You are here

№ 218. 1717 г. июля 5.— Запись башкира Сибирской дороги, Сызгинской вол. Юсупкула Апасева башкирам Осинской дороги, Гайнинской вол. Игимбаю Игитееву с братьями о припуске их в свое повытье общей вотчины по р. Уфе.

Июля в 5 день писана запись такова: Уфинского уезду, Сибирские дороги, Сызгинские волости башкирец Юсупкуль А пасе в дал на Уфе сию на себя запись Уфинского уезду, Осинские дороги, Гайнинские волости башкирцом Игимбаю Игитеву з братьями ево родными Енысом да Юсупом да Тюгушем Игитеевыми в том, что припустил я, Юсупкул, ево, Игимбая з братьями, в вотчину свою в свой повыток, которую вотчиною я, Юсупкул, владел Сызгинские волости з башкирцоми с-Ыликеем Бебаевым да Мостофою Азмяковым. И поселитца им дворами, пашня похать, и сена косить, и в лесу борти делать, и зверя всякого и птицу лавить, и хмель щипать, и бобров побивать, и в озерах и в Уфе рыбу ловить, и бревна рубить, и лубья снимать. А межи той моей вотчины: пониже Красного Яру из Уфы реки вышла рытвина, а с вершины тое рытвины на Кунгурскую проезжую дорогу, и по той дороге на Каменной враг, а по тому Каменному врагу по правую сторону через арку подле соснегу по левую сторону, а с того соснегу на середней колак по левую сторону, а с того колку на степь на 3 березы, а на тех березах на середняй грань смежно кунгурских татар с вотчиною, а с тех берез на Короульную гору, а на той горе на березе грань смежна с теми ж кенгур- скими татары, а с тое гране на черной колак, которой стоит во враге, а в том колке на березе грань, а с тое грани по врагу правой сторона наша, Юсупкулова з братьями, по болота на везовой исток, а с того истоку на сосну по верхную сторону аремы, а с тое сосны прямо через Уфу реку на Березовой мыс, а с того мысу по арке на вершине Барсучьева врага, а по тому Барсучьему врагу на большие болота, а по тому болоту правоя сторона с соснягом наша, Юсупкулова з братьями, а то болота пришло х Кунгурскай же большой дороги, а по той дороги на правой стороне сосна, а с тое сосны по той же дороги на Уфу реку пониже аремы, а с конца тое дороги на Уфе реке на Красноярскую рытвину. И жить ему, Игимбаю с вышеписанными своими братьями, и владеть тое вотчиною з братьями моими, с Мостофою с Иликеем вечно; против их, Иликея и Мостофы, употребляться, борти делать, и зверей всяких и рыба и протчим в третьем жеребью всем четверыми. А им, Иликею и Мостофе, владеть против ихдвемя жеребьеми во всем. И с той вотчины ево, Игимбая з братьями, и жен их и детей не высылать, и ничем не обидеть, и ото всяких вступщиков мне, Юсупкулу, ево, Игимбая з братьями, очищать. А с тое вотчины платить ему, Игимбаю з братьями своими, ясак с ними, Иликеем и Мостофою, 5 куниц по третям. Тако ж ему, Игимбею з братьями, всякие службы служить, подводы гонять и веяния подати подмогу давать с ними, Иликеем и Мостофою, в ровенстве по третьям. А им, Иликею и Мостофе, против ево, Игимбая, припустить поселитца по одному ж двору.

А буде, кроме дву дворов, впредь будут какие припущенники, и с них оброк брать и делать по третьям. А Иликеевым и Мостофиным припущенникам в вышеписанной вотчине жить, всякого зверя побивать и рыбу ловить, и хмель щипать против ево, Игимбея, в равенстве, тако ж пашня похать, и сена косить, а бортей не делать.

А им, Игимбаю з братьями, с тех Иликеевых и Мостофиных припу- щенников оброку не спрашивать, а посторонних людей борти делать и ни в какое потребление им, Игимбаю з братьями, никого ни припускать. А буде ево, Игимбая з братьями, я, Юсупкул, или братья мои помянутые Иликей и Мостафа и дети мои станут из вотчины вон высылать, и ему, Игимбаю з братьями, взять на мне, Юсупкуле-, и на жене моей и на детех за всякую неустойку 30 руб. денег. А буде я, Игимбай з братьями, в той вотчины жить не похочю, или против записи ясаку и податей платить и подвод гонять, и служб служить не стану, и ему, Юсупкулу, взять на мне, Игимбае, или на братьях моих потому же за неустойку ж 30 руб. денег. А буде я, Игимбеть з братьями своими, сверх тое вотчины вышеписанных меж и урочищ станем в-ыные их, Иликеевы и Мостафины, в вотчины, в межи и урочищи ходить, насильство чинить, хотя мало поступлю, хто из нас хотя один, и нам, Юсупкулу и братьям моим Иликею и Мо¬стофе, взять на нем, Игимбае, или на братьях ево заряду потомуж 30 руб. денег, и за такое насильство вотчиною не владеть, и в той вотчине впреть не жить, и выехать мне, Игимбаю з братьями, ис той вотчины вон и запись им, Юсупкулу, отдать назат. А прежню запись, которую дал мне, Игимбаю, Юсупкул в семьсот пятом на десять году, и тое запись отдать мне, Игимбаю, ему, Юсупкулу, назат и впредь по ней не спорить, а окроме что ежели я, Игимбай, з братьями своими, и хто из нас, из братьев, одни в иных их вотчинах не учиним насилие, а другим , что писано выше сего. А ся запись и впредь в запись.

Толмачил Петр Куклин. Свидетели: Уфинской концелярии подьячий Селиверст Гавренев, Иван Осинцов, Петр Вешняков, Михайло Зубов, Андрей Блинов, Яков Ногаев.

И с сей записи пошлин рубль 11 алт. 4 ден., за письмо 5 алт., от записки гривна, за 3 излишные страницы 5 алт. 2 ден. взято.

Уфимская провинциальная канцелярия, д. № 47, Записные книги г. Уфы 1717 г., лл. 34—36 об.
МИБ том 3 стр. 158-160.