You are here

049

от старшин и башкирцев старинной вотчинной жалованной земли в Сынрянской и Тамьянской волостях по купчей, данной от нас, башкирцов, а так же как и за протчими у нас же, башкирцов, купцами в тех же урочищах разных чинов людьми и по допросом повелено б было быть полковника Дмитрия Федорова сына Апраксина за женою Ириною Александровой дочерью, дабы мы, башкирцы, и всех наших волостей старшины в неочиске против данной ей, Апраксиной, купчей не имели терпеть каких во взятых деньгах себе притесненей и раззорения. А ежели, паче чаяния, будет реченная Апраксина на нас, продавцах, и на старшинах наших взыскивать данных своих нам денег, и после того в происходимых спорах с атаманом Могутовым и порутчиком Карачевым убытков, издержанных в Оренбургской губернской и в Уфимской провинциальной || кан целяриях и в разных присудственных местах, то б не понести нам, имянованным и всех наших волостей старшинам и башкирцам за раззорением нашим к службе в. и. в. крайнего недостатка, понеже Оренбургская губернская канцелярия проданную от нас Ирине Апраксиной старинную вотчинную землю и с угодьи Могутову и Карачеву в дачю произвела недельно. И на той нашей проданной Ирине Апраксиной старинной жалованной башкирской земле и угодьях •сильно поселенных атаманом Могутовым и порутчиком Карачевым в разных урочищах крестьян указать свесть, да и впредь селитца запретить, и нам бы, имянованным, и всех наших волостей старшинам и башкирцам, також и вышеозначенной подполковнице Ирине Апраксиной обид, налог и раззорения не чинили, и о нераздаче земель наших никому. И о всем вышеписанном в Оренбургскую губернскую и Уфимскую провинциальную канцелярии послать указы. А содержащихся безвинно в Оренбургской губернской канцелярии Ирины Апраксиной крестьян ис под караула повелено б было свободить. И нас, имянованных, в те наши отчины и угодья для ловли зверей и собрания меду по договору с подполковницею Ириною Апраксиною указать допускать, чтоб нам, башкирцам, запрещения в том от Могутова и Карачева чинено не было, дабы паче мы в крайнее раззорение и к службе в. и. в. не способными быть и неисправными не могли. А оставшим нашим, башкирским, землям и угодьям за продажами разных чинов людем в урочищах около ключа Ура и около большого озера Лу-куль и вершины Талманас до сырта и вершины Сыртмуша и по другим урочищам и граням быть за нами и всех наших волостей и деревень за старшинами и башкирцами; и из оных наших земель и угодей дворяном и афицером, служащим в Оренбургской экспедиции, Оренбургской губернской канцелярии в роздачу отдавать не указать, а повелено б было высочайшим || в. и. в. указом Оренбургской губернской канцелярии всем тамошняго гварнизона служащим дворяном и афицером по рангам их роздачу чинить из диких и пустых порозжих земель, которых и ныне состоит немалое числом в пусте.

Всемилостивейшая государыня, прошу в. и. в. о сем нашем прошении решение учинить.

Июля. . . дня 1763-го году.

К поданию надлежит Правительствующаго Сената в кантору. Прошение писал дому покойнаго надворнаго советника Урила Ларионовича Иванова служитель ево Матвей Машков.

По пунктам и под текстом рукоприкладство на языке тюрки.

На л. 4 об. под текстом: Подана 23-го дня июля 1763-го года.