You are here

№ 19.1735 г. не ранее августа 13<sup>1</sup> . - Экстракт, составленный в Сенате по доношениям из Казанской губернии о силах и намерениях восставших, связи с ними татар Казанского уезда<sup>2</sup> и об обороне пограничных крепостей.

№ 19.1735 г. не ранее августа 131 . - Экстракт, составленный в Сенате по доношениям из Казанской губернии о силах и намерениях восставших, связи с ними татар Казанского уезда2 и об обороне пограничных крепостей.

О башкирских обращениях.

В доношении ис Казанской губернии августа от 13 числа показано:
Августа де 11-го из Мензелинска полковник Протасов писал, что августа 3 дня Казанского уезду, Арской дороги, деревни Ишпалы сотник Имана Юсупов привел в Мензелинск пойманных 3-х человек татар, которые были в ызмене и в зборищах з башкирцами. Да 4-го числа посланы были от него, Протасова, для проведания про неприятельских людей к реке Ику новокрещеные татары, и наехали на батыря башкирского, с которым было человек з 200, и был бой, и от башкирцов в осаде засели. И для выручки послан был Вологоцкого полку пропарщик и драгун 40 человек, да мензелинские конные солдаты, да Уфинского уезду Надыровой сотни, ведомства Аренбурской экспедиции служилой сотник мулла Надыр Уразметев, и с ним обыватели Казанского уезду, новокрещеные и татара разных деревень. И те де башкирцы, увидя драгун, побежали наутек к реке Ику, ис которых поимали башкирцов 3-х человек, в том числе вышеписанные товарищи Мукая Караксюкова, а на бою башкирцы побиты 50 человек, а от них ранено драгун 2, убит татарин 1, крестьянин 1. И всегда от башкирцов бывают тревоги, для чего лошади драгунские не расседлываются. И по определению той губернии посланы указы, чтоб билярских и алексеевских казаков камандровать и иметь крепкую предосторожность.

Августа 4. А в допросах и с розысков показали те пойманные башкирцы.
Уфинского уезду, Казанской дороги, деревни Акбеловы Мукай Караксюков: у башкирцов де в зборе войска — у Абайсака 200, у Акая 1000, у Амера с 400, у Курамана 300, у Умера 500, у Салта-Мрата 500. А с Юсупом де приходило июля 26 дня к Мензелинску 100, да з другим 250; и под Мензелинском намерены отогнать табун и засеку подклонить под себя, д Акай и Умер говорили, чтоб итти к Мензелинску для миру с повинною.

Того ж уезду, Нагайской дороги, деревни Акбуловы Уразай Сеитов, да Минбай Айтуганов: в ыюле месяце поехали они с протчими башкирцами воевать, а было их з Байсяком з 200. А Kypaзмет в 1000 человеках пошел к Черемшану, и хотели итти к городам — к Заинску, к Шешминску, чтоб руских людей рубить и деревни жечь. А Окай Кусюмов всемерно придет к Мензелинску во многом числе войска, и намерен город Мензелинск взять.

Августа 3. - Татара Казанскую уезду, Зюрейской дороги, деревни Новой Кимирган Обдяман Кляшев, Заит Пелещов, Шутум Урсаев: августа 1-го приехали они из Заинску з баш¬кирцами, которых было 500 человек, а батырем де у них был Булярской волости Умер, и намерение имеют итти вверх по Черемшану, также к Заинску и Шешминску. Да Акай Кусюмов с товарищи в 2 000 человеках пошли по Каме, и хотели руских людей рубить и де¬ревни жечь, так же и к Мензелинску хотели на приступ итти. Да Булярской волости з башкирцем Куразманом Макаровым пошло войска 1 500 вверх по Заю на Надыря Уразметева. А Байсик пошел с 500 человеки по Нагайской дороге вверх по Белой реке и намерение имеют рубить мещеряков. И ждут де Кильмяка-абыза со 800 человеки, и ныне стоит в деревне Кильмякове и собирает войска.
Брегадир Друмант в Казанскую губернию писал:

Августа 1-го писал к нему ис пригородска Заинска капитан Галчин, что он с командою июля 29-го числа неприятельских людей разбил; и побито башкирцов и татар 50 человек, да отбито от них полонных чюваш и мордвы 120 человек, да несколько лошадей и скота, да из оных неприятелей взято 6 человек, ис которых один раненой умер. Да 3-го числа августа ж к нему писал капитан Лукомской, что он башкирцов июля 31-го дня наехал з 200 человек, и там был бой, и команды ево убили драгуна, да ранили капрала, барабанщика, рядовых 6 человек, лошадей много переранили, а башкирцов сколько убито, не ведают, понеже много кольчюжников. Да пойманных же татар от офицеров прислано, и по допросам явилось много Казанского уезду татар.

Августа 1. - И те пойманные ясары и татары в допросех показали: Казанского уезду у Разгильда Рысаева положили они совет с Акаем Кусюмовым з 200 человеки, чтоб разорять руские и иноверческие деревни, а татарские, кто будет приклонен, не разорил». И две деревни чювашские и одну мордовскую разорили, и выжгли, и скот отогнали, и был де у них бой з драгуны, и на том бою ранили барабанщика. А башкирцов убили 3-х человек, ранили 2-х.

Свияжского уезду чювашенин Заитка Казаев, которой жительство имеет в Уфимском уезде: пришла де к ним ведомость, что Акай Кусюмов, пришед на реку Мензелу в 1 000 человеках, а намерен был итти х Кичюйскому и Шешминскому фельтшанцам, також и под старые пригородки. А статской де советник пошел на Сакмару, и за ним пошел Юрматын¬ской волости Кильмяк-абыз с войским в 3-х тысячах. А которые де драгуны пошли после с Уфы за ним, Кириловым, 500, из оных побито с 300 человек. А как де убили батыря Муссамомку Смаилова, и в то время пришел к ним на выручку сакмарской атаман Арапов, и от оных драгун поехали прочь башкирцы. А пригонной скот из деревень, которой взят ими из уездов, лошадей и коров с 500, по разделу отпускали они в домы свои.

Июля 30. - Татара в допросех сказали:
Казанского уезду, Зюрейской дороги Бакир Кулаев, Максет Айтов, Иштуган Нидаров, чювашенин Тимка Якатеров, что они из деревень своих з женами и з детьми от башкирско¬го набегу отъехали в лес, и жили 5 ночей и на Танатмышском поле были на карауле, и пой. мали из них 2-х человек и повезли за Заи реку. А во обличение им татарин Ялмет йльметев сказал, что они поехали с ними для войны из своей охоты.

Той же дороги вышеписанной Ялмет Ильметев в застенке с розыску сказал, что он с татарином Бакиром Кулаевым был в согласии, чтоб Казанской уезд разорить и итти в Башкирь, и с ними, башкирцами, были они во едином согласии. А пойманной де полон Билярского полку капитаном Голчиным во 120 человеках они хотели вести с собою в башкирцы для вспоможения к войне. И как он, Голчин, для их поимки ездил, и они от него отстреливались с товарыщи с 1000 человек, которые от поимки разбежались, а куды, не знает.
Той же дороги Аит Амметев - в июле де в 21-м числе от башкирского набегу со всеми обывательми деревни своей выехали в лес, и наехали их в лесу татара многолюдством, и взяли к себе в полон, и хотели колоть, и говорили, чтоб вместе воевать и разорять руской народ, тако ж уезды и пригороды.
Приводные ж в пригород Заинек Зюрейской же дороги разных вер люди показали:
Чювашенин Осип Бабурзин: июля де 29 числа взяли их в полон, разных деревень чю- ваш, под неволею, Казанского уезду, деревни Бухараевы Бакирка Кулаев, и говорил, что будем бунтовать в Казанском уезде вместе. И они сказали, что бунтовать с ними не будут, и за то хотели их рубить. И наехал де на них, тако ж и на воров татар, лантмилицкого Билярского полку капитан Голчин и драгуны, и взял их чюваш ис полону - мужеска и женска полу 93 человека.
Августа 13. - Да в доношениях ис Казанской губернии писано:

В 1-м. Июля де 22-го числа тайной советник Наумов писал, что неприятели башкирцы явилися внутрь линии, и по определению де Казанской губернии велено публиковать, дабы уездные обыватели от тех набегов имели крепкую предосторожность, и ежели будут набеги, то б собирались в безопасные места с ружьем, у кого какое имеется, и всячески отпор чинили, и тех воров ловили и приводили. А того ж июля 26-го дня подбегали башкирцы многолюдством к городу Мензелинску, и был бой, и те башкирцы отошли по Заинской дороге и х Каме реке вниз. А в пригороде Малмыже крепость ветха и ружье старое, все ветхое ж. И по посланным ис Казанской губернии указом велено в том пригороде стены, которые розвали- лись, починить тутошними обывательми, а ружья: 100 фузей годных, пороху пушечного пополам - 15, свинцу 5 пуд, отпустить ис Казанского цейгауса.
Во 2-м. В присланных де от тайного советника Наумова при промемории з допросов пойманных в Мензелинску татар, 5-ти человек, копиях показано, что они в город Мензелинск приходили для измены, и во время башкирского нападения хотели оной город зажечь, и деревенские обыватели все пошли с ворами башкирцы вместе2. Тако ж и пойманные в Заинску татара показали, что они, також де и все татара, к воровству з башкирцы согласие имеют. И по определению Казанской губернии велено туда отправить солдат и рекрут роту с надлежащим числом обер и ундер офицеров, и на тех солдат и рекрут выдать порох и свинец, а пушки велено отправить ис Казани, из Свияжску и ис Кузьмодемьянска.
В 3-м. От тайного советника Наумова и ис протчих мест пишут, что в Казанскому уезду за Камою рекою от воров башкирцов уездным обывателям имеется великое раззорение, и за раскамандрованиями в разные посылки за теми ворами послать некого. И по определению Казанской губернии велено из Свияжской провинции и из городов розсылщиков, которых довольное число, выслать в Казань с ружьем в немедленном времяни.

Дела Сената по Кабинету. Кн. 54/1131. Лл. 261-265.
Материалы по истории БАССР том 6. Стр. 48-50

1Датируется по упоминании числа в тексте.
2 1 Участник восстания татар Казанского, а в дальнейшем и Кунгурского уездов, отмечается рядом доку, ментов. И там и здесь для трудящихся масс нерусского населения восстание башкир было толчком для проявления протеста против всеусиливающегося гнета феодального государства.
Тем более показательно отношение к восстанию со стороны сходцев, живущих внутри Башкирии на башкирских землях.
В подавляющем большинстве случаев население это оставалось нейтральным, а нередко занимало враждебную позицию по отношению к восставшим. Это объяснялось тем, что тептяро-бобыльская группа накануне восстания находилась на почве землевладения в напряженных отношениях с башкирскими феодалами, к движению которых не захотела примкнуть. Только путем запугивания и террора в отдельных случаях руководителям восстания удавалось привлечь их на непродолжительное время в свои отряды.
2 в конце июля началась почти двухмесячная осада Мензелинска восставшими. Мензеяинск являлся основным направлением их действий на северо-западе. Здесь действовал ряд крупных отрядов, в том числе Акая Кусюмова, Салтан-Мурата Дюскеева и др. Действия восставших носили упорный характер и имели целью взятие города.
Осада Мензелинска сопровождалась набегами на соседние села.