You are here

№ 287. 1723 г. августа 29.— Купчая у финских отставных казаков ф, П. Писарева с братом поручику М. Г. Жукову на свою поместную землю за р. Белой.

Писана купчая: уфинские отставные конные казаки Федор Петров сын да Василей Петров сын- Писаревы, будучи в Уфе, не подлогом, но всею сущею правдою, от нестерпимого гладу продали мы поместную отцов наших землю, которая отказана за отцами нашими, и с пожилыми годами, уфинских служилых иноземцов и новокрещенского списку порутчику Михайлу Гаврилову сыну Жукову впредь впрок бесповоротно и с усадьбою. А по мере и по отказным книгам оной нашей проданой поместной земли 5 четвертей в поле, а в дву потому-ж.

А оная наша проданая поместная земля за Белою рекою на Ногайской стороне против Стрешнева песку в отводных гранях бывшего толмача Тимофея Малая. По межам та поместная пашенная земля: на речке Польской на круглой поляне от Ольхового болота вниз полем чрез ржавец на Камышенской на осиновой колок, что стоит подле болыпева ржавца, а подле того колка стоит дуб, на нём грань, а с того дуба поворотить прочь от колка и от Ольхового болота на березовой колок, а в нем стоит осина, на ней грань, а с того колка подле большие Казанские дороги, а от того колка поворотить подле дороги на левую сторону на березу, на ней грань, да до речки подле дороги на ольхе грань, на которой речке усадьба, да за речкою про¬тив у саду с приезду от города от Ольхового болота сенные покосы.
А взяли мы, Федор и Василей, за тое свою проданую поместную пашенную землю и с усадьбою у него, Михайла, денег 5 руб. И впредь нам, Федору и Василью, и женам нашим и детям и родственником до той проданой поместной пашенной земли, что писано в сей купчей, у него, Михайла, и у жены ево и у детей никаким подлогом и никоторыми делы не вступатца, и ни до чего дела нет, и о повороте к себе об оной проданой поместной пашенной земле и о сенных покосех нам, Федору и Василью, и женам нашим и детям и родственником е. и. в. на него, Михайлу, и на жену ево и на детей ни о чем ни бить челом. А буде кто в тое нашу проданую поместную пашенную землю и в сенные покосы станет у него, Михайла, и у жены ево и у детей вступатца, и нам, Федору и Василью, и женам нашим и детям и родственником ево, Михайлу, и жену ево и детей в той проданой поместной пашенной земли и сенных покосех и во всем очищать, и убытка никакова не учинить. И тою проданою поместную пашенную землю и сенные покосы вольно ему, Жукову, и жене ево и детям владеть, и продать, и заложить, и за кем похочет укрепить по ево, Михайловой, воле. А буде ему, Жукову, и жене ево и детям в том какие убытки учинятца, и ему, Жукову, и жене ево и детям те убытки взять на нас, Федоре и Василье, и на женах наших и на детях все сполна, что скажет, тому и верить. А ся купчая и впредь ему, Михайлу, в купчую безо всякие отговорки.

И к той купчей вместо сына своего духовного Федора Петрова сына Писарева да брата его Василья Петрова ж сына Писарева по их велению Троицкия церкви поп Стефан Алексеев руку приложил. Свидетельствовали оную купчую Уфинской канцелярии подьячие Дмитрей Наливаев, Иван Кирилов, Алексей Вешняков.
И с сей купчей пошлин по гривне с рубля, итого 16 алт. 4 ден., да на нужные росходы взято.

Такову купчую от крепостных дел Федор да Василей Писаревы взяли. По их велению расписался троицкой поп Стефан Алексеев

Подлинною купчею я, Михаил Жуков, у Федора да у Василья Писаревых взял и росписался.

Уфимская провинциальная канцелярия, д. № 73, Записные книги г. Уфы 1723 лл. 84 об- 86.
МИБ том 3 стр. 215-216.