You are here

048

а товарища губернаторскаго Киптяжева прикащик Иван Брянцов жительство имеет в вотчине ево в деревне Коптяжевой, и нам, башкирцам, по приказу онаго Коптяжева причиняет великия обиды и раззорение, и обирает у нас в наших отчинах ловленаго нами вся-каго зверя, а в угодных местах бортныя деревья жгут и рубят и мед вынимают, отчего мы терпим тяжчайшия обиды. ||

4-е

А вышеписанной атаман Могутов по поноровке от Аренбургской губернской канцелярии сильною своею рукою насылают команды своей вооруженных казаков в оставшия за продажами от нас собственные наши, состоящия близ тех дач земли и угодьи и в проданную от нас, башкирцов, Ирине Апраксиной землю и в поселенную на той нашей старинной жалованной земле реченною Апраксиною в деревне ее крестьяном причиняют немалыя убытки и разоряют напрасно, а нас, башкирцов, до звериных ловель не допускают, и дельныя нашу деревья со пчелами и безо пчел своевольно озорничеством своим ри-бят, и мед выдирают и увозят в домы свои.

А от Оренбургской губернской канцелярии за крестьянами речен-ной Апраксиной чинит частые посылки и ловя крестьян, сажают в тюрьму, и содержат под караулом, и принуждают с проданной нашей земли ее, Апраксиной, крестьяном поселения сносить, а в тех наших дачах селят крестьян вышеозначенные Могутов и Карачев своих.

Чего ради, Ирина Апраксина по крепости нашей от нас, башкирцов, требует очистки и данные свои деньги и с убытки сполна, а нам, челобитчикам, и всех нашех волостей старшинам и башкирцам взятых от нее, Апраксиной, денег взять негде и плотить нечим, ибо я, сотник, с протчими башкирцами, взяв у нее, Апраксиной, деньги, поку-пили лошадей, на коих служили в. и. в. в армии. И ежели впредь реченная Ирина Апраксина проданною от нас землею и угодьями будет неудовольствована и в неполучении той земли, она, Апраксина, будет искать на нас своих данных нам денег и убытков, во что ей, Апраксиной, по разным присудственным местам стало, то мы, имянованные, и всех наших волостей старшины и башкирцы принуждены будем нести великое раззорение, отчего и к службе в. и. в. исправными едва кто сыскатца может.

И с прописанием вышеписанных резонов минувшаго июня 5-го дня сего 1763-го году || в. и. в. поднесена была от нас челобитная, которую с подписанием на ней по имянному в. и. в. высочайшего указа, чтоб о несправедливой отдаче Оренбурекою губернскою канцелярию проданной от нас земли казачьему атаману Могутову бить челом нам Вотчинной коллегии, а о подтверждении о нераздаче никому земель наших в Правительствующем Сенате, коя и отдана нам обратно. А сего июля 10-го числа означенная челобитная сообщена от нас при челобитье ж в Государственную Вотчинную коллегию для утверждения проданной от нас земли за подполковницу, Ирину Апраксину.

И дабы высочайшим в. и. в. указом повелено было сие наше прошение Правительствующаго Сената в канторе принять, от обид и разорения и притеснения нас, безгласных людей, яко не знающих по вышеписанным обстоятельствам прав и законов, милостиво защи-тить и крепостными нашими вотчинными старинными жалованными землями тамошним жителям, штап- и обер-афицерам и мещерякам сильно без наших башкирских крепостей владеть не указать, а проданной от нас, челобитчиков, с ведома всех наших волостей