You are here

№ 222. 1737г. февраля 26 . — Письмо башкир Сибирской дороги имп. Анне Иоаннов не с просьбой о замене сбора с них штрафных лошадей службой. Всепресветлейшая, державнейшая и всемилостивейшая государыня, императрица Анна Иоанновна, самодержица всероссийская!

В.и.в. прадеды, деды и отцы наши подданы, под руку в.и.в., и служили во всякой рабской верности всегда. А прошлого 1735 году статской советник Иван Кирилович, как выехал к строению города Оренбурга, то башкирцы Нагайской дороги учинили замешание без нашего согласия и чинились в.и.в. противны. А мы, нижайшия башкирцы Сибирской дороги, к тому согласия не имели и в советах с ними не бывали, и по указу в.и.в. в верности своей как в Уфу, так и в Екатеринск лучших людей аманатов дали, и от оных воров за оную нашу верность много разорения претерпели. И о том воровстве мы, Сибирской дороги баш¬кирцы, весьма печалились, что оные Нагайской дороги башкирцы противны в.и.в. учини¬лись. Междо ими ж и мы, нижайшия, от войск в.и.в. разорены и многие тысячи нас пример¬ло, в [с]сылку жен и детей сослано. И как действительный статский советник Татисчев прибыл на Кызылташ, тогда прислана от него весть, по которой мы пришли с повинною, полон, пушки, ружье, коней и протчее, которое от руских полонено было, и служивых в.и.в. людей все возвратили. А на означенных воров Нагайской дороги за оное их сопротивление положено в.и.в. штрафу со всякого двора по лошади, так же ныне и на нас, Сибирской дороги, за наше сопротивление положено штрафу 1800 лошадей. А мы, нижай¬шие, во оной нашей вине просчения просим и полоненное от руских, когда за отдачею есче сысчется, отдадим немедленно. А паче известно в.и.в., что от раззорения нашего оного штрафу лошадей, годных под драгун, собрать и отдать в скорости не можем, токмо чтоб оного не исполнить, от в.и.в. опасаемся жестокого гнева. И за оной штраф просим в.и.в., чтоб послать нас в службу в.и.в., куда повелеть соизволите. А сколько людей и куда итти, просим, чтоб о том нам объявить, от которого отрицаться не будем, и со всякою верностию и с рабскою покорностию служить будем. А от оного штрафу нас освободить, от которого б нам в конец не разориться.

У подлинной челобитной тамги и руки приложили разных волостей: старшин 10, сотников 31, рядовых 25 человек.
Подканцелярист Сергей Неклюдов.

Дела Сената по Оренбургской губернии. Кн. 8/139. Лл. 237-238. Копия перевода.