You are here

054

1-е) В прошлом 1768-м году ис помянутых 3-х волостей от 2-х Зиланской и Киргиской разных деревень башкирскаго народа поверенной башкирец Абдулла Исенбаев поданною в Правительствующий Сенат челобитною, изъявляя: чинимыя им якобы по случаю предводительства бывшаго здесь губернатора покойнаго тайнаго советника князя Путятина и Уфимской правинцыальной канцелярии реченным коллежским советником Тимашевым обиды, состоящия якобы в неправильной покупке и утверждении за собою немалаго числа их земли с лесными угодьи для постройки || вышеписанных заводов и в несильном бутто завладении рыбных ловель, также в раззоре-нии и опустошении людьми ево, Тимашева, разных пчельных уго-дей, в захвачивании во время переездов чрез их селения подвод как для собственных их нужд, так и для отвозу выкуриваемаго вина в назначенныя места бес платежа за оныя надлежащих прогонов и другия разныя притеснения, просил, чтоб вследствие жалованных им грамот, также имянных и Правительствующаго Сената указов все неправильно завладеныя помянутым Тимашевым их земли и угодьи им возвратить, а за содержание оных со времяни отнятия, по чему на год причтется, с него взыскать и от напрасных притеснений и обид их защитить. Почему указом е. и. в., из Правительствующаго Сената к означенному тайному советнику князь Путятину присланным, повелено было учинить разсмотрение и прислать в Сенат подробное объяснение, и не только Тимашеву, но и во все здешней губернии места подтвердить, чтоб башкирскому народу никаких обид и озлобления под штрафом чинено не былоa. И хотя от него, Путятина, Правительствующему Сенату о всем том объяснение учинено было, со всем тем другим от 20-го ноября того ж 1768-го года е. и. в. указом по тем их, башкирским, жалобам, и буде и еще оные вновь вступят, || разсмотреть и решение учинить рекомендовано вышеписанному генерал-порутчику и кавалеру.

Во исполнение коего, не имея он, генерал-порутчик и кавалер, к тому разсмотрению других средств, в жительства их, башкирския, для следствия посылал было нарочнаго здешняго гарнизона майора Шмакова, выдав для езды ево и с ним одного урядника на 4 подводы из курьирской суммы на щет виноватых прогонов 25 руб., которым то следствие хотя и производилось, только желаемой точности не получено, ибо те башкирцы жалобу их еще поданными ему, генерал-порутчику и кавалеру, прошениями подтвердили, изъявляя на него, Шмакова, некоторое, и как видно будучи кем-нибудь на то подстрекаемы, неудовольствие, и просили, чтоб о том определено было вновь точнее и справедливее изследовать.

В разсуждении чего, и особливо во уважении сего как лехкомысленнаго народа состояния, ибо они, видя хотя малое в прошениях их неудовольствие, огорчаются и приходят в разврат, он, генерал-порутчик и кавалер, разсудил для произведения вновь того следствия употребить вышеупомянутаго майора и депутата Тихановскаго с придачею к нему означеннаго от башкирскаго народа повереннаго Абдула Исенбаева с товарищи, с таким предписанием, чтоб он, Тихановской, в жительствах их о представляемых ими обидах, требуя во всем доказательства от них, Абдуллы с товарищи, чрез кого надлежит, по самой справедливости допрашивая народ при старшинах их, || какие им от советника Тимашева обиды были или происходят,

а Определение Сената от 3 ноября 1768 г., на основании которого дан указ, не публикуется (1-й департамент Сената, кн. 222/3793, лл. 126-126 об.).