You are here

Мерясимово (Мрясово)

       Д. Мерясимово (Мрясово) при одноименной речке возникла по словам самих жителей, они «жительство имеют на земле, жалованной их предкам до бывшего в 1753 (вернее 1755) году бунта, на которую жалованную грамоту хотя имели, но во время пугачевского бунта она утрачена, о чем было заявлено в Уфимской нижней расправе в 1787 году». Однако такое вольное заявление никого ни к чему не обязывает. Они были припущены башкирами Ельдякской волости в 20-х годах ХVIII в. Одну дату 1737 г. — указывает в своей статье С. Ф. Сахратуллина. Но имеется и третье, более приемлемое сведение, основанное на солидном источнике. В апреле 1731 г. башкир Терсятской волости Сибирской дороги Камай Рысламбетов с братьями Карасом, Сакау, Текеем и Калмакаем дал отпускную запись ясырю (пленному) своего отца калмыку Назару («старику с сыном ево Бокшергою с братьями и с сестрою и с детьми ево»), по которой его и его семью отпустили на волю. Этот документ был написан служилым татарином д. Мрясимово Сибирской дороги Ясалеем Кулеевым. Значит, к тому времени мишарская деревня уже существовала, основанная, по всей вероятности, в 20-х годах ХVIII в.


       О развитии Мерясимово имеются следующие данные. В 1795 г. здесь проживало 270, в 1811 г. — 392, в 1816 г. — 238, в 1834 г. — 635, в 1859г. — 1030, в 1870г. — 1066, в 1917г. — 2083 мишаря, 71 башкир, 13 татар, 45 русских, 11 украинцев, в 1920 г. — 1638 мишарей.


       Определенный социальный интерес представляет житейская запись мишаря д. Мрясимово Сибирской дороги Юмадила Бухарова мишарю той же дороги д. Бигильдиной Умеру Юсупову от 26 марта 1770 г. об отработке долга в сумме 44 руб. 70 коп. До уплаты долга он должен был жить у заимодавца 9 лет, выполняя всякую домовую работу с зачетом по 5 руб. на каждый год. Условия записи были жестки: «И во всех приказаниях ево быть послушным, не чиня никаких отговорок. И во всю тое мою у Умера бытность пить и есть ево, а платье и обувь носить мне собственную. Будучи ж в доме Умеровом находится мне добропорядочно, и жену ево и детей слушать и почитать, не пьянствовать и с норами не знатца, и не воровать, и по кратчи не збежать...».


       Об активном действии православной церкви и местных властей по крещению мусульман и язычников края свидетельствуют следующие факты из жизни мишарей этого села. Шагабутдин Муфтахутдинов, по крещению Петр Архипов, был исключен из своего сословия (дело №13525 от 30 сентября 1852 г.). По указу Оренбургской казенной палаты был также исключен из своего сословия в связи с крещением Сейфулгалим Зайнуллин (дело №6673 от 7 июля 1863 г.). Исхак Ахтямов, по крещению Алексей Фомин, по указу той же палаты (дело №9463 от 1 июля 1863 г.) был исключен из своего сословия с освобождением всех вероотступников от налогов в течение двух лет! Как правило, крещеные люди выселялись из своих насиженных мест и зачислялись в мещане городов или в государственные крестьяне Бирского уезда.


       Мишары занимались земледелием, животноводством, промыслами. В 1842 г. на 711 человек они засеяли 2580 пудов ярового и 2382 пуда озимого хлеба. Тогда же на 105 дворов с 711 жителями имели 450 лошадей, 442 коровы. 175 овец, 405 коз. Владели 95 ульями. Была мечеть и конфессиональная школа.


       В 1917 г. 370 мишарским домохозяевам принадлежало 1726 дес. посева. Из них беспосевных насчитывалось 24, до 4-х дес. посева имели 170, 4-9 дес. — 140, 10-14 дес. —28, свыше 15 дес. — 8 дворов. Из 10 домохозяев башкир соответственно 1,1,4,3,1.