52. Д. 3. Лл. 138-139 об., 164-164 об.).
3 От 5 августа. Не публикуется(Там же.Лл. 238-241)