You are here

№ 289. 1723 г. ноября 1.— Полюбовная запись татарина Казанской дороги Юлая Макаева и башкира Осинской дороги, Ирехтинской вол. Батыркея Иштыкова о съезде Юлая с вотчинных земель башкир Ирехтинской вол.

Писана зделачная запись такова: Уфинского уезду, Казанской дороги, деревни Поюсевы ясашной татарин Юлай Макаев да Осинские дороги, Ирехтинские волости башкирец Батыркей Иштыков написали мы меж себя сию полюбовную запись в том, что было у меня с ево, Батыркеевым, родственником тое ж волости с Муслюмом Савелеевым против моего, Юлаева, челобитья в Казани дело; и то дело мы ис Казани с промеморием присланы в Уфинскую концелярию.
И по тому делу до суда мы меж себя помирились. А в мировой челобитной написано, что мне, Юлаю, из их Ирехтинской волости из вотчины съехать и построение все свести, и жить, кроме их, Ирехтинской волости, вотчины, на посторонних вотчинах, где похочю, и к их Ирехтинской вотчине ни малым чем не приобщатца, и на их вотчине скота не водить. Так же и ныне по выезде ис той вотчины мне, Юлаю, и детям и внучетом моим впредь в тое их Ирехтинскую вотчину, что по Ику реке, не вступатца и для житья и селитьбы и пахаты земли и козьбы сена не взъезжать, и в водах рыбы не ловить, и в лесу их бревен и дров и ничего не рубили бы, и лубья не сымать, и скота не впусчать, и ни малым ничем в вотчине их бео просу и бес припуску не употребитца. И что в вотчине их я, Юлай, напредь до написания сей записи бывали всякие ссоры, иигде тое их Ирехтинские волости на вотчинников на него, Батыркея, и на родственников ево не бить челом и ничего не отъискивать. Тако ж и мне, Батыркею, и нашей Ирехтинской волости башкирцом, родственникам моим, Батыркеевым, ево, Юлая, на выезде из нашей вотчины в нынешнем 723-м году и впредь на него, Юлая, и на детей и на внучет ево, Юлаевых, что он, Юлай, до написания сей записи в вотчине нашей жил и чем употреблялся и в оброке какие бывали со мною, Батыркеем, с родственники мои ссоры, и ни в чем нигде не бить челом и ни вчинать же, и не отъискивать, и друг друга вышеписанном очищать. А ежели я, Юлай, или дети мои и внучета по выезде из их, Ирехтинской волости, вотчины впредь против вышепоказанного хотя малым чем в вотчине их стану вступатца и, что было до написани сей записи какие не на есть ссоры, будут на него, Батыркая, или их Ирехтинской волости на родственников ево, Батыркееных, бить челом, так же и я, Батыркей, или родственники мои ирехтинцы, что не было до написани сей записи, будем на него, Юлая, и на детей на внучат ево, Юлаева, хотя мала в чем бить челом, то из нас или чрез кто сию запись станет вышеписанном вступатца, и на неустоящим по сей записи правому взять за всякую неустойку 30 руб. денег. А ся запись впредь для оправдания в запись. И сей подлинной записи быть у меня, Батыркея, а с нея такову ж копию дать мне, Батыркею, за свою тамгою ему, Юлаю.

К той записи татарин Юлай Макаев тамгу приложил такову [№ 152]. Башкирец Батыркей Иштыков тамгу свою приложил такову [№ 153]. Толмачил Петр Куклин. Свидетельствовали оную запись Андрей Торпанев, концеляристы Иван Кирилов, Василей Никифоров.

И с той записи пошлин 15 алт., за письмо гривна, от записки тож, за 3 излишные страницы 3 а л т., итого 24 алт. 4 ден., да на нужные росходы по деньге с рубля — 5 алт. взяты.

При взятье означенной записи иноверцам Юлаю Микаеву, Батыркею Иштыкову толмачил Петр Куклин и руку приложил.

Уфимская провинциальная канцелярия, д, № 73, Записные книги г. Уфы 1723 г., лл. 36—37 об.
МИБ том 3 стр. 217-218.