You are here

Публикации Проекта "Магометанская генеалогия"

7 posts / 0 new
Последнее сообщение
Руслан Атнагулов
Изображение пользователя Руслан Атнагулов.
Публикации Проекта "Магометанская генеалогия"

Атнагулов Р.М.

С конца 90-х годов XIX века, в магометанских метрических книгах мечетей Российской Империи, можно обнаружить ведомости, содержащие подробную информацию о служителях (имамах, муллах, муэдзинах) мечетей; о датах начала строительства мечети; количестве лиц женского и мужского пола в приходах и др.

Ориентировочно с 1890 по 1897 гг., формуляр ведомостей имел усеченный вид, и назывался «Краткая ведомость». Содержащиеся в такой ведомости записи несли в себе краткую информацию о том к какой губернии, уезду, волости и селу (деревне), относилась данная метрическая книга. Также они включали в себя должность духовного лица, заполнявшего метрическую книгу его фамилию, имя и отчество. Далее указывалось количество рожденных за год мальчиков и девочек; количество совершенных браков (никах); разводов (талак); количество умерших за год лиц обоих полов.

После заполнения «Ведомости», метрическая книга прошнуровывалась и скреплялась сургучной печатью. В самом низу страницы, под бланком «Ведомости», уполномоченный служитель мечети писал свои фамилию, имя, отчество и ставил подпись («прикладывал руку»).

С 1898 года такая «Ведомость» приобрела более расширенный формат, и, несла уже в себе больше информации. Таблица «Ведомости» значительно увеличилась в графах и стала размещаться на полную страницу, в конце метрической книги. «Ведомость» получила целых три первых графы о служителях мечети: имаме-хатыбе, имаме-мулле и муэдзине. В этих графах указывались полные фамилии, имена и отчества служителей; их возраст (или дата рождения; зачастую лишь год); иногда указывалась губерния и название села (деревни). В следующей графе указывались номера Указов и даты назначения в должность каждого духовного лица. Третья графа несла в себе информацию об учебных заведениях, в которых обучались служители мечети. Также указывались наставники (устазы), которые их обучали. В четвертой графе указывалось конкретное место (хутор, деревня, село, город), в которое была выдана метрическая книга для дальнейшего ее ведения. Следующая графа несла в себе информацию с указанием приходов близлежащих селений, относящихся к этой же мечети. Вероятнее всего, из-за отсутствия в них собственных мечетей. В этой графе мы можем увидеть, порой, до четырех топонимов. Шестая графа несла в себе информацию о том, с чьей стороны (комитет, управление и др.), было дано разрешение на закладку мечети; дата и номер Указа; ответственное духовное лицо за сохранность документов. Затем шла графа с количеством в приходе лиц мужского и женского полов. Последняя графа разделялась на три: в ней указывали волость или станицу; номер стана (историческая административно-территориальная единица в Российской Империи, часть уезда, а ещё княжества) и номер участка.

Внизу, так же, как и в «Краткой Ведомости», ответственный служитель мечети писал свои фамилию, имя, отчество и «прикладывал руку».

К сожалению, такие «Ведомости» можно обнаружить не во всех метрических книгах.

Данный документ будет полезен исследователям, чьи предки были духовными лицами мечетей.

Источник: http://www.bastanovo.ru/vedomosti-magometanskix-metricheskix-knig-chast-i/

Прикрепленный файлРазмер
Image icon 0528.JPG772.9 KB
Руслан Атнагулов
Изображение пользователя Руслан Атнагулов.
Писцовая книга Казанского

Писцовая книга Казанского уезда 1602-1603 годов / Сост. Р. Н. Степанов. — Казань: Издательство Казанского университета, 1978. — 240 с.

Оглавление
Предисловие 1
Ермолаев И. П. Писцовая книга Ивана Болтина как источник 3
Степанов Р. Н. Археографический очерк 28
Список с Писцовой книги Казанского уезду письма и меры Ивана Болтина 7111-го году 35
[Дорога Ногайская] 35
Дорога Зюрейская 59
Дорога Арская 105
Дорога Алацкая 137
Галицкие ж и Алацкие дороги 143
Именной указатель 183
Географический указатель 224
Список сокращений, употребляемых в указателях 247
Оглавление 248

Скачать: http://www.bastanovo.ru/piscovaya-kniga-kazanskogo-uezda-1602-1603-godov/

Руслан Атнагулов
Изображение пользователя Руслан Атнагулов.
ДОЛГАЯ ДОРОГА К ХРАМУ (ИЗ ИСТОРИИ ПОИСКОВ ПЕРВОЙ ТРОИЦКОЙ МЕЧЕТ

Гизатуллин Рауф Назипович

Перед 1917 г. в Троицке имелось семь мечетей, из них только две – Пятая соборная («Амурская» или «Расулевская») и Седьмая квартальная («Слободская» или «Янаульская»), расположенные в увельском заречье, были деревянными. Обе были снесены в советское время, как и Вторая соборная («Верхняя», «Яушевская»), располагавшаяся в историческом центре города. Первая («Главная» или «Мечеть ахун-хазрата») и Четвёртая («Базарная», «Валеевская»), обезглавленные и лишённые минаретов, были отданы под хозяйственные нужды различных предприятий. Третья и Шестая в настоящее время используются по назначению, причём в Третьей, носящей с 2008 г. имя З. Расулева, службы идут бесперебойно с 1944 г.[1] Шестая («мечеть Гатауллы») – единственная из всех сохранившая минарет, была возвращена верующим около двух десятков лет назад. Рубеж 80-х – 90-х гг. прошлого века был временем растущего интереса к дореволюционному прошлому, в т.ч. и к религии. Это на сегодняшний день история мусульманских храмов[2] Троицка достаточно изучена и вполне доступна,[3] тогда же в ней было много «белых пятен», а первые публикации о мечетях города не столько давали ответы, сколько ставили вопросы. Особенно много вопросов вызывала история самой первой мечети.

Подобно тому как вся современная русская литература вышла из «Шинели» Н.В. Гоголя, так и современное троицкое краеведение (при всём том, что и до этого были интересные публикации и серьёзные авторы, как, например, Т.А. Дёмина или М.В. Вахитов) «вышло» из книги Е.И. Скобелкина и И.В. Шамсутдинова «Возвращаясь к прошлому»[4]. Независимо от степени восприятия данной работы, последующие исследователи, так или иначе отталкивались от её текста, настолько многообразны были темы поднятые авторами. Не была обойдена ветеранами троицкой журналистики и тема мусульманской общины города и её, локальных духовно-религиозных центров – мечетей:[5]«Ярким примером взаимопонимания двух ещё вчера враждебных религий служит тот факт, что буквально бок о бок с заглавным православным храмом – Свято-Троицким собором, отводится место под строительство первой в Троицке мусульманской мечети. Надо заметить, что эта мечеть была истинным архитектурным чудом, бесценным творением искуснейших устодов (мастеров) Древнего Востока. Жаль, очень жаль, что этот памятник был стёрт с лица земли совсем недавно, в конце пятидесятых годов. Данная мечеть удачно вписывалась в прибрежную панораму и, устремляясь стрельчатым минаретом и шпилем с полумесяцем ввысь, прекрасно дополняла величественный вид многоглавого Уйского собора… Примечателен и такой штрих. Если Свято-Троицкий собор являлся основанием «Соборного проулка» (ул. им. Володарского), то от его соседки – магометанской мечети начинался другой переулок центральной части города – Татарский (им. 30-летия ВЛКСМ)».[6] Здесь явно говорится о Второй мечети, располагавшейся в начале Татарского переулка и всего в 80 саженях (170 м) от собора, правда, не упоминается её такой яркий признак как парный минарет. Возможным источником, в данном случае, могла послужить статья о Троицке священника Н. Шмотина, писавшего: «…нельзя не упомянуть о мечетях, которых в городе три; все они каменные и занимают место по Большой[7] улице. Главная из них, о двух минаретах, построена совершенно недалеко от собора; чем производит на христианина впечатление вовсе неприятное и невольно напоминает злополучнейшую Византию…. Мечеть, состоящая на восточной части города,[8] замечательна тем, что стиль её необыкновенно сходствен с православною церковью».[9] Пока не ясно — почему у Шмотина Вторая мечеть указана «главной», а вот почему в книге «Возвращаясь к прошлому» она названа «первой в Троицке» можно объяснить тем, что: во-первых, она выглядела, по сравнению с «Первой», более архаично, а во-вторых, рост той части города, что была заселена мусульманами («Татар бистэсе»), шёл в восточном направлении, отсюда можно было заключить – чем западнее отстоит мечеть, тем раньше она была воздвигнута.

Очевидная востребованность в более полном и точном повествовании истории троицких татар, игравших первую скрипку в жизни мусульманской общины города, привела к появлению на страницах местной газеты в рубрике «Троицку – 255 лет» нескольких очерков под общим названием «”Тарих калсын диеп халкыма”(”Историю оставить народу своему”). Исторические зарисовки Искандара Шамсутдинова». Отметим, что именно в этой серии вышел, пожалуй, самый первый и объёмный, в истории местной периодики, материал, посвящённый шейху З. Расулеву.[10] Надо сказать, что всё это стало итогом многолетней кропотливой работы большой группы активистов татаро-башкирского культурного центра, в числе которых были М.Т. Абубакирова, М.З. Валеев, Ф.Х. и Б.Ш. Рафиковы, Х.Х. Хасанов, И.Ш. Шарипов, И.В. Шамсутдинов и др., сплотившиеся первоначально вокруг идеи создания в помещении городской татаро-башкирской библиотеки исторической экспозиции. В 2002 г. все собранные материалы, а также ранее вышедшие публикации были объединены и, после литературной редактуры Р.В. Хасанжановой, выпущены отдельной книгой.[11] И хотя, благодаря спонсорской помощи коренного троичанина Р.Р. Абдрашитова, издание было отпечатано тиражом 1300 экз., оно быстро разошлось и стало бестселлером. Первая глава книги — «Семь троицких жемчужин» была посвящена истории городских мечетей. Источниками при её написании, кроме работ Ш. Марджани и ряда статей из дореволюционных татарских газет, послужили, в основном, воспоминания старейшей троичанки Марьям Тагировны Абубакировой. По её свидетельству, первая мечеть была построена на ул. Оренбургской.[12] В результате дальнейшей застройки квартала храм был окружён другими сооружениями, а в советские годы его здание оказалось во дворе городского суда. Последующие публикации различных авторов, касавшиеся прошлого троицких мечетей и выходившие, в основном, в местных периодических изданиях, были вторичны и не столь информативны.[13] Объединяло их ещё и то, что все они не имели источниковой базы в виде архивных документов.

Попытка, притом весьма неудачная, использования и интерпретации документов центральных архивов была предпринята автором данной работы в статье,[14] вышедшей в 2003 г., почти одновременно с книгой «Историю оставить народу своему». Следуя сообщению дореволюционного автора Райского, о том, что «в конце XVIII в. по мысли и ходатайству начальников Оренбургского края решено было с целью приручения киргизов[15] через посредство родственных им татар устроить в Оренбурге, Верхнеуральске, Троицке и Петропавловске магометанские мечети»,[16] автору удалось выявить донесение исправляющего обязанности генерал-губернатора Самарского и Уфимского наместничеств генерал-поручика барона Игельстрома канцлеру князю А.А. Безбородко от 31 мая 1787 г. Генерал-губернатор писал: «На всеподданнейшее мое ея Императорскому величеству от 14 числа маия прошлаго 1786 года представление касательно строения в городе Троицке магометанской мечети со школою и гостинаго двора, имел я щастие получить от ея Величества высочайшее именное повеление, в котором Всемилостивейшая государыня благоволила изъяснить, что недостающия за наличным числом по представленным сметам деньги к совершению сего строения будут назначены в отпуск в нынешнем году. Я всепокорнейшее прошу показать мне милость, зделать ея Величеству доклад, дабы я мог оные получить, ибо за неимением денег в начинании строения должна воспоследовать непременно остановка».[17] В этом же деле сохранилась копия с именного указа императрицы Екатерины II от 4 июля 1787 г. барону Игельстрому, который позволял ему начать строительство и выделял необходимые для этого деньги: «Господин генерал-поручик барон Игельстром, по содержанию донесений Ваших от 14 мая позволяем начать строение мечети с школою и гостиного двора, употребя в число показанной по смете суммы пятидесяти шести тысяч трехсот сорока рублей с копейками, наличные оставшиеся деньги десять тысяч двести четыре рубли с копейками, а остальные не приминем назначить к отпуску с будущого года…».[18] Челябинскому историку Г.Х. Самигулову в местном архиве удалось даже найти датируемую декабрём 1786 г. копию сметы с перечнем «для построения при городе Троицке магометанской мечети и караван-сарая разных каменных, лесных и железных материалов». Из неё следует, что здание храма должно было быть каменным. В таблице «Исчисление потребному количеству материалов на построение магометанской мечети», которые следовало поставить к весне 1787 г. указано — «на сделание стен, столбов и сводов кирпича 1109275 (штук – Р.Г.)».[19] Последнее было особенно важным и вот почему – в Троицком краеведческом музее хранится старая, ещё чёрно-белая фотокопия составленного во II-ой пол. 10-х гг. XIX в. «Плана Оренбургской губернии города Троицка» из фондов РГВИА. В разделе «Описаниие города Троицка» под №20 указана «мечеть»[20] (см. приложение № 1). Её здание, в отличие от других городских сооружений, ориентированное на Мекку, изображено в западном углу исторической Соборной площади (угол совр. ул. Володарского и Красногвардейской), других мусульманских храмов на плане нет. Но, её идентификацию в качестве первой мечети надолго затруднило то, что здание мечети было показано деревянным, а не каменным. Ещё более запутала ситуацию идея прочитать арабографическую надпись на фотографии Второй мечети. Из-за плохого качества её репродукции цифра «5» (ە) в дате завершения строительства храма была прочитана как «ноль» (•), в результате, вместо 1254 г. по хиджре (1837 г. от р. Х.) получился некстати правдоподобный 1504 г. (1789 от р. Х.). Всё это привело к неверному выводу о том, что первой троицкой мечетью, т.е., построенной по указу Екатерины II одновременно с оренбургской, является Вторая соборная, воздвигнутая в Татарском переулке. Лишь более детальное знакомство с перепиской[21] по поводу её сооружения за 1830-34 гг., с датами жизни «арского купца Мукмина Тагирова князя Хузисеитова»,[22] выделившего средства на это строительство, выход нового издания фотоальбома 1911 г.[23] с качественной фотографией Второй мечети и текстом на ней, а также консультации специалиста в истории ислама на Южном Урале, оренбургского историка Д.Н. Денисова, помогли осознать ошибку.

Дело обстояло, видимо, так: начавшееся в XVIII в. усиление проповеди ислама идущей из Бухары, весьма встревожило царскую администрацию в годы русско-турецкой войны 1787-1791 гг. Тогда Совет при императрице (будущий Непременный совет), обсудив ситуацию в степи, предложил использовать для религиозной пропаганды ислама среди казахов, в противодействие бухарцам, татарских мулл. Им же была поручена организация начальных духовных школ (мектебов) с тем, чтобы казахская знать не посылала детей на учебу в Бухару и Хиву.[24] По указу Екатерины II, для этого и для привлечения к торгу казахского населения и среднеазиатских торговцев, должны были в числе четырёх (в Оренбурге возле Менового двора, в Верхнеуральске и в Петропавловской крепости) построить мечеть и в Троицкой крепости. Как пишет в своей недавно вышедшей монографии Д.Н. Денисов, строилась она с 1786 г. и не при Меновом дворе, как в Оренбурге, а напротив него, на безопасной российской стороне реки Уй,[25] в комплексе с мусульманским училищем и Азиатским гостиным двором. По-видимому, продолжает он, из-за нехватки средств мечеть была завершена в 1789 г. не каменной, а деревянной, поскольку первоначальная смета всего комплекса оказалась непосильной для местных властей.[26] Итак, самой первой по времени постройки оказалась всё-таки деревянная мечеть, указанная на плане из РГВИА. Подтверждением этому служит другой план Троицка, относящийся в концу XVIII – началу XIX вв., на котором изображён «Вид города Троицка … с полуденной стороны»,[27] т.е. со стороны Менового двора. На этом виде, также слева от собора, схематически обозначена искомая нами деревянная мечеть. Понятно, почему она была возведена в самом центре крепости на Соборной площади, всего в 30-ти с лишним саженях (67 м) от главного православного храма. Это был важный правительственный проект, долженствующий демонстрировать веротерпимость, равное отношение православного государства к представителям различных конфессий. Кроме того такое местоположение мечети было весьма удобным с точки зрения близости к Меновому двору. Разобрали эту мечеть, по предположению Д.Н. Денисова, в 1820-1824 гг. в связи с переносом всего комплекса Гостиного двора на другое место. Вместо неё, но на другом месте, в 1828 г., купец Абубакиров построил уже каменную соборную мечеть, которая и стала называться «Первая» или «мечеть первой махалли». Место, где прежде стояла деревянная мечеть, пустовало, пока в 1830 г. мусульмане не решили построить на этом участке новую каменную мечеть, что в 1835-1838 гг. и сделал мурза Мукмин Тагирович Хузисеитов. Этот двухминаретный храм получил название «Вторая мечеть» или «Верхняя». Внесём лишь небольшие уточнения – действительно, троичане просили «о позволении им построить вновь другую на старом месте (которое ныне состоит порожнее) на каменном фундаменте деревянную мечеть пятивременную и соборную», … а буде деревянной позволено не будет, то и совсем каменную».[28] Так и получилось, они воздвигли новый каменный храм, но не «на месте бывше сломанной Соборной деревянной мечети»,[29] а кварталом восточнее, в самом начале, как уже говорилось, Татарского переулка. Третья, и тоже каменная мечеть была сооружена входившими в силу Яушевыми в 1863-1864 гг. на углу Оренбургской (Большой) улицы и Мохового (совр. ул. Летягина) переулка.

На этом можно было бы закончить рассказ о поисках первой троицкой мечети, правда, остаются ещё два архивных документа, требующих своего объяснения. Первый – это письмо Екатерины II генерал-губернатору О.А. Игельстрому от 4 сентября 1785 г.: «Видев из донесения вашего от 6-го Августа, что построенные для подданных наших магометанского закона мечети в крепости Троицкой и в Оренбурге открыты, не сумневаемся, что таковое сооружение мест для публичной молитвы привлечёт и прочих вблизости кочующих или обитающих к границам нашим; а сие и может послужить со временем способом к воздержанию от своевольств лучше всяких мер».[30] Из документа следует, что уже летом 1785г. в Троицке имелась и функционировала мечеть. Второй документ — это «Экономическое описание Оренбургской губернии» за 1837г., в котором о Троицке сообщается, что «в нем … мечетей каменных – 1, деревянных – 1. Кладбищ магометанских – 1».[31] Если Вторая каменная мечеть в 1837 г. только строилась, а самая первая (деревянная) была за ветхостью снесена в середине 20-х гг., то о какой же ещё деревянной мечети может идти речь?…

Автор выражает признательность заместителю директора Археологического научного центра г. Челябинска, доценту кафедры «Древняя история и этнология Евразии» исторического факультета ЮУрГУ, научному сотруднику Южно-Уральского филиала ИИиА УРО РАН, к.и.н. Самигулову Гаязу Хамитовичу за предоставленные архивные материалы.

Список использованных источников и литературы

Абубакирова М., Шамсутдинов И., Хасанжанова Р. «Историю оставить народу своему» — Троицк: ЗАО «Типография им. Сыромолотова», 2002;
Архив графа Игельстрома: Указы Екатерины Великой, с предисловием графа Д.А. Толстого // Русский архив. 1886. Книга 11;
Бикбова Г. Караванные тропы истории. // Татарстан (Казань) — 2002. — № 8/9;
Государственный архив Оренбургской области (ГАОО). Ф-6. Оп.4. Д.9779;
Гизатуллин Р.Н. История и архитектура Троицких мечетей. // Южный Урал в судьбе России ( к 70-летию Челябинской области): Материалы научно-практической конференции. – Челябинск, 2003;
Денисов Д.Н. Очерки по истории мусульманских общин Челябинского края (XVIII — начало XX в.) / Д.Н. Денисов. – М.: Изд. дом Марджани, 2011;
Еременко И. Вся земля – масджид // Междуречье (Троицк). – 2002. – №№ 47-48;
Ислам на Урале: энциклопедический словарь / Коллект. автор. Сост. А.Н. Старостин. Отв. редактор Д.З. Хайретдинов. – М.: Издательский дом «Медина», 2009;
Кляшторный С. Симбиоз. Россия и Казахстан: евразийская перспектива // Родина. – 2004. — № 2;
Мечети Российской Империи. Фотоальбом конца XIX – начала XX вв. – Н. Новгород: Изд-во НИМ «Махинур», 2006;
Объединённый государственный архив Челябинской области (ОГАЧО). Ф.И-44-1-108. Оп.1. Л.384 об.;
Плешкевич Е. Троицк был «Уральской Меккой» // Междуречье (Троицк). – 2000.- № 6;
Плешкевич Е.А. К истории мусульманской общины на Южном Урале в начале XX века // Вперёд (Троицк).- 2001;
Райский П.Д. Путеводитель по городу Оренбургу. — Оренбург, 2000;
Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф.16. «Внутреннее управление». Д.989;
Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. ВУА. Оп.1.
Д. 22688 (чертёж);

РГВИА. Ф. 418. Оп.1. Ед.хр.844;
Скобелкин Е.И., Шамсутдинов И.В. Возвращаясь к прошлому. – Троицк: ТЭМП, 1993;
Шамсутдинов И.В. «Тарих калсын диеп халкыма» («Историю оставить народу своему») // «Троицкая ярмарка»(Троицк). – 1998. – 11 апреля;
Шмотин Н. Очерк уездного города Троицка (Посвящается гражданам) // Оренбургские губернские ведомости (Часть неофиц.). – 1867. – 12 авг. — №32.
[1] После закрытия в 1930 г. её здание занимали татарский клуб, театр, а затем воинская часть.

[2] Используя понятия «мусульманские храмы» или «мусульманские священнослужители» мы не вкладываем в них какое-либо сакральное значение.

[3] См. Ислам на Урале: энциклопедический словарь / Коллект. автор. Сост. А.Н. Старостин. Отв. редактор Д.З. Хайретдинов. – М.: Издательский дом «Медина», 2009. — СС.15-19.

[4] Скобелкин Е.И., Шамсутдинов И.В. Возвращаясь к прошлому. – Троицк: ТЭМП, 1993. 168 с., илл. 50.

[5] На момент выхода издания авторами было выявлено шесть из семи мечетей, построенных в XIX – XX вв.

[6] Скобелкин Е.И. Указ. соч. – С.82.

[7] Большая или Оренбургская улица – совр. Октябрьская.

[8] Третья соборная мечеть.

[9] Шмотин Н. Очерк уездного города Троицка (Посвящается гражданам) // Оренбургские губернские ведомости. – 1867. – 12 авг. — №32.

[10] Шамсутдинов И.В. «Тарих калсын диеп халкыма» («Историю оставить народу своему») // «Троицкая ярмарка». – 1998. – 11 апреля. – С.5.

[11] Абубакирова М., Шамсутдинов И., Хасанжанова Р. «Историю оставить народу своему» — Троицк: ЗАО «Типография им. Сыромолотова», 2002 – 296 с., илл. 137.

[12] Абубакирова М. Указ. соч. С.13.

[13] Плешкевич Е. Троицк был «Уральской Меккой» // Междуречье (Троицк). – 2000.- №6; Плешкевич Е.А. К истории мусульманской общины на Южном Урале в начале XX века // Вперёд (Троицк).- 2001; Бикбова Г. Караванные тропы истории. // Татарстан (Казань) — 2002. — №8/9; Еременко И. Вся земля – масджид // Междуречье (Троицк). – 2002. — №№ 47-48 и ряд других.

[14] Гизатуллин Р.Н. История и архитектура Троицких мечетей. // Южный Урал в судьбе России ( к 70-летию Челябинской области): Материалы научно-практической конференции. – Челябинск, 2003. – СС.102 – 105.

[15] Т.е. казахов.

[16] Райский П.Д. Путеводитель по городу Оренбургу. — Оренбург, 2000. — С.24.

[17] Российский государственный архив древних актов – РГАДА. Ф.16. «Внутреннее управление». Д.989. ЛЛ.3-3 об.

[18] Российский государственный архив древних актов – РГАДА. Ф.16. «Внутреннее управление». Д.989. Л.4.

[19] ОГАЧО. Ф.И-44-1-108. Оп.1. Л.384 об.

[20] РГВИА. Ф. 418. Оп.1. Ед.хр.844. Л.1.

[21] ГАОО. Ф.-6. Оп.4. Д.9779.

[22] мирза Мумин Тагир-углы Ходжасайидов (так правильно), уроженец д.Ури Казанского уезда.

[23] Мечети Российской Империи. Фотоальбом конца XIX – начала XX вв. – Н. Новгород: Изд-во НИМ «Махинур», 2006

[24] Кляшторный С. Симбиоз. Россия и Казахстан: евразийская перспектива // Родина. – 2004. — № 2.

[25] Добавим, не просто на левом, российском берегу, а прямо в самой крепости, на главной площади.

[26] Денисов Д.Н. Очерки по истории мусульманских общин Челябинского края (XVIII — начало XX в.)

/ Д.Н. Денисов. – М.: Изд. дом Марджани, 2011. – С.11.

[27] РГВИА. Ф. ВУА. Оп.1. Д. 22688 (чертёж).

[28] ГАОО. Ф-6. Оп.4. Д.9779. ЛЛ.2-2 об.

[29] Там же. Л.40.

[30] Архив графа Игельстрома: Указы Екатерины Великой, с предисловием графа Д.А. Толстого // Русский архив. 1886. Книга 11. — С.348.

[31] ГАОО.Ф.123.Оренбургская губернская чертежная. Оп.2. 1787-1804, 1810-1919 гг. Д.225. Сведения о(б) экономическом состоянии Оренбургской губернии. Л.14.(1837г.)

Источник: http://www.bastanovo.ru/dolgaya-doroga-k-xramu-iz-istorii-poiskov-pervoj...

Руслан Атнагулов
Изображение пользователя Руслан Атнагулов.
КАК СОСТАВЛЯТЬ ШЕЖЕРЕ

Раис Кутушев

Количество родословных неуклонно растет. Это отрадно. Имеются родословные дворян, купечества, священников, мастеровых и других сословий, родословные башкирских родов и деревень, фамильные родословные и другие.
Графические изображения родословных разнообразны. Наиболее широкое распространение получили родословные, изображенные в виде генеалогического древа, явившегося одной из модификаций «древа жизни», выражавшего представление о всеобщей взаимосвязи мира. «Древо человеческой жизни» соединяет прошлое, настоящее и будущее, в нем находит свое подтверждение идея бессмертия и вечного продолжения жизни на земле. Этот же смысл содержится в родословном древе рода, семейства: его листья высыхают и падают, но само древо продолжает жить. Такие родословные представлены в книге «Башкирские шежере», изданной Р.Г.Кузеевым (Башкирские шежере. Уфа, 1960.).
Существуют графические формы родословных в виде таблиц. Внешний вид генеалогических таблиц также многообразен. Они бывают вертикальными, горизонтальными и круговыми. Таблицы компактны и очень удобны в использовании. Их недостатком, по нашему мнению, являются чрезвычайный лаконизм и отсутствие наглядности.Имеются родословные в виде поколенной росписи. В них первым отмечается родоначальник, а далее перечисляются его потомки в каждом колене под собственными номерами. Роспись ведется построчно и позволяет помещать при имени все необходимые сведения, включая ссылки на источники. Родословные, составленные в этом виде, содержатся в книге «Башкирские родословные», опубликованной Р.М.Булгаковым и М.Х.Надергуловым (Башкирские родословные. Вып. 1. Уфа, 2002). Число родословных, составленных в виде росписи, сегодня неуклонно растет. Это обусловлено тем, что их можно легко и быстро набирать на компьютере.
Источники, на основе которых воспроизводятся шежере (родословные), тоже разнообразны. Одни составляют свои родословные, опираясь на данные, переданные им представителями старших поколений, а также сохранившиеся в преданиях и легендах. Другие восстанавливают свои родословные, опираясь на прежние, оставшиеся от предков. Третьи, которых сегодня становится все больше и больше, составляют свои шежере на основе архивных документов. Последний вариант наиболее перспективен, так как любой факт, приведенный в родословном, можно будет проверить по историческим источникам, что, естественно, отразится в его достоверности, убедительности и научной обоснованности.
Как известно, до недавнего времени все родословные содержали имена представителей рода только по мужской линии. Это было связано, прежде всего, с существовавшими и сложившимися в течение многих веков в России традициями: наследство (движимое и недвижимое имущество) передавалось по мужской линии (от отца к сыновьям, а от них к внукам), носителями налоговых обложений и повинностей выступало только мужское население, мужчины пользовались непререкаемым авторитетом в семье и в роде. В этих родо­словных, как правило, не указывались даты жизни (года рождения и смерти) включенных в них лиц. Вовсе отсутствовали данные о женской половине семьи (имена жен и дочерей и т.д.).
Подобные родословные уже не соответствуют сегодняшним требованиям. Шежере, по нашему убеждению, должны содержать как можно более полную информацию о представителях рода, как по мужской, так и по женской линии. Тем более, что эта проблема сегодня решается довольно легко, без особых осложнений, на основе архивных источников, о которых речь шла в предыдущей нашей статье («Ватандаш», № 9, 2013). Включение в родословные женской половины родственников позволяет не только украсить их, но и восстановить и возобновить когда-то утраченные родственные связи.
Родословные должны быть документально обоснованными и достоверными. Для этого каждое родословное необходимо снабдить выписками из архивных документов, на основании которых оно составлено. Среди составителей родословных сегодня уже определенно начинает проявляться нездоровая тенденция, вызванная стремлением «удревнить» свое родословное и «пристегнуть» его к какой-либо известной исторической личности. Эта идея сама по себе не нова. Она возникла уже во время составления первых родословных и сопровождает составителей до наших дней. Раньше идея постоянно подпитывалось желанием получить определенное место в обществе, какие-то материальные выгоды и льготы. Чтобы достичь своей цели, составители шли на различные ухищрения, на подтасовку фактов, подделку документов и т.д. Сегодня факторы, которые подталкивали людей к составлению необоснованных родословных, отпали. Но амбиции, тщеславие, присущие некоторым людям, проявляются в отдельных родословных.
Сегодня существует немало дворянских, княжеских, купеческих, мурзинских родословных, шежере, связанных с именами башкирских родовых вождей, ханов, биев, батыров, дворян и т.д. Такие родословные, как правило, опираются на данные родословных, якобы оставшихся от предков. Они подлежат тщательной проверке по архивным источникам до их публикации... продолжение на http://www.bastanovo.ru/kak-sostavlyat-shezhere/

Руслан Атнагулов
Изображение пользователя Руслан Атнагулов.
ИСТОРИЯ ТАТАР АСТАНЫ

ИСТОРИЯ ТАТАР АСТАНЫ

Махмутов З.

ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО

Бисмиллах-иррахман-иррахим!

Ныне Астана, столица Казахстана, – один из быстро развивающихся мегаполисов мира. Поколения 1940-х и старше по привычке называют ее Акмуллой. Перефразируя Александра Пушкина, можно сказать: «Ак- мулла!.. Как много в этом звуке для сердца нашего слилось! Как много в нем отозвалось!» Непрерывно уходят рядовые творцы истории. Остаются книги, они позволяют нам окунуться в прошлое, понять, кто мы, зачем живем и куда идем. Безграничная любовь к детям, искреннее гостеприимство, религиозная толерантность – отличительные черты казахского народа. Казахи приняли на своей земле десятки тысяч татар. Тесные контакты, взаимное обогащение культур принесли пользу всем, ускорили развитие их общего дома – Казахстана. Казахи и татары, некогда единый могущественный тюркский этнос, расселившийся по просторам Евразии, всегда рассматривали друг друга частицами одной семьи, и межнациональные браки были нормой. Достаточно вспомнить: последняя царица Казанского ханства Сююмбика (1516–1557) была дочерью Юсуфа, бия Ногайской Орды; Жангир (1801–1845), хан Букеевской Орды, был женат на Фатиме, дочери оренбургского муфтия Мухамеджана Хусаинова (1756–1824); Зухра (1917 г. р.), супруга Динмухамеда Ахмедовича Кунаева (1912–1993), руководителя Казахстана с 1955 по 1986 г., была дочерью атбасарского предпринимателя Шарипа Ялымова; известнейшие до революции 1917 года акмолинские купцы Баймухамет Кощегулов – на Мадине Максютовой, Вали Хальфин – на Тауирбала Балкымбай кызы. Так и в нашей семье, Халима – одна из двух сестер отца – была замужем за Омаром; две из моих трех сестер – Ляля апа и Раиса сенелем были замужем за Хасеном Нуркеевым (1925–1986) и Сапарбеком Аймурзиным (1937–2011); двоюродная сестра Сара апа Яушева (1913–1994) – за Ахметжаном Базиковым (1913–1963).

Показательна история замужества Ляля-апа и Хасен-джизни. Ахметгали Яушев и Нуркей Бертаев, будучи друзьями, сосватали своих малолетних детей. Нуркей из-за своей активной гражданской позиции пропал в сталинских лагерях в 1937 году. В тот год подростку Хасену было 12 лет, через 14 лет повзрослевшие Хасен и Ляля выполнили уговор родителей.
Отсутствие ксенофобии – визитная карточка Казахстана. Один, хоть и малопоказательный, но все же пример. В 1890-х годах мой отец, Ахметгали Яушев (1887 г. р.), будучи ребенком, участвовал в венчании крупнейшего акмолинского купца Василия Матвеевича Кубрина: ему доверили нести фату невесты. Для мусульман, православных, католиков, представителей различных протестантских направлений Казахстан был и остается родным уютным домом, где все гармонично живут в мире, согласии и по совести.
Любовь и дружба между людьми разных национальностей и конфессий возможна только в стране, веротерпимой и комфортной для всех ее граждан. Проводимая мудрым Президентом Казахстана Нурсултаном Абишевичем Назарбаевым политика мультикультурности, подлинное двуязычие находят отклик в сердцах всех жителей многонациональной страны и дают свои положительные результаты. Хочу пожелать долгих плодотворных лет жизни Нурсултану Абишевичу, а казахстанцам успехов на пути дальнейшего устойчивого успешного развития во всех сферах жизни.

Путешествуя по татарским селам земель Рязани, Мордовии, Нижнего Новгорода, Ульяновска, Пензы, Тамбова, Саратова, Астрахани, видя угасание цивилизации, полуобрушенные столетние мечети, невольно задаешься вопросом: «Зачем, превознемогая царский деспотизм, люди жили? Не проще ли было стать как все?» Нет, не в привычке дело, они жили для нас. Настоящая вторая монография историка Зуфара Махмутова о татарах Казахстана – это дань памяти нашим предкам. Первая его работа была посвящена его родному городу Петропавловску. Зуфар – истинный патриот Казахстана, более года по крупицам собирал материал, ему удалось воссоздать историю татар Астаны, которая, казалось, была утеряна вместе с уходом дореволюционного поколения, он сумел передать самое главное: дух татар Астаны, каким мы, акмолинцы 1920–1940-х годов, его знаем.
Несомненно, книга Зуфара Махмутова подтолкнет к написанию полномасштабной истории татар таких городов и сел Казахстана, как Уральск, Актобе, Костанай, Атбасар, Мамлютка, Башкуль, Имантау, Радовка, Каркаралинск, Павлодар, Семипалатинск, Усть-Каменогорск, Зайсан, Бахты, Лепсы, Копал, Джаркент, Алматы, Туркестан, Шымкент – населенных пунктов, основанных до революции 1917 года, в развитие которых татары внесли свой, пока неоцененный вклад. Это будет ещё одним замечательным результатом книги.
Сейчас Астана – ультрасовременный город, который, как магнит, притягивает жителей со всех уголков страны. Так было не всегда. Но тем не менее, куда бы мы, акмолинцы, ни уехали в поисках лучшей жизни, мы сохранили в своих сердцах любовь к Родине. Большое спасибо Зуфару за его труд, мы снова, пусть на короткое время, можем вернуться в родную Акмуллу.

Равиль мурза Ахметгали улы Яушев,
шахтер Караганды, член «Меджлиса татарских мурз» (г. Казань).
8 марта 2017 года, город Лениногорск, Республика Татарстан.

Скачать книгу: http://www.bastanovo.ru/istoriya-tatar-astany/

Руслан Атнагулов
Изображение пользователя Руслан Атнагулов.
Телегам

Подписывайтесь на канал "Генеалогические Исследования" в Telegram t.me/genealogic

Руслан Атнагулов
Изображение пользователя Руслан Атнагулов.
Телеграм

Подписывайтесь на канал "Генеалогические Исследования" в Telegram t.me/genealogic

Log in or register to post comments