You are here

№ 18. 1735 г. не позднее августа 7<sup>1</sup>. — Экстракт, составленный в Кабинете о нападении башкир на роты Вологодского драгунского полка, о татарской засеке около Мензелинска и о связи татар Казанского уезда с восставшими башкирами.

№ 18. 1735 г. не позднее августа 71. — Экстракт, составленный в Кабинете о нападении башкир на роты Вологодского драгунского полка, о татарской засеке около Мензелинска и о связи татар Казанского уезда с восставшими башкирами.

Из Уфинской провинции в доношении июля от 27 дня написано:
Июля де от 22-го числа из Оренбургской экспедиции писано, что каманда вся благополучно следует и ни от кого никакой противности и препятствия не видали, и давно б де до места дошли и город строить начали, ибо де осталось пути 150 верст, но токмо Вологоцкого полку на роты, кои шли безопасно, июля 1 числа Юрматынской волости вор Кельмяк с то¬варищи, с такими ж ворами, 3000 внезапно напали и учинили конфузию и остановку, и как драгунские роты обоз построили, то всех воров отбили, и несколько сот побито и ранено.

А июля 24-го числа по объявлению Уфинского уезду, Казанской дороги разных волостей башкирцев ис тех воров пойман башкирец Мансур Бекулов, которой с розыску показал: Приезжал воровски под деревню иноверческую и отгонял лошадей, а брат ево всех 4-х дорог башкирцев сообщал и превращал чуваш, черемис, мещеряков, чтоб рубить руских людей вверх и вниз по Белой реке около города Уфы и Мензелинска и под Казанью, и хотели итти Сибирскою дорогою за статским советником Кириловым.

Июля ж 26-го дня Казанского уезду, Нагайской дороги, деревни Старой служилой татарин в роспросе показал, что приезжали к ним башкирцы многолюдством, и превращали к воровству их, служилых татар, мещеряков и черемис и вотяков, чтоб шли на руских людей, и из них многие в том шертовали.
В Уфинской провинциальной канцелярии приводные татара объявили:

1) Татарин Сеит Сюлейманов с подъему и с огня - ехал де он з братом своим Заитом с Казанской дороги и, будучи в пути под деревнею Чесноковских Вершинах, схватили их башкирцы и привезли на збор к башкирцом Акаю Кусюмову, х Кельмяку-абызу и спрашивали: куды статской советник Кирилов едет. И он де, Сеит, сказал: куда едет, не знает.
И они де ему о себе сказали, что они едут рубить руских людей вслед за ним, Кириловым, и ежели де ты уйдешь, никому не сказывай, а ежели скажешь, то де убьем. Да ему же ж, Сеитy, сказывали башкирцы, что осадили драгун по реке Осай Кадару на степи.

2) Оного Сеита брат Заит в роспросе говорил то ж, что и брат ево Сеит, токмо в допол- нку объявил, что был он взят по поимке х Кельмяку-абызу, и от него таких слов он, Заит, что на руских людей и на драгун нападение какое было ль, про то де не знает, и совету де никакого от них, башкирцов, не слыхал, и сам от него, Кельмяка, для возмущения посылай не был.

3) Кутла Купаев в роспросе ж говорил: как де статской советник Кирилов и полковник Тевкелев шли в поход чрез деревню Караламыбаш, и в то де число брат ево Кутлин Кудаш Купаев, которой поехал в тот же поход на службу, велел ему, Кутле, возвратитца в дом, по¬неже де в доме ево мужеска полу никого не осталось. И на дороге ево, Кутлу, стоящие на карауле ясашные татара, взяв, послали в Уфу. А в бытность де ево, Кутлину, во оной деревне Караламе слышал он той же деревни от татарина Кутуя, что сказывали ему башкирцы, что де которыя шли драгуны за Иваном Кириловым, и ис тех драгун Юрматынской волости башкирцы Кельмяк-абыз с товарыщи с полтораста человек побили драгун 20 человек, а драгуны из них, башкирцов, убили 6 человек, да 4 лошади. А после де той баталии те башкир¬цы отстали, понеже к тем драгунам на помощь приехали Нагайской дороги Меркицкой волости башкирцов з 200 человек, и поехали тех драгун проводить в путь свой городом. Ток¬мо де те воры башкирцы идут за ними, драгуны, позади, а к бою их не допускают показанные меркитцы. Он же, Кутуй, сказывал, что вышеписанной Кельмяк-абыз посылал письма в
другие волости к Аккузе-батырю, чтоб ехали к нему на подмогу, и он де, Аккузя, от того отказал, что де на государевых людей не токмо руки поднять, но и мыслить не может.

4)Тохтамыш Килеев в роспросе сказал: по приводе ево в город Уфу к возмущению бунту согласия никакого ни с кем не имеет. А про статского советника Кирилова слышал, что возвратился он с войском для выручки драгун.

5) По извету Уфинского уезду, Казанской дороги, деревни Куяш татарина Макс юта муллы Юнусова: в разговорах де башкирец Епар Илчигулов ему говорил, что ездили братья ево и родственники на Вологоцкой командрованный шскводрон, собравшись з башкирцами, в дву тысячах вооружась с луки, с сайдаки, стрелами, с копьи и с сабли, и тех драгун близь Белой реки против Нугушского устья побили со ста или с тритцать и з двадцать человек, и взяли всякого скарбу многое число, и убили руских 2-х человек, а напротив того руские из башкирцов убили 2-х человек да двух ранили.

6) Того ж Уфинского уезду башкирцы явились и словесно доносили:
Муса Кошколтаев: ездил он с товарищем своим Елышем для отвозу запасу к родственником своим, которые в поход пошли с статским советником Кириловым и, тот запас отдав, поехали обратно, да с ними ж отправлен был от него, Кирилова, отставной казак Дмитрей Полозов с товарищем с письмами. И в пути набежали на них башкирцы человек с 3000, и их поймали, и, поймав, ево, Мусу, привезли на кош, а товарищей ево розвезли по ко-там. А Полазова де от побегу от них убили, а товарища ево, Полазова, взяли с собою в живе. А как де оные башкирцы ходили на драгун и ево де Мусу возили с собою 3 дни, и з драгунами у них было бою по 3 дни, и говорили де оные башкирцы, что побили драгун 27 человек. И на то де побоище он, Кирилов, прислал на выручку руских и татар, башкирцов, мещеряков и калмыков человек з 200, и потом еще была драка до вечера, и в драке башкирцов убили до смерти 11 человек, а башкирцы русских побили 2-х человек. И посылали де они, башкирцы, к тем вновь присланным от Кирилова для обманства, чтоб они им отдали лошадей, ружье и платье, то де они их отпустят, и говорили они, башкирцы, между собою тайно: как де они в обманство отдадутся, то де их всех побьем до смерти. И сверх того послылали ево Мусу говорить на словах за караулом, и они де не здались. И башкирцы де, Кильмяк-мулла с товарыщи, зделав 4 щита, а позади тех щитов поставили слишком з 2000 человек, и те посланные от Кирилова, увидя их башкирцов, те щиты розбили, и из них башкирцов убили 4-х человек, да 15 человек поранили, и у боясь де того те башкирцы уехали, Кадряс Муллакаев сказал: поймав де ево, башкирцы по привозе отдали в кош, и при по-имке ж башкирца Мусу убили русских людей Дмитрея Полозова, да товарища ево и взяли денег 25 руб., да 2 лошади и платье, да 5 пакетов за печатьми, которые бросили, а куды, не сказали.
Уфинского ж уезду разных дорог и волостей служилыя и ясашныя татара извещали, что от башкирцов имеется им раззорение - грабят у них пожитки и скот.
В доношениях ис Казанской губернии показано.
Августа от 5-го.

1) Августа 2-го башкирцы, приехав многолюдством, выжгли дворцовое село Челны с приписными и церкви божии, да монастырскую деревню Калинов Починок, да Замшеной завод казанского посацкого человека Ивана Гаврилова, и в тех жительствах много крестьян побили до смерти, а других поранили и в плен побрали. Да августа ж 4 дня они ж, башкир-цы, выжгли домовую архиерейскую вотчину село Бетки, и многих архиерейских крестьян прикололи и в полон же побрали, и в селех в Пьяном Бору, в Тихих Горах, в Челнах и в других местах отбили поромы и перевозни, и имеющихся при тех поромах и перевозных людей прикололи до смерти.
Августа от 7-го.

2) Июля де 31-го дня сотник татарин Алмекашка Азиков доносил, что некоторые воры татара купно з башкирцами ездят под пригородом Заинским, жгут деревни, раззо- ряют, а живущие в тех деревнях, устрашаясь, из деревень вышли вон.
От того же числа.

3) Из Заннска от капитана Голчина получены копии з допросов пойманных по изветам мордвина да руских, деревнии Верхних Налимов татар Абдиша Акбулатова с товарыщи 5- ти человек. А допросами те татара показали, что они посыланы от деревенских людей к башкирцам, и даны им были лошади и тамги, что они желают быть з башкирцами вместе и бунтовать. И они де у тех башкирцов были, и что им с ними бунтовать дали им руки, что руских людей брать в полон, а села и деревни жечь, и надеютца де они, что и все татара з башкирцами в одной думе и на руских людей согласие имеют.
От того ж числа.

В Казанскую губернию от тайного советника Наумова присланы пойманных в Заинску татар з допросов копии, которыми показали, что состоят они и протчие живущие тамо мно¬гие татара з башкирцы к раззорению руских в одном согласии. А понеже де известно, что Казанского уезду, Нагайской дороги, деревни Больших Элгов татарин Кутла Досаев из де-ревни своей отъезжал за Каму, и был там недели с 3, которой де и в прежнее башкирское смятение был с ними к согласию приличен, в чем и розыскиван. Да в то ж время, в том же розыскиван той же дороги, Закамской стороны, деревни Верхних Салтан тата-рин Шарып Дюсеев, а ныне он в доме ль, неизвестно.
В присланных ис Казанской губернии августа от 5 числа копиях з допросов и с пыточных речей татарских, которые пойманы в Мензелинске по извету драгуна Гончарева, написано:

1) Июля 28-го дня Вологоцкого полку драгун Гончарев полковнику Протасову и протчим объявил: ис приехавших де татар 3-х человек в Мензелинск, якобы для объявления ведомостей о башкирском подбеге ж, узнал он в лицо одного Уфинского уезду, Казанской дороги, деревни Кулковой ясашного татарина, которой приходил з башкирцами под Мензелинск и с ним, Гончаревым, к бою имел схватку. И тот татарин прежде в роспросе, а потом в застенке на виске в том заперся, что с тем драгуном схватки не имел, а был тогда дома в деревне. А помянутой драгун в том ево уличал. Так же и кузнец, на которого тот татарин во свиде¬тельстве слался, что был в деревне, показывал, что того татарина в деревне тогда не было.

2) Июля 30-го дня Казанской дороги, деревни Каркины татарин Шарым Дрюков с розы¬ску объявил: как де сказано им, что к засеки, в которой он с протчими из 14 деревень сидели, пришли башкирцы, послан он был в Мензелинск просить канвою. А преж¬де де у них был совет, чтоб итти на руских з башкирцами и руских рубить, и итти к Мензе- линску, и хотели жечь слободы, а от Мензелинска до Шешминска хотели по сей стороне Камы реки разорять деревни.

3) Деревни Медведевы татара Араслан да Юзей с розыску показали, что из засеки ото всех посыланы они для извету про башкирцов и умышленно з башкирцами просили канвою, а напред сего был совет, что итти з башкирцами руских рубить, и с согласия з башкирцами канвой хотели побить. И в то время как башкирцы пришли под город, хотели оне город зажечь и утти к башкирцом в войско, и, осмотря караулы, башкирцем весть подать. И все де 14 деревень татары пошли з башкирцами вместе, а башкирцов в зборе было 1500 человек. А засеку де они построили не для себя, но для башкирцов, чтоб им стоять от руского войска.

4) Июля 29-го Зюрейской да Казанской дорог татары объявили: сидели де они в засеке от Мензелинска в 8 верстах, и был у них з башкирцы бой, и убили их, татар, до смерти 2 че-ловек, да ранили одного. А как они поехали дня объявления в Мензелинск, тогда еще был бой, и башкирцов убили 2-х человек,

5) Июля 30-го Зюрейской дороги, деревни Мелкая татарин Куземеть объявил: во время де сиденья ево в засеки, башкирцы засеку их разбили, с которыми был бой и одного татарина убили, да ранили 4-х человек.

6) Татара ж объявили, что деревни Каркитин татарин Друк и с ним 14 деревень изменили предались к башкирцам и пошли вместе.
В письмах: В 1-м полковника Татищева к брегадиру Друманту июля в 30 дня. Доносил ему словесно драгун Елченок, что появились де неприятельские люди за Кичуем внутрь ли-нии, от фельтшанца в версте, которых и он, выходя из лесу, усмотрел, которых, по- видимому, было человек с 50 на сырту, а другие вбирались в лес, за которыми того ж часу командровал несколько человек салдат и казаков, которые догнали из оных неприятельских людей малое число, и был бой, и из оных неприятелей несколько человек ранили, а одного Ясыра лет 15-ти в полон взяли, так же и с той стороны ранили каптенармуса одного лехки- ми ранами, которого Ясыря з допросных речей приложил копии.

Во 2-м порутчика Стрижевского к нему ж, Друманту. Ехал он, в пригород Новошеш- минск, и доехав по тракту до речки Кутемы, и усмотрел за рекою Шешмою дым, и приехав в деревню Гремяч, уведомился чрез татарина Якупа Ахметева, Мустая Ахметева, что деревню мордовскую Баграчь башкирцы выжгли и скот отогнали, тако жив деревню Елховую приезжали с 50 человек и больше и отогнали 20 лошадей. А оных де башкирцов было з 200 человек и больше, за которыми он и следует.

А означенной Ясырь в допрсе показал: приезжали де к ним в деревню башкирцы Юрминской, да Киргиской волостей деревни Алкеевы Киик Арыслан Далкей с товарищи с 250 человек и просили с них 200 руб. денег, а ежели де не дадите, то ваши деревни вызжем и вырубим, то де они, убоясь того, дали им 100 руб. да 5 кобыл. И, взяв оные деньги и лошади, пошли через Зай реку и раззорили по сю сторону 2 деревни, да с ними были Надырову волости У размете вой башкирцы, и выжгли деревни Акташ. А протчие пошли под пригородок Мензелинск для совету. И будет же збор всех дорог и деревень башкирцов для целова-ния Курану, а в чем, не знает. Да 29 числа приехали к ним в деревню башкирцы Юрминской волости 4 человека, да с ними татар человек с 16 и угрожали им, чтоб они ехали воевать, а ежели де не поедите, то де вас всех вырубим. И они, того убоясь, поехали с ними, и в де-ревнях обывателей раззоряли, и пожитки и скот брали. Да слышал де он, Муртаза, от юр- минских башкирцов, что уршанские и демские и табынские башкирцы имеют общее согла-сие, и хотят итти под Казань и под Уфу и под протчие пригородки.

Июля 24-го дня Уфинского ж уезду, Нагайской дороги, разных волостей башкирцы Муса, Аса Кошколтаевы с товарищи привели Мин-Меркицкой волости башкиирца Мансура Бекку- лова. Да притом же сказали, что прислан к ним, Мусе с товарищи, с известием о воровских людех Меркитцкой волости башкирец Унгар Зиняев, что де воровские башкирцы з горными татарами человек с 70 отогнали ис под деревни Нагандак 100 лошадей. И он де, Унгар, с товарыщи своими воровских башкирцов Юката с товарищи осадили и чиняг с ними бой. И он де, Муса, послал от себя нарочных 7 человек. И наехали на оных означенной Мансур с 4 человеки и напущали на них з боем, токмо из них оного Мансура поймали и отправили ево в город Уфу. А он, Муса, в своем собрании во 110 человеках ездили за оными ворами, Юкатом с товарищи, токмо не достигли, которые де ушли к съезжим киргисцам ис калмыцкого владения к Евбасару с товарыши, которые к воровству и к злому намерению с ними согласники.

И того ж числа означенной Мансур Беккулов в Уфинской правинциальной канцелярии в роспросе и в застенке с пытки показал, что де Меркицкой волости башкирцы Юкат Бекку¬лов с товарищи и с ними были горные татары, всех было с 78 человек, в том числе и он, Мансур, вооружась воински, отогнали воровски из означенной деревни Нагайбак 100 лошадей. И после де того означенной Муса Кошколтаев с товарищи, как де он, Мансур, ездил для собрания овец сам четверг, наехали на них, с которыми де был бой и в то де время ево, Мансура, поймали. А прежде де того башкирец Юкат с товарыщи и всех 4-х до. рог з башкирцы Юрматынской волости Кельмяком абызом, Акаем Кусюмовым к воровству и к бунту сообщились вместе, а как де у них у бунту был совет, при том он, Мансур, не был а был де брат ево Юкат Беккулов, так же как на Вологоцкой полк нападали, при том он не был же. В которой де день, приехав и не ночевав дома, оной Юкат собрався с ними, с Мансуром с товарыщи, поехали для воровства и говорили: ежели де башкирцы, чуваша и татара и черемиса, которые будут приставать к руским людем, то де их и руских людей станут ру¬бить, а которые не пристанут, тех рубить не будут. А брат де ево Юкат при нем остался в доме своем и хотел, собрав воровского войска, итти на показанного Мусу Кошколтаева. И как де оной Муса ево, Мансура, вез, то де Юкат за ними гнаося для отбития и, не догнав, остался у реки Ургады.

Июля 26-го дня пойманной Казанского уезду, Нагайской дороги служилой мещеряк Килмей Кареев допросом показал: слышал де он от татарина Муслюма, что де ныне будет война от башкирцов. И поехал де он, Калмей, на Казанскую дорогу в деревню Колтаеву к служилому татарину Муслюму Худабердину. И потом услашыли оной деревни Колтаевой служилые татара, что де воры и возмутители башкирцы хотят их рубить, и оные татары всею деревнею з женами и з детьми, со скотом и подижитки выехали на Казан¬скую дорогу. А на другой день оные татара со оными башкирцами помирились и шертовали, и Курган целовали, что им быть обще и воевать руских людей. Тако ж говорили оные воры башкирцы: ежели де ясашные татары, черемиса, и вотяки с ними руских рубить не пойдут, то де предложили их рубить.

Дела Сената по Кабинету. Кн. 54/1131. Лл. 254-260 об.
Материалы по истории БАССР том 6. Стр 44-48

1 Датируется по упоминанию числа в тексте.