You are here

№ 223. 1737 г. февраля 27. - Доношение В. Н. Татищева в Сенат относительно использования башкир в Азовском походе взамен сбора с них штрафных лошадей.

Секретно.

В Правительствуюсчий Сенат от действительного статского советника Татисчева доношение.

Прошедшаго иулиа 29 числа 1736 представлял я генералу-порутчику Румянцеву для предбудусчаго башкирцев успокоения между протчими способности, чтоб к весне нарядить их к Азову на службу 1000 или более по разсмотрению. А сего февраля 7 числа получил я от генерала-майора Хрусчева известие, что е.и.в. повелела, усмотря удобность, о том иметь старание. И хотя я не видя нуждных к тому обстоятельств, совершенно того не начал: 1) Что на пропитание старшинам или полковникам, сотникам и рядовым обесчать, и наперед подъему дать деньгами или правиантом, ибо бес того за крайнею их ныне скудностию
им нельзя, а хотя и пойдут, то опасно, чтоб з голода прежде времяни не розбеежась и вреда не учинили: 2) Когда и куда им, собрався, итти: 3) Чтоб им объявить ближайщее место Азов и поход оной на одно лето; 4) Чтоб старшин и сотников выбрать верных и вopoв пополам, и о том к нему, генералу-майору, 10 числа писал, токмо отповеди не полупи ожидаю вскоре.

Сего февраля 25 числа собравшимся здесь старшинам и сотником объявил я е.и.в. указ, чтоб они с Сибирской дороги, собрав годных под драгун лошадей, немедленно отдали, которой они выслушав, оказали, что не токмо оное, но и все что велено будет сколько возмоджно исполнять готовы, токмо со слезами просили, что им такого числа годных под драгун лошадей собрать никак в скорости невозможно, и просили сроку до травы, на которое я им отказал. А призвав одного Таймас-тархана сказал: если они будут просить чтоб их послать к Азову на службу, то может они штрафа избавятся, и если они то за лучшее примут, то я его полковником к оным определю и дам ему жалованья. По которому они, советовав, сего февраля 26 числа подали челобитную, с которой при сем переведенную юпикр посылаю. А к генералу-майору Хрусчеву писал, требуя его на то совета, что делать. Заутра ж, казня при них воров Сабана и Севергула и калмыка Бокшургу, отпусчу всех в домы с тем объявлением, что я по прозьбе их буду ожидать е.и.в. указа, а до тех мест штрафных лошадей с них не спрашивать. И как от генерала-майора отповедь получу, тогда росклад в 1000 человек им объявлю, а более нарядить за скудостию их не смею, но ежели повелело будет и более, то можно паки летом нарядить и выслать. А о том же к е.и.в. всеподданнейшее доношение от меня с сим же послано.

Сейчас получил я от кунгурского воеводы Мазовского извести, что Гайнинской волости башкирцы паки забунтовали и все собираются, куда немедленно пошлю ордеры, чтоб тому воровству предуспеть. А к е.и.в. о том не доносил, за тем, что уже доношении были запечатлены. Однако ж, оные ведомости за правильные не признаваю, затем что подлинных обстоятельств к бунту в том известии не показано. А как о том подлинно осведомлюсь, то немедленно доносить буду. И о том Правительствуюсчий Сенат что повелит.
Февруариа 27 дня 1737. В. Татищев
Нал. 236 отметка: Слушано марта в 31 день 1737 году.

Дела Сената по Оренбургской губернии. Кн. 8/139. Лл. 235-236.
МИБ том 6.стр. 376-377