You are here

039

226 душ, в деревни Грибановой 241 душа, в деревни Каргах 261 душа, в деревне Ендовищех 364 души, в деревне Пошатове 180 душ, в деревне Красном Яру 34 души, в деревне Кадомке 77 душ, в деревне Собачье Острове 369 душ. Точию при тех деревнях во владени оных татар земленых дач имеетца самое малое число и лесных угодей ничего в дачах наших нет; отчего многия мурзы и татары имеют немалое убожество и скудность и в платеже подушных и протчих государственных податей несут крайнее изнеможение.
2-е

А в прошлом 1759-м году сентября 24-го дня по общему оных деревень мурз и татар* я, именованной, купил ведомства Оренбургской губерни, || Уфимского уезду, Казанской дороги, Канлинской и Кара-Тобынской волостей, деревни Теркаевой у башкирцев Тимера Аптекева с товарыщи их старинную луговую землю на речке Усяне по урочищам, о чем имянно значит в данной мне от оных башкир купчей, которая и в Государственной Вотчинной колеги явлена, с которой при сем прилагаю точную копию) *а.

* В рукописи, повидимому, пропуск.
*а Текст приложенной копии купчей следующий:

Лета 1759-го сентября в 24-ый день. Оренбургской губернии, Уфимского уезду, Казанской дороги, Канлинской и Кара-Табынской волостей, деревни Тюркаевой башкирец Тимер Аптекеев со общаго согласия той деревни старшины Кадраса да Илгася Моллакаевых, Бикташи Кудрасева, Тляпа Тюркаева, Тявяна Булгачена продали мы, Тимер, ведомства Казанской адмиралтейской канторы Алаторского уезду, деревни Камкины служилому мурзе Якупу Ибраеву сыну князь Мангушеву с товарыщами, жене ево, детем и наследником впрок бесповоротно и без выкупу в вечное владение в Уфимском уезде старинную луговую землю на речке Усяне с мельничными берегами, с лесы и со всеми угодьи, окроме бортных деревьев. А имянно: по урочищем от устья речки Ка-занлы через речку Усян прямо на гору к большой дороге и, поднявся тою дорогою, круто налево полем прямо на долгой буляк вкруг, а оттоле до каменного врашку, а со оного врашку направо вкруте правою стороною чрез дороги тем же каменным врагом до речки Усяни, а чрез Усян на устье впадшую речку Аиляначиккан, и вверх тою речкою правою стороною до вершины, а с той вершины до старой большой дороги, называемую Аргаш, а со оного Аргаша направо вкруте той же дорогою прямо до вершины речки Казанли, а оною ж речкою по теченью воды правою стороною до устья оной же речки Казанли, со всеми вышеписанными в тех урочищах угодьями. Да сверх тех урочищ для всякой надобности въезжать и в протчие места в большей лес без запрету. За которую проданную землю взяли мы, башкирцы, у него, мурзы Мангушева, денег 50 руб. И впредь мне, Тимеру, и означенным товарыщем моим до оной проданной земли дела нет и не вступатца. И напредь сего оная наша земля иному никому не продана и ни в каких крепостях не укреплена. А ежели во оную проданную землю будет кто с стороны вступатца, и нам, башкирцом, ево, Мангушева, очищать по своим жалованным грамотам. А ежели оная земля от него, Мангушева, каким-нибудь случаем отойдет в постороннее владение, то взять ему, Мангушеву, с нас, башкирцев, вышеписанные данные свои деньги с пошлины и с убытки по скаске ево все сполна.

К подлинной купчей Алаторской правинциальной канцеляри подканцелярист Яков Иванов сын Ожегов вместо вышеписанных продавцов Темера Аптекова руку приложил. Свидетели канцелярист Иван Федоров сын Попов, подканцелярист Михаила Петров сын Фурсов, канцелярист Михаила Петров сын Ожегов руки приложили ж. Подлинную купчую писал пищик Федор Герасимов по приказу надсмотрщика.

Пошлин гривенных 5 руб., от письма 10 коп., от записки 3 коп., за перехожую страницу 3 коп., на росход 2 коп. 3 четверти; итого 5 руб. 18 коп. 3 четверти. Принел и совершил надсмотрщик Петр Петровской.

К сей копии Якуп-мурза руку приложил.

С подлинною читал букгалтер Иван Баскаков (там же, лл. 2-2 об.).